Eng | Рус | Буряад
 На главную 
 Новости 
 Районы Бурятии 
 О проекте 

Главная / Каталог книг / Электронная библиотека / Республика Бурятия / Районы / Баргузинский район

Разделы сайта

Запомнить меня на этом компьютере
  Забыли свой пароль?
  Регистрация

Погода

 

Законодательство


КонсультантПлюс

Гарант

Кодекс

Российская газета: Документы



Не менее полезные ссылки 


НОЦ Байкал

Галазий Г. Байкал в вопросах и ответах

Природа Байкала

Природа России: национальный портал

Министерство природных ресурсов РФ


Рейтинг@Mail.ru

  

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Баргузин

Автор:  Гольдфарб С.
Источник:  Гольдфарб С. Экскурсии по Байкальской Сибири: историко-краевед. справ. - Иркутск, 2011. - С. 203-213.

Административный центр Баргузинского района. Население - 6000 чел. С 1973 года - рабочий поселок. В 1990 году включен в перечень исторических городов России. В 2004 г. преобразован в село.

Страна Баргуджин-Тукум в бурят­ском фольклоре изначально счи­талась землей, непосредственно прилегающей к Байкалу. В состав этого образования входили остров Ольхон, территории в верхнем бассейне Ангары и Лены, Баргузинская котловина и низо­вья Селенги. «Страна Баргуджин-Тукум находилась на самом краю местности и земель, которые населяли монголы».

Баргуджин-Токум ряд ученых пе­реводят как «родной баргуджин» или «родственный баргуджин». А вот слово баргут выводят от слова барга, что озна­чает глушь, глухомань, окраина.

Русские тоже знали о земле, ко­торая тянется от Байкала к Якутску. Но произносить ее название было неудоб­но, и прозвали они ее Баргузином. Но это только одно из преданий. По другим рассказам, название Баргуджин-Токум существовало с X по XIV века. Постепен­но часть Токум перестала употреблять­ся, и осталось лишь имя Баргузин.

А еще в легендах говорится, что раньше река Баргузин текла из Бай­кала в Ледовитый океан. И все земли, которые позднее назвали Баргузинской долиной, находились под водой.

Но однажды случилось землетрясение, Байкал опустился, и Баргузин побежал в обратном направлении, а земли по бе­регам его освободились от воды.

«Русские попали в Сибирь в то вре­мя, когда о Баргуджине знали все на­роды, которые в ней жили. Услышали о нем и русские и поняли, что так называ­ют землю, которая тянется от Байкала к Якутску. Но так называть ту землю рус­ским было неудобно, язык заплетается, и прозвали они ее Баргузином: так-то проще и выговорить легче».

Первые упоминания о Баргуджин-Токум восходят к памятникам мон­гольской средневековой литературы. В IX-XIII веках Баргузинскую долину на­селяли баргуты, они, как и другие пле­мена, входили в состав монгольского государства. В литературе приводятся слова Чигиз-хана: «Каждый мальчик, родившийся в местности Баргуджин-Токум, на «Ононе и Керулене, будет мужественным и отважным, сведущим и сметливым от природы без наставлений и выучки. И каждая девочка, которая там родится, будет хороша и прекрасна лицом без убранства, причесывания и будет безмерно искусна, проворна и до­бродетельна».

Когда время баргутов прошло, до­лину заселили эвенки. А затем баргузинские земли облюбовали буряты. В 40- x годах XVIII века часть бурят перекочевал за Байкал с Лены. По приказу селенгинского воеводы, бригадира Якобия, от 16 апреля 1745 года баргузинскому при­казчику велено было нарезать бурятам землю по Баргузину. Надо полагать, что такой приказ сам Якобий получил от центральной власти. По некоторым све­дениям, в ту пору в долине реки Баргу­зин население было малочисленным - всего 83крестьянских двора. Бурятское население занималось здесь традици­онными видами хозяйственной дея­тельности - скотоводством и охотой.

Население росло. В1875 году в Баргузинском округе числилось 17 276 душ обоего пола. В1903 году - 23 695 жите­лей, в том числе 16 дворян, 58 лиц духов­ного звания, то купцов, 13641 инородцев, 5591 крестьян,10 иностранцев. Всего в это время в округе насчитывалось 6196 дворов.

Центром округа был город Баргу­зин, расположенный на правом берегу реки Баргузин в 50 верстах от впадения ее в Байкал. Река Баргузин берет нача­ло в Джигирейском хребте и течет па­раллельно восточному берегу Байкала на протяжении 350 верст. Она вначале принимает горные речки и ручьи, а за­тем три больших притока: Оргаду, Ину и Гаргу. За 80 верст до устья Баргузин разливается несколькими рукавами на протяжении более 40 верст, а затем вновь собирает все свои воды и впадает в Байкал.

Баргузинский острог был заложен в 1648 году боярским сыном Иваном Гал­киным. Любопытные сведения о здеш­них землях оставил казачий десятник Константин Москвитин, который был отправлен годом раньше, в 1647 году, из Верхнеангарска к монгольскому хану Чичину: «От Ангары-реки от Верхные из Ангарского острожку дорога через Байкал-озеро до Баргузинского Култука ходу на нартах зимою парусы и своею силою четыре недели, а и с Култука ходу через камень на Баргузин-реку полови­на дни.

А по Баргузинской степи конный ход ехати ис конца в конец четыре дни, а в степи кочуют тынгуские люди родом челкогиры, платье носят по-мунгальски и по-тынгуски, а живот у них кони, а иново скота никаково нет. А от них дорога к Еравне-озеру з Баргузина-реки через камень ехати конем день к Анге-реке. А Анга пошла в Баргузин-реку, и переехав Ангу-реку на большой камень и на том камене при них служилых людях был снег в печатную сажень, а в иных местех и больше сажени. И того снегу они служилые люди просекалися топора­ми день и пришли к озеру Алтану. А из Алтана-озера выпала река Алтан же и пошла в Баргузин же реку...»

Каким был Баргузинский острог в начальные годы своей истории, рас­сказал М.М. Шмулевич: «Баргузинский острог представлял собой «стоячую» крепость (заплот из вертикальных бре­вен)... Он имел форму прямоугольника размерами 100x40 сажень (213x85  м).

С западной и северной сторон нахо­дились проезжие ворота. Южная и за­падная стены были укреплены глухими башнями. Вооружение острога состояло из двух медных пушек и комплекта в 100 ядер к ним, двух пищалей с 96 ядрами, 16 самопалов.

Внутри острога были устроены ка­зенный двор, приказная изба, один ам­бар «о двух жилах» (этажах). На первом этаже хранили порох, а на втором на­ходилась «ясашная» казна - склад «мяг­кой рухляди» - мехов, собираемых с бу­рятского и эвенкийского населения».

По территории острога бежала Мельничная речка [в «Описании Иркут­ского наместничества 1792 года» речка называется Банная. - С.Г.], на которой по­ставили мельницу. А за стенами острога возникла Баргузинская деревня.

Жители Баргузина занимались традиционными видами хозяйствен­ной деятельности. На одном из первых мест стояло земледелие. В 1684 году Иркутский письменный голова Леон­тий Кислянский сообщал енисейскому воеводе Константину Щербатову, что в Баргузинском остроге на полутора де­сятинах земли «ужато» тбзо снопов, «а в умолоте де тех снопов из ю намолочено го без чети ржи и впредь де он Козьма (Козьма Федоров) к 1683 посеял на вели­ких государей для опыту меж Читсаном и Колугаем, и озимь в том месте взошла крепко ж добра, а сколько сеяно, тово в отписке не написано».

В «Описании Иркутского намест­ничества 1792 года» есть специальный раздел «Город Баргузинск с его уездом». В параграфе третьем: «(Гражданское строение) Сей город прежде был камисарством под управлением камисаров и управителей, а о начале заселения не­известно. Достопримечательных зданий нет, городскаго укрепления не было, кроме того, что ныне признаки ветхаго полисада з двумя башнями видны; где было прежде камисарство, тут по­мещено казначейство. Казенных четы­ре анбара новые и для поклажи разных материалов и амуниции и один ветхой, в котором стоят две пушки на лафетах. В камисарском доме ныне живет городничей, а обывательских домов только пятнатцать, церквей две деревянныя: одна новая, летняя, а другая - зимняя, при коих священно и церковнослужите­лей шесть». В это время, по данным это­го же источника, проживал в Баргузине 21 человек мужчин и женщин.

Более поздние описания Баргузина можно найти у П. Кропоткина и М. Новомейского, известного сибирского купца. Кропоткин называл эти места «баргузинскими Альпами», считая, что «Бар­гузину с его волшебными местностями куда больше подходит быть летним курортом, чем местом поселения политических ссыльных». Новомейский, родом из Баргузина же, отметил: «Что каса­ется самого Баргузина, то он в те годы состоял почти сплошь из одноэтажных бревенчатых домишек - исключение составляли лишь каменная церквушка да два двухэтажных кирпичных дома. Сразу за городом начинался хвойный лес, тянувшийся до самых гор».

Баргузин, как и большинство си­бирских острогов, нес важную функцию по охране границы. В XVII в. долина еще нередко становилась объектом напа­дений монгольских ханов. Кроме того, именно Баргузинский острог был пере­валочным пунктом русских отрядов, следовавших на Дальний Восток.

В 1783 году острог получил статус уездного города, в 1790 году - герб, (белка на серебряном поле). В 1822 году Баргузин уже числился заштатным горо­дом Иркутской губернии. А в 1856 году был приписан к Забайкальской области в качестве окружного.

До революции 1917 года все восточ­ное побережье Байкала представляло один Баргузинский округ Забайкаль­ской области. Он составлял северную часть ее и занимал огромную площадь - 52470 квадратных верст, или около 5,5 миллионов десятин земли. В админи­стративном отношении округ делился на Баргузинскую степную думу, Верх­неангарское и Горячинское отдельное общество и одну волость - Читканскую. Позднее Баргузинская степная дума была преобразована в уезд.

Баргузин, как и многие другие при­байкальские остроги, был поставлен на землях плодородных. Считается, что именно с пашен Баргузинского и Кабанского острогов началось земледельче­ское освоение Забайкалья.

Тот же Новомейский вспоминал: «Население Баргузина было главным об­разом городское, торговое; среди жите­лей встречались евреи и китайцы. Было и некоторое число мастеровых, в боль­шинстве - потомки ссыльных. Горожане жили в небольших срубах, окруженных огородами и хозяйственными строе­ниями, и занимались в основном извоз­ом и рыболовством; иные промышляли пушного зверя к северу от города. Тор­говцы обслуживали не столько сам го­род, сколько его окрестности, бурятские села да рабочие поселки вокруг копей и шахт. Охотникам они поставляли снасть и провиант в обмен на пушной товар. Китайские купцы, владельцы малень­ких лавок и лабазов, ладили с местным населением и заслужили его доверие. Кроме казенной палаты, в Баргузине не было ни учреждений, ни банков, поэто­му деловые люди в случае надобности занимали деньги друг у друга. Помнит­ся, раз отец послал меня, мальчишку, в китайскую лавку принести несколько сот рублей, которые хозяин лавки обе­щал дать ему взаймы; китаец отсчитал деньги, а поданную ему расписку разо­рвал, приговаривая: «Моя это не нужно». (Китайцы усвоили до некоторой степени разговорный русский, но при этом почему-то всегда путали формы личных местоимений: «моя сказала», «твоя хо­дит», «его пришла»).

Одна черта отличала китайскую торговлю: в ней не было ни хозяев, ни наемных работников - господствовал кооперативный принцип. Из истории кооперативного движения известно, что эта система бытовала в Китае уже в глубокой древности...

Делами города ведал выборный совет в составе десяти-двенадцати че­ловек, обычно представителей город­ских сословий. Городская дума помещалась в маленьком, обшитом тесом домишке из двух комнат, с крыльцом под навесом на деревянных столбиках. Тут же во дворе находилась пожарная команда, которая состояла из одного - редко двух пожарников, старой руч­ной помпы и водовозной бочки. На ка­ланче висел медный колокол; в набат били при пожаре или каких-либо иных чрезвычайных происшествиях. В боль­шинстве случаев это делал собственно­ручно городской голова. Мощеных улиц в городе не было: забота о мостовых не входила в круг обязанностей городской думы, и улицами просто никто не инте­ресовался. Правда, от летних дождей земля портилась не особенно, посколь­ку Баргузин стоял на склоне горы, зато зимой приходилось пробираться по ко­лено в снегу и самим торить тропинки.

Верховную власть олицетворял у нас исправник, позднее переименован­ный в городничего. Его власть распро­странялась не только на город, но и на окрестные деревни и бурятские села. В его ведении был и полицейский уча­сток с несколькими чиновниками и де­сятком городовых. Отдельно от участка помещался маленький, на две камеры, острог. Помимо исправника, началь­ствовавшего в уезде, в Баргузине про­живал так называемый «приисковый исправник», позднее получивший зва­ние «приискового начальника», который надзирал за всеми местными рудника­ми. Он постоянно проживал в Баргузи­не, но по нескольку раз в год выезжал в инспекторские поездки по округе. При нем  состоял  немногочисленный  штат урядников, назначаемый им самим, по два человека на каждую крупную копь и по одному - на рудник поменьше. Но решающая роль во всех делах принад­лежала губернскому съезду золотопро­мышленников под председательством городничего. Этот съезд собирался раз в год, а если требовалось, то чаще: он финансировал  из  своих  средств  весь бюджет приисковых хозяйств, за ис­ключением оклада самого исправника, и   пользовался  достаточно  широкими полномочиями в вопросах самоуправ­ления. Можно сказать, что в финансо­вом и административном отношениях съезд обладал всей полнотой власти. Бюджет покрывался из членских взно­сов, а эти взносы, в свою очередь, соот­ветствовали размеру и доходам каждо­го отдельного прииска».

Китайская торговля играла важную жизнь в развитии города. В 1727 году здесь был создан русско-китайский торговый пункт. Из России в Китай и из Китая в Россию непрерывно двигались груженые караваны.

В 1783 году Баргузин стал уездным городом Нерчинском области, которая в свою очередь подчинялась Иркутской губернии.

О богатствах Баргузинской долины было широко известно. Белка на гербе - реальное свидетельство того богатства, которым славился край. Пушной зверь водился здесь отменный, а баргузинский соболь считался лучшим.

Считается, что особенностью     развития  Баргузинского  уезда  и   Бар­гузина    является    его многоотраслевое   хо­зяйство, включавшее в себя добычу золо­та,   разнообразные промыслы,   земле­делие и скотовод­ство.   По   добыче золота до 1 года Баргузин   занимал достаточно видное место среди сибирских золотопромыслловых районов.  

И город, и район имели своих летописцев   и,   следовательно, летописи. У  баргузинских бурят самой ранней такой летописью считается «Краткое по­вествование о старинной истории Бар­гузина». Оно было создано неизвестным пока автором в начале XIX в.

Признанным летописцем этих мест был сын главного тайши баргузинских бурят Николай Цывин Жаб Сахаров. Он получил образование в Верхнеудинском уездном училище, а учителями его были известные в Сибири краеведы и обще­ственные деятели Д.П. Давыдов и Н.В. Паршин.   Ряд исследователей считают его автором другой летописи - «Исто­рия перекочевки в 1740 году баргузин­ских бурят с севера Байкала под пред­водительством Ондрея Шибшеева».

Жители Баргузина активно зани­мались сельским хозяйством. Сельско­хозяйственный  уклад отмечен  еще  в упомянутом «Описании Иркутского на­местничества за 1792 год»: «1) жители все, исключая лишь верцев, упраж­няются в хлебопашестве и в рыбном промысле. Рыбу от­возят зимами в Иркутск и в Верхнеудинск на про­дажу. Далее Иркутска по пашпортам не от­ходят».

Баргузин    при­ютил немало поли­тических ссыльных. Достаточно   вспом­нить     о     братьях Кюхельбекерах, бывшем офицере Измайловского полка   Н.П.   Григорьеве, осужденном  за  пропаганду среди солдат. Здесь   отбывал   ссылку Н.С.   Тютчев,   член   пар­тии  «Земля  и  Воля».  Стоит вспомнить и С.Д. Майера, уроженца Одессы, осужденного в 188з году за антиправительственную де­ятельность. После каторжных работ он поселился в Баргузине и вел метеоро­логические наблюдения для Иркутской обсерватории.

В 1844 году в Баргузине при содей­ствии декабриста М.К. Кюхельбекера было открыто приходское училище, а в центре степной думы Улюне - школа. Приходское училище долгое время воз­главлял Николай Сахаров, автор одной из летописей Баргузина, будущий глав­ный тайша баргузинских бурят. В отче­те штатного смотрителя училищ Верхнеудинского округа (ориентировочно 1875 год) рисуется далеко не радостная картина образовательного процесса. В это время насчитывалось 34 учащихся, все мальчики. Штатный смотритель се­товал, что в Баргузине нет приходско­го училища, частных образовательных учреждений и частных учителей.

В 1894 году по инициативе баргузинцев и на их собственные средства была открыта Баргузинская обществен­ная библиотека.

Любопытные заметки о баргузин­ских крестьянах оставил в своих ме­муарах М. Новомейский: «Влиянием ссыльных революционеров следует объяснить тот факт, что тип баргузин-ского крестьянина был совсем иным, чем крестьянина европейской России. Баргузинец всегда и везде чувствовал себя независимо, не заискивал перед властями и в разговоре с любым чином держался как равный с равным. При Столыпине, то ли в 1910, то ли в 1911 г., гу­бернатор Забайкалья пригласил к себе в Читу на беседу ходоков из больших крестьянских сел. В те времена губерна­тор в этих краях был абсолютным само-

держцем, лицом почти что мифическим, лицезреть которое народу случалось только по большим праздникам или во время церковной службы. От Баргузина поехал волостной староста, прозванный крестьянами «Ласточка»: этой кличкой его наградили за тонкий, писклявый голос - не разговор, а щебет... Его имя и отчество мне памятны и посейчас -Михаил Герасимович, - а фамилии я и тогда, кажется, не знал. Всякий раз, как о нем заходила речь, его называли «Ла­сточкой», не иначе. Вернувшись из Читы, он в моем присутствии рассказал отцу о своей беседе с губернатором. После со­брания губернатор принял нескольких крестьянских ходоков, каждого в от­дельности. «Поздоровавшись, губерна­тор указал на стену, где висела большая картина в раме», - начал свой рассказ Ласточка. «А кто это, Ваше благородие?»

-  «Самый первый среди наших мини­стров, Столыпин Петр Аркадьевич». -«Красивый мужчина, Ваше благородие».

-  «То-то. Мой тебе совет - купи этот портрет, забери с собой и повесь в во­лостном правлении. Дорого не станет -  25 рублей». - «А на кой он мне, Ваше благородие? Будь иконка - другое дело: повесишь в правлении - войдет мужик, перекрестится. А от этой картины какая польза? Однако мужчина видный, это верно, Ваше благородие».

Из Баргузина вышло немало из­вестных далеко за пределами Сибири купцов, предпринимателей. Одним из них был золотопромышленник и ме­ценат Яков Фризер. Его родители были сосланы в Сибирь. После отбытия на­казания отца причислили к крестьянам Читканской волости, но впоследствии семья перебралась в Баргузин. Купцы Фризеры стали золотопромышленника­ми. Добычей металла они начали зани­маться в п88э году на двух арендован­ных приисках в Баргузинском округе. Приисков становилось все больше, и капитал возрастал из года в год. Как отмечает Л.В. Кальмина, на рубеже XIX - XX в. Фризер был самым крупным зо­лотопромышленником в Забайкалье. Говорят, он был склонен к внедрению различного рода технологических но­винок. И действительно, он одним из первых применил на своих приисках гидравлический способ разработки зо­лота. Он изучал серьезную научную геологическую литературу, исследова­ния путешественников, финансировал  отдельные   экспедиции,   сам   нередко отправлялся в путешествия с научными целями. Долгие годы изучая золотопро­мышленность, он написал целый ряд работ, которые были изданы и получи­ли высокую оценку специалистов.

Его как знатока местной жизни частенько приглашали в Иркутск для участия в различного рода совещаниях о развитии края. В начале XX века он и вовсе перебрался в губернский центр, где принимал активное участие в обще­ственной жизни.

Л. Кальмина писала: «На своих приисках он стремился улучшить усло­вия для рабочих: выступал, например, за обязательное страхование. Доказы­вая целесообразность этого шага, на Королонских приисках построил боль­ницу - единственную на всех приисках Баргузинской тайги, которой заведовал живущий здесь врач. Фризер был очень чуток к религиозным потребностям ра­бочих и весьма щепетилен в вопросах чужой веры. На Королонских же приис­ках он построил православную церковь, за что епископ Забайкальский предста­вил его к званию Потомственного по­четного гражданина...

Более всего Фризер известен сво­ей благотворительной деятельностью не только в Баргузинском уезде, но и в Иркутской губернии и Якутской обла­сти. Пожертвования в пользу бедных, на нужды образования были приняты в си­бирской купеческой среде. Яков Фризер внес деньги на строительство каменно­го здания библиотеки и музея в Якут­ске, в 1898 г. пожертвовал 1600 рублей на постройку училища в Баргузине, за что был награжден серебряной медаль «За усердие». Спустя несколько лет для возведения нового здания училища он пожертвовал еще 1000 рублей. Кроме того, для оборудования ремесленного класса выделил училищу 1000 рублей, на общественную библиотеку еще 500 и 300 рублей Обществу вспомоществова­ния учащимся. Пожертвовал он и 1000 рублей для выдачи беспроцентных ссуд нуждающимся. Фризер был, пожалуй, самым уважаемым человеком в Бар­гузине: именно его выбрали горожане своим представителем на открытие в Иркутске памятника Александру III».

В Баргузине, да и вообще в Забайка­лье, широкую известность получила фа­милия предпринимателей Новомейских. Основатель династии Новомейских - Абрам Хейкелевич - был из ссыльных. В Баргузинский край он попал за помощь, оказанную восставшим полякам в 1830-1831 гг. Здесь, в Баргузинской тайге, вна­чале занимался извозом, а потом золотодобычей. Достаточно быстро он стал одним из самых известных и удачливых купцов в Забайкальской области.

Один из представителей этой фа­милии   Моисей  Абрамович   Новомейский родился в Баргузине 25 ноября 1873 года. Он считается основателем первого химического предприятия на Мертвом Море в Израиле. Между про­чим, образование получал в Иркутском техническом училище, а потом учился в Германии, в Горной академии Клаустале, стал отличным специалистом-геологом. Какое-то время Новомейский увлекался социалистическими идеями,

был руководителем еврейских общин Сибири, за что в 1905 году его арестова­ли. В1929 году он основал концерн «Ашлаг», который превратился со временем в одно из самых мощных химических предприятий на Ближнем Востоке.

Назад в раздел






СПРАВОЧНАЯ СЛУЖБА

Национальная библиотека Республики Бурятия

Научно-практический журнал Библиопанорама

Охрана озера Байкал 
Росгеолфонд. Сибирское отделение   
Туризм и отдых в Бурятии 
Официальный портал органов государственной власти Республики Бурятия 





Copyright 2006, Национальная библиотека Республики Бурятия
Информационный портал - Байкал-Lake