Eng | Рус | Буряад
 На главную 
 Новости 
 Районы Бурятии 
 О проекте 

Главная / Каталог книг / Электронная библиотека / Республика Бурятия / Этнография / Байкальские этносы

Разделы сайта

Запомнить меня на этом компьютере
  Забыли свой пароль?
  Регистрация

Погода

 

Законодательство


КонсультантПлюс

Гарант

Кодекс

Российская газета: Документы



Не менее полезные ссылки 


НОЦ Байкал

Галазий Г. Байкал в вопросах и ответах

Природа Байкала

Природа России: национальный портал

Министерство природных ресурсов РФ


Рейтинг@Mail.ru

  

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Эвенки

Источник:  Байкал. БАМ. Будущее. - Фотоальбом. - Иркутск, 2009. - С. 29-33.

Эвенкийским племенам принадлежало в Прибайкалье второе место по численности после бурятских. Они вели кочевой образ жизни, селились в чумах семьями или группами семей. Поселения располагались по берегам Байкала, вдоль Ангары, Лены, Верхней Тунгуски. Мужчины занимались охотой, рыбалкой, оленеводством.

Излишки продукции эвенки использовали для обмена и для выплаты дани бурятам. На охоте они применяли лук, рогатину, петли, самострелы. Женщины из шкур шили одежду, растили детей.

По мнению Окладникова и Левина, этнографический комплекс, характерный для прибайкальских эвенков, сложился в глазковский период, около 3 ‑ 4 тысяч лет назад. К моменту прихода русских местные эвенкийские племена находились на стадии перехода от родового строя к феодализму. У эвенков ‑ оленеводов появилась частная собственность на скот. Охотничьи угодья распределялись между семьями, а не всему роду. Однако основную роль в управлении продолжали играть родовые собрания и шаманы.

С установлением Советской власти коренным образом изменилась жизнь эвенков. Кочевые люди перешли к оседлому образу жизни, кроме традиционных отраслей начали развиваться земледелие, животноводство, звероводство. Сегодня можно посетить места компактного проживания эвенков в Витимской тайге, в районах Северобайкальска, Баргузина и Качуга и т.д.

Данные XVII столетия фиксируют нахождение бродячих тунгусов на р. Верхней Ангаре и принадлежащих к родам: Чильгирскому, Киндигирскому и Шимагирскому.

По образу жизни и роду занятий тунгусы делятся на: горных тунгусов‑ороченов, береговых ‑полуоседлых ‑ламученов и оседлых.

В 1880 году население тунгусов было больше, они разделялись на четыре рода: Чильгирский, Киндигирский, Шимагирский, Чебкаанский. За пятидесятилетие тунгусское население уменьшилось в пять с лишним раз. От постигших эпидемий оспы в 1883 г., от которой вымер, почти полностью весь Чебкаанский род и до 70% вымерло из Киндигирского рода. От Чебкаанского рода в живых осталось лишь 10 человек, примкнувших позднее к Киндигирскому роду. В 1891 г. умерло свыше 60% населения Шимагирского рода. Вымерло Тунгусское население от эпидемии сыпного тифа в 1916 г. Также, среди Тунгусского населения распространено было заболевание туберкулезом.

Перед коллективизацией весьма значительная часть эвенков вела уже полуоседлый, и даже оседлый образ жизни. Еще задолго до революции эвенки, лишившиеся оленей, вынуждены были полностью или частично прекратить кочевание, осесть на берегах рек и озер, заняться рыболовством.

Среди оседлых эвенков мы находим членов патронимии Комарицыных, живших в селениях Ченче, Куморе и Иркане. В 1925 г. их насчитывалось 40 человек, они имели скот, пашню и жили в русских избах.

Оседания Комарицыных относят к первой половине XVIII века, когда Комарицыным было основано село Ченча в 1838 г.

История, она как оленья упряжка. Едет не вспять, только вперед. Ее поступательное движение пишется параллель» линией следов на белом полотне снега вечности. Нарты лишь кренятся на поворотах времени. На этих крутых заносах истории выпадают на обочину племена и народы, которые казалось, управляли самой упряжкой. Но как бы они ни были могущественны и сильны и для них время неизбежно останавливается. Неумолимая пурга забвения выветривает из истории саму память о них

Эвенки ‑ народ, из числа оказавшихся на обочине истории. Когда ‑то самые могущественные обитатели огромной Сибири, а ныне лишь мелкие родимые пятнышки на ее бескрайнем таежном теле. Прибайкалье с древних пор было благодатным местом для существования эвенков как этноса. Богатейшая тайга, сказочные ручьи и реки, да и сам Байкал ‑ Лама ‑Озеро, в эта земля была доброй матерью лесным людям.

В недавнем прошлом, и по сей день, на севере Байкала существует несколько осколков некогда мощных эвенкийск родов. Наиболее известны три рода: чильчагирский, киндигирский и шимагирский. Ныне, в северо ‑ байкальских селах Холод» Уоян и Душкачан они живут и поддерживают народную культуру, ремесла и промысел.

Уклад жизни эвенков всегда был прост и эффективен, охота, рыболовство, разведение оленьих стад и кочевка с ними по бескрайнем лесу. Именно с оленями связана жизнь этого народа. Олень очень неприхотлив в лесу, в условиях зимы. Он также стал использоваться для верхового передвижения людей. От того эвенки кочевали на огромной территории. Не случайно, что этнографы, изучавшие эвенков называли их «таежными цыганами». Движение со стадами оленей ‑ вечный аргиш, стал образом жизни. В нем эвенки, или тунгусы, как их называли ранее, видели поиск новых благодатных, изобильных мест в лесу для охоты, рыбалки и разведения оленей. В тесной зависимости от основного вида деятельности эвенки делятся на три группы орочены, или оленные люди (от эвенкийского слова «орон» ‑ олень), мурчены, или конные эвенки, и ламачены ‑ от слова “лама” ‑ озеро (имеется в виду Байкал).

География кочевий эвенков необычайно широка: их стойбища и поселения можно встретить в Красноярском крае и на Дальнем Востоке, на Севере и Юге Сибири, и даже в Китае и Монголии. По данным на 2002 г. общая численность народа оценивается в 29,9 тысячи человек.

Нет оленя ‑ нет эвенка. В этой наивной поговорке заключена главная причина стойкости народа в непрерывных испытаниях временем и обстоятельствами. Потому, наверное, в мифах и сказках, олень ‑ главный герой устного творчества. Есть такая легенда о том, как на земле появился олень.

Жило в тайге племя лесных людей ‑ эвенков. Бедно жило. Вроде и зверья, и рыбы хватало, да только в плохие годы, когда тайга скудела, реки пересыхали, тогда вынуждены были эвенки покидать насиженные стойбища и уходить искать лучшие земли. Тащить на себе весь скарб через горные перевалы, через быстрые реки ‑ такой труд изматывал даже сильных мужчин племени. От трудных кочевок хирели люди, вырождались. Нетерпеливые уходили из стойбища искать лучшей доли, и не возвращались. Тогда одна старая шаманка решила попросить у Создателя помощи. В надежде на Его милость пошла она в лес, где в одиночестве и в молитвенном порыве взывала так:

‑ О, Создатель, помоги! Милость Твоя безгранична! Не дай погибнуть целому народу! Ты видишь, как бедствуем мы, как тяжела наша жизнь. Как трудны наши пути. Пошли нам помощника, который поможет нести наш тяжелый груз, накормит в трудные годы, согреет в зимнюю стужу. Неведомы нам Твои пути, но верим, что не оставишь Ты своих детей в холоде, нищете и одиночестве!

От ее ли стенаний, или от козней лесных злых духов, но началась в тайге гроза. Устрашающий гром сотряс землю, хлынул сильный дождь. Шаманка спряталась под большим деревом. Крона дерева спасала ее только от воды сверху, но снизу вода прибывала. Ручьи и реки вспенились и стали заливать лес. Вода прибывала, и напор ее уже мог легко утащить цепляющуюся за дерево шаманку. Но в тот момент, словно сияющий топор лесоруба, в дерево ударила молния. Оно с жутким треском раскололось. Верхушка его упала у ног шаманки. Она ухватилась за ветвистую крону и увлекаемая потоком воды поплыла. От ужаса и холода она лишилась сознания, но не выпускала ветвей из цепких рук.

Наконец, наводнение ослабло и шаманку прибило к твердому берегу. Дерево, на котором она плыла, большими раскидистыми ветвям  зацепилось за кусты и остановилось.

Когда шаманка пришла в себя то увидела, что кора дерева превратилась в мягкую шкуру. А сплетение ветвей стало рогами красивого животного. Села она на него и вернулась на стойбище. Там ждали ее эвенки, которые радовались как дети и назвали животное оленем ‑ ороном. С тех пор, стали олени людям незаменимыми помощниками. Теплые шкуры согревают эвенков в лютые морозы, мясо и молоко оленье дают человеку силы, а при кочевке по непролазной тайге нет более удобного транспорта, чем олени.

Время и обстоятельства. В истории, эти две беспристрастные, жестокие машины могут раздавить любой этнос. Но даже и они не смогли извести эвенкийский народ. Сколько всего было. Самым жестоким испытанием для эвенков были эпидемии. Так, в конце 19 века по стойбищам лесных кочевников настоящей косой смерти прошлась эпидемия оспы. Полностью вымер древний чепкаанский род. А все эвенкийское население уменьшилось на 10%. Затем в 1916 году, сыпной тиф унес жизни 50% (!) населения эвенков.

А мор среди оленей! Казалось навсегда исчезнут эти незаменимые, великие помощники эвенкийскому народу. Тогда и сам народ повторит печальную судьбу своего кровного меньшего брата. Падеж оленей от эпидемий эпизотии в конце 19 века на юге нынешней Бурятии привел к тому, что некоторые эвенкийские рода оставили традиционные промыслы и, следовательно, прекратили свое существование, растворившись и ассимилировав в более стойких нациях региона.

А губительное наступление цивилизации! А пьянство! Низко к земле гнется эвенкийское древо жизни под напором всевозможных напастей, но не ломается. Терпит и ждет благодатного времени.

Лес ‑ первооснова эвенкийского народа. Родившийся в лесу эвенк уже не мог быть цивилизованным человеком. Сегодня, мы, живя среди придуманных городских декораций, порой испытываем генетическую тягу к самородному, первозданному. А эвенк живет в самой природе. Все что его окружает живое, говорящее с ним. Потому и, несмотря на то, что в конце позапрошлого ‑ начале прошлого веков эвенков крестили, в душе каждого из них остается сильна языческая, корневая система ценностей. Как говорят они сами, в тайге можно оставаться только язычником. Не так ‑то просто наивному и неискушенному сознанию таежных людей иметь веру в единого Бога, и при этом отрицать, не замечать удивительную, необъяснимую одушевленность таких объектов природы, как реки, ветры, горы, деревья и прочее. Оттого до сих пор заменяют эвенки христианские обряды шаманскими камланиями. В каждом эвенкийском роду был свой шаман, который лечил, пророчествовал, совершал обряды, общаясь с бесплотными духами. В системе координат шамана Вселенная делится на три мира ‑ нижний, где располагается царство злых духов, средний, то есть земля, и верхний мир, где обитает верховное божество эвенков Сэвэки и добрые духи. Именно туда стремится попасть умирающая душа, и, чтобы она не заплутала в необъяснимо ‑ опасном пути, ее проводником становится шаман. До сих пор в северной Бурятии можно встретить верховые захоронения ‑ удивительные конструкции из свай, на которых установлен деревянный настил, куда кладут тело умершего.

Главное место в шаманской практике занимали обряды, связанные с культом медведя. Медведь у орочон хозяин тайги. Он ‑ Амикан (отец отцов), согласно вере, является прародителем эвенков. Есть такая эвенкийская легенда.

Была у Создателя всего сущего дочь. Молодая, умная, красивая, но некому было, кроме старика ‑ отца, оценить ее достоинства. Да и скучно ей было пребывать в вечном пространстве Вселенной. Яркие звезды ее не радовали, Млечный путь ее не увлекал, галактические вихри не восхищали воображение. Обращала она свое внимание на маленькую планету, где в изобилии водились удивительные животные, где росли ввысь горы, с них падали радужные водопады, а в недрах изумрудной тайги текли чистые реки. Стала она тайком от Отца бывать на той планете, где полюбила сидеть у кромки тихих лесных озер, слушать пение чудных птиц и играть в воде отражением солнца и луны. Но и среди этой красоты стала она томится одиночеством. Захотелось ей общения с подобным себе. Обратила она внимание на молодого, сильного медведя, приходящего к озеру. И в один прекрасный день, используя свои неограниченные возможности, превратила медведя в человека. С ним девушка проводила все свое время. От этой связи у них родились дети. Так появились первые эвенки на Земле. С тех пор, почитают они Амикана, как Отца отцов. А самый старший сын небесной дочери и медведя получил от матери сверхъестественные способности и стал первым шаманом, предсказателем, целителем и главным толкователем законов бытия. От него и тянется в народе шаманская линия, которая не рвется временем.

Первые русские землепроходцы, которые осваивали необъятные просторы Восточной Сибири были в середине 17 века миролюбиво встречены тунгусами. Первое известное сообщение о тунгусах отправил к царскому двору казачий сотник Иван Осипов, в нем, в частности говорится: «На другой стороне Ламы (оз. Байкала) живут тунгусы оленные. Бой у них лучной. У стрел рогатины и копейца все костяные, а железных мало. И лес и дрова секут, и юрты рубят каменными и костяными топорками. Живут они в юртах наподобие шалашей, сверху покрытых шкурами. Разводят оленей и большие мастера в охоте, особливо на крупную дичь». Эта первая этнографическая заметка об эвенкийском народе говорит, о том, что тунгусы жили жизнью особенной, практически не изменяя укладу первобытных людей. Да и сегодня, пытаясь выжить в жестоком противостоянии прогрессу, эвенки опираются на реликтовый, таежный «устав» жизни.

Это то, что сейчас называется «экологическим сознанием». Уважительное отношение к природе, к окружающему миру, именно оно единственное ведет к гармонии, к достойности проживания человека на земле. Русские ученые, изучавшие культуру и быт эвенков, называли их «аристократами духа и тела».

Действительно, одежда эвенков отличалась удивительной красотой и изяществом. Сделанная из оленьих шкур она традиционно украшалась поразительными узорами из бисера и меха, где каждая деталь узора несла в себе глубокий смысл ‑ легенду народа, открытого людям и природе. А традиционные эвенкийские круглые коврики кумаланы сегодня украшают многие краеведческие музеи Бурятии, России и мира! Внешняя красота костюмов дополнялась у эвенков красотой внутренней. Многие путешественники и ученые говорят о таких качествах народа, как доброта, вежливость и простодушие, природная смекалка и отзывчивость. Не случайно, в трудных походах по тайге русские люди охотно брали в проводники сноровистых эвенков. Даже в нашей недавней истории эвенкийский народ «засветился» своим умением. Начиная с 30 ‑х годов прошлого века, на севере Байкала тунгусы работали проводниками в многочисленных экспедициях по прокладке Байкало-Амурской Магистрали. Еще живут в эвенкийских селах семьи Шангиных, Тулбуконовых, Симоргиных, Платоновых и других, родственники которых пробирались с изыскателями трудными путями через переправы и перевалы. Их скромный, но бесценный труд, к сожалению, не отмечен славой и почетом венценосных строителей БАМа.

Древнейший кочевой народ, о котором 4 тысячи лет назад, упоминается в первых - китайских описаниях, продолжает жить. Не персонажи сказок ‑ фэнтези, но реальные люди. Дылача ‑ эвенкийское Солнце продолжает всходить над чумом ‑ голомо, где через дымник ‑ отверстие во Вселенную исходит теплый дух домашнего очага. А за тонкой стенкой чума, за крутыми перевалами и быстрыми реками, за зеленым океаном тайги мчится на быстрых, сумасшедших авто другая жизнь. Жизнь прогресса, страстей и безрассудных эмоций цивилизации. Еще один лихой вираж истории и, достигшая мнимой безупречности империя уйдет в безвозвратные тартарары.

Но, как стояли, так и останутся стоять на обочине истории упряжки и стойбища тех, кто веками жил неспешно, несуетно, в гармонии с Вселенной и с самим собой.

Назад в раздел






СПРАВОЧНАЯ СЛУЖБА

Национальная библиотека Республики Бурятия

Научно-практический журнал Библиопанорама

Охрана озера Байкал 
Росгеолфонд. Сибирское отделение   
Туризм и отдых в Бурятии 
Официальный портал органов государственной власти Республики Бурятия 





Copyright 2006, Национальная библиотека Республики Бурятия
Информационный портал - Байкал-Lake