Eng | Рус | Буряад
 На главную 
 Новости 
 Районы Бурятии 
 О проекте 

Главная / Каталог книг / Электронная библиотека / Озеро Байкал

Разделы сайта

Запомнить меня на этом компьютере
  Забыли свой пароль?
  Регистрация

Погода

 

Законодательство


КонсультантПлюс

Гарант

Кодекс

Российская газета: Документы



Не менее полезные ссылки 


НОЦ Байкал

Галазий Г. Байкал в вопросах и ответах

Природа Байкала

Природа России: национальный портал

Министерство природных ресурсов РФ


Рейтинг@Mail.ru

  

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Провал на Байкале: полтора века спустя...

Автор:  Татьков Г. И.
Источник:  Мир Байкала. - 2011. - № 5 (29). - С. 58-61.

В 2012 году исполняется 150 лет Цаганскому землетрясению, приведшему к опусканию 220 кв. км побережья озера Байкал, гибели и переселению людей в другие местности, потерям имущества и скота.

Это событие не только всколыхнуло общественную жизнь того времени, но и заложило основы россий­ской сейсмологической науки: сорок лет спустя, од­ними из первых в России, были организованы сейсмостанции в Иркутске, Кабанске, Чите. Публикации прошлых лет по Цаганскому землетрясению до сих пор не потеряли актуальности, новые данные по­стоянно появляются на страницах научных журналов. Отрадно отметить, что с первых дней активное участие в исследованиях байкальского Провалища приняло Сибирское отделение Русского географиче­ского общества. Наиболее полная антология Прова­ла опубликована Э.В. Деминым в 2006 году тиражом 500 экз. и уже стала библиографической редкостью. Учитывая важность этого события, актуальность его как сценария региональной сейсмокатастрофы, сопровождавшейся затоплением части побережья, считаем необходимым кратко донести до нашего читателя не только исторические сведения, но и некоторые результаты изучения современной сейсмичности этого района.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ОПИСАНИЯ ПРОВАЛА

Цаганское землетрясение 30 декабря 1861 г. (по старому стилю) предварялось сильными толчками — форшоками, отмечаемыми на больших удалени­ях жителями Иркутска, Верхнеудинска, Новоселен-гинска и других поселений тогдашней Иркутской губернии. Главный толчок произошел 31 декабря в 15 часов 59 минут. Многочисленные сильные толч­ки ощущались 30, 31 декабря и на протяжении ян­варя — марта следующего, 1862 года. Таких частых землетрясений в Восточной Сибири не отмечалось, по крайней мере, с 1742 года, когда в здешних ле­тописях начали записывать подобные явления. При отсутствии достоверных известий в народе распро­странялись самые противоречивые слухи о возмож­ном положении очага землетрясений: максималь­ные разрушения предполагались то в Тункинском, то в Баргузинском краях, а то в Кяхте. Из первого официального донесения, датированного 12 янва­ря, следовало, что «удар шел по направлению от Байкала, по берегу его к северу, от впадения Селен­ги, против деревень Дубининой, Инкиной, Шерашевой и стойбищ кударинских бурят». По получении этих сведений Сибирским отделом Императорского русского географического общества на место про­исшествия был откомандирован горный инженер И.А. Лопатин.

В статье Лопатина, опубликованной по его возвращению в иркутской газете «Амур» от 7 февраля 1862 года, приведено описание макросейсмических проявлений в трех местностях: «на устье», «Цаганской степи», «Налетовской Карге». Землетрясение началось 30 декабря, по другим данным (А.П. Орлова) — 29 декабря, но толчки были слабые и замечены не многими. Первый сильный удар послышался 30 декабря после обеда и, хотя испугал народ, но не про­извёл больших повреждений.

Катастрофа произошла 31 декабря. На устье, где стояли русские деревни, сильный удар отмечался с севера, т. е. от Байкала. Земля дала трещины, из которых фонтанировал песок с водою; из колодцев выкинуло грязь и воду, заливавшую в некоторых местах целые дворы. В Кударинской слободе удар в нижних частях селения был так силён, что песок, выброшенный из трещин, выбивал поло­вицы в избах, а вода, появившаяся одновременно, затопила землю на 30-40 см. В кирпичных сте­нах Кударинской церкви образовались трещины, обрушился внутрь храма купол (преобладала вер­тикальная составляющая колебаний!), из сводов вывалились отдельные кирпичи. Мало пострадали Посольский монастырь и Твороговская церковь. Колебания земли в деревнях Манжеевке, Шерашево, Инкино, Красниково, Дубинино, расположенных по краю уступа, было так сильно, что люди не могли держаться на ногах. Другой исследователь, А.Х. Фитингоф описывает многочисленные трещины в направлении юго-запад -северо-восток. Амплитуда опускания по одному из разломов, зафиксированная по перемещению пашенной городьбы между дерев­нями Дубининой — Оймур, превышала 4 метра. Страшный гул, колебания земли и образующиеся трещины приводили людей в неописуемый ужас.

Страшная трагедия разыгралась на Налетовской Карге, где стояло зимовье крестьянина Суворова. Судя по описаниям очевидцев, здесь 31 декабря после обеда наблюдалось самое настоящее цунами. Рыбаки, находившиеся на льду Байкала, сооб­щили, что после удара их подняло волною на льдине. Желая найти спасение на земле, рыбаки хотели бежать туда, но зрелище сильно взволно­ванной суши поразило их, и они кинулись назад, на байкальский лёд, который в то время оставался неподвижным. Едва только успели они отбежать, как волна, поднявшая их, быстро устремилась на берег, снесла зимовье и прошла на две с лишком версты вглубь земли, уничтожив стоявший на пути лесок. Возвратившись спустя нескольких минут в Байкал, волна разломала прибрежный лёд. Рыбаки едва спаслись, по плавающим льдинам пробираясь на берег. От зимовья не осталось и следа. Женщину, находившуюся в зимовье, унесло и мёртвою затёрло между льдинами. Проезжавший мимо зимовья всадник пропал, нашли только части его костюма. Ни в каком другом пункте опустившейся местности подобного явления — цунами — не наблюдалось.

В Цаганской степи, ныне залитой водами залива Провал, 31 декабря после сильного вертикального удара земля вздулась буграми, из образовавшихся, трещин фонтанировала вода с песком. В этот же день вода залила почти на 1,5 метра заболочен­ную луговину площадью более 200 кв. км. 1 января вновь пришла вода с Байкала и залила местность на 3-4 метра. Лёд покрывал затопленную мест­ность в два слоя: первый, нижний, образовался ночью с 31 на 1 число; второй слой образовался в ночь с 1 на 2 января. В Цаганской степи уже более 150 лет жили буряты, занимающиеся скотоводством и хлебопашеством. Несколько улусов затопило так, что избы стояли в воде почти по самые крыши. До 3500 голов скота, около 40000 копен сена, множе­ство хлеба и других припасов погибло безвозвратно. Весь убыток, по оценке начальства, доходил до 86000 рублей серебром. Из людей в этой местности погибла только одна бурятская девочка, попавшая в большую щель. Кударинская степная дума офици­ально донесла, что в одном из улусов земля дала трещину, из которой показалось пламя, опалив­шее столб и щепки около него. По р. Селенге, выше Кабанска, и по р. Итанце удары были, но гораздо слабее; каменные здания получили самые ничтож­ные трещины, а трубы в редком доме посбросило (около 7 баллов по современной сейсмической шкале MSK-64). Землетрясение 30 декабря 1861 года наблюдалось на территории площадью более 2 млн кв. км. Различные повреждения зданий отмечались на удалениях до 600 км. По макросейс-мическим данным, по преобразованиям рельефа (вертикальные смещения берегов разлома при зем­летрясении превышали 4,2 м), поведению людей, известный сейсмолог СИ. Голенецкий оценил магнитуду землетрясения не менее 7,5 и интенсив­ность в эпицентре до 10 баллов по шкале MSK-64.

СОВРЕМЕННЫЕ СЕЙСМОЛОГИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ

По прошествии ста пятидесяти лет вблизи залива Провал (рис. 2) зарегистрировано пять катастро­фических землетрясения (1871, 1885, 1903, 1959, 1970 годов). Из произошедших во второй половине XX века сильнейшими считаются два: Средне-байкальское (29.08.1959 г.; ML=6,8) и Байкальское (28.03.1970 г.; ML =5,5).

Специально для детальных наблюдений за сейсмичностью центрального Байкала, представ­ляющей наибольшую опасность для жителей Кабанского, Прибайкальского районов и г. Улан-Удэ, Геологическим институтом и Бурятским филиа­лом ГС СО РАН создана локальная сеть цифровых сейсмостанций. С начала регулярных наблюде­ний в январе 2001 по декабрь 2007 года станциями локальной сети зарегистрировано более 8000 собы­тий, т.е. более 1100 землетрясений ежегодно, или вдвое больше, чем ранее. Основную часть наблюдаемого сейсмического потока составляют микроземлетрясения и слабые землетрясения, практически не заметные человеком. Увеличение числа регистрируемых событий напрямую свя­зано с повышением чувствительности системы сейсмонаблюдений, а не с усилением сейсми­ческой активности района.

Многолетние            детальные             наблюдения за сейсмичностью, дешифрирование космоснимков, спутниковых радарных изобра­жений, использование данных эхолотирования и многоканального сейсмопрофилирования в аквато­рии, полевая заверка и исследование специальными методами   разрывов    позволили    из    множества нарушений выделить сейсмоактивные разломы и составить «Схему активной тектоники и сейс­мичности Селенгинской сейсмогенерирующей зоны» (рис. 3). Установлено, что очаги слабых зем­летрясений концентрируются в виде двух полос северо-восточного (-30°) направления. Одна из полос тяготеет к северо-западному, а другая, отли­чающаяся большей плотностью эпицентров, к юго-восточному берегам озера. К юго-восточной сейсмоактивной зоне, образованной Береговым, Ольхонским и Святоносскими разломами, при­урочен эпицентр катастрофического Цаганского землетрясения (Новый каталог..., 1977). По сейс­мическому профилю 92-22 (рис. 4) в окрестности очага отчетливо наблюдается юго-восточное паде­ние плоскости разрыва с хорошо выраженной вертикальной составляющей. На разрезе стрел­ками показан надвиг глубоководных отложений на осадки, слагающие береговой откос, что наряду со сбросовыми подвижками в какой-то сте­пени подтверждает присутствие современных растягивающих напряжений в осевой части рифта. В верхней части разреза, характеризующей дефор­мации относительно молодых осадков, отчетливо наблюдается подворот слоев, расположенных ниже поверхности слоя газогидратов, что может быть связано с наклоном на северо-запад крупных тек­тонических блоков — полуграбенов (структур типа «домино»), образовавшихся при одностороннем растяжении Селенгинской зоны по модели асим­метричного рифтинга, согласно которой один берег Байкала (юго-восточный) движется много быстрее другого (рис. 5). Часть этой сейсмогенерирующей структуры, от устья Селенги до полуострова Святой Нос, отличается высоким тепловым потоком, с ней связаны выходы термальных вод в акватории и на побережье озера Байкал.

Современные методики позволяют по сейсмо­граммам восстановить характер подвижек при землетрясении — так называемые фокальные механизмы. По определениям фокальных механиз­мов подтверждено преобладание растягивающих напряжений в Селенгинской зоне. Высокая сейс­мическая активность эшелонированной системы разломов — сбросов северо-восточного направле­ния определяется меньшим пределом прочности горных пород на растяжение.

Существуют         различные         представления о механизмах оседания Цаганской степи и происхождении залива Провал при землетря­сении   1861   года.   Углубление   Байкала   в   этой части связывают, например, с уплотнением грунтов и «расплющиванием» осадков. В раз­витие этой модели вибрационное уплотнение отложений р. Селенги «усиливают» огромным под­водным оползнем, инициированным Цаганским землетрясением и его многочисленными после­дующими толчками (афтершоками).

Автору пришлось наблюдать подобный опол­зень, правда, существенно меньшей площади — около 4 км2, образовавшийся на крупном сейсмогенном разломе, протяженностью в десятки км, открывшемся в эпицентральной зоне Алтайского землетрясения 2003 года. Кстати, при этом же зем­летрясении в поселке Бельтир, расположенном в пойме реки, отмечались многочисленные фонтаны воды, песка, ила, бившие из трещин в момент зем­летрясения. В считанные минуты стадион местной школы, расположенный в низине, был заполнен фонтанирующей водой, сошедшей только несколько дней спустя. Вследствие просадок, так называемого сейсмического разжижения увлаженных грунтов, школьное здание поселка, спортзал, жилые дома получили значительные повреждения и были разобраны после землетрясения. Даже с учетом виденного представляется сомнительным, что при Цаганском землетрясении образовался гигантский оползень площадью 220 км2, в результате которого увлаженные отложения, заполнившие устье протоки Лобанихи, опустились на 4-5 метров. Конечно, оползневые процессы при Цаганском землетрясе­нии имели место, но они, судя по описаниям, были локальными. При обширном оползании осадков на подводных склонах озера образовались бы мощ­ные потоки грязево-илистых отложений (что не наблюдалось при проведении сейсмических работ в прибрежной части озера и при недавней экспеди­ции «Миров»!) и полностью исчезла бы коса Карга, отделяющая залив Провал от открытого Байкала.

Более вероятным представляется тектоническое происхождение залива, связанное с расширением Байкальской рифтовой зоны и оседанием крупных блоков побережья. Для наблюдений за вертикаль­ными смещениями в начале 70-х годов прошлого века на участке от Никольской переправы до с. Байкало-Кудара был заложен специальный геоде­зический полигон. Повторными нивелировками, продолжавшимися до 1977 года, установлено, что часть   дельты,   прилегающая   к   Байкало-Кударе, опустилась за 10 лет на 10 мм относительно скального репера в районе Никольска. Совсем недавно Т.Н. Чимитдоржиевым, сотрудником ОФП БНЦ СО РАН, по данным спутниковых радарных наблюдений за 2007-2009 годы зафиксировано опускание на 2 см побережья между поселками Энхалук и Сухая. Очевидно, что процесс опуска­ния носит пульсирующий характер: минимальные скорости присущи сейсмически спокойным интер­валам, а в момент подготовки крупных событий и непосредственно при землетрясении скорости могут многократно возрастать.

Можно только сожалеть, что сеть реперов высо­коточного геодезического нивелирования не получила дальнейшего развития, а сами наблю­дения и вовсе были прекращены. Тенденция деградации и сокращения сейсмонаблюдений продолжается и сейчас: два года назад МПР России прекратило финансирование монито­ринга уровня подземных вод и электромагнитного мониторинга на территории Прибайкалья, «оптими­зируется» структура сейсмологических наблюдений. Безвозвратно потерянные данные были бы полезны как для понимания физики очаговых процессов на Байкале, происхождения залива Провал, так и для информационного обеспечения системы долго- и среднесрочного прогноза сейсмической опасности, решения новых научных и прикладных задач.

С горечью можно сослаться на известного япон­ского сейсмолога С. Суэхиро: «Почему мы не можем потратить усилия на уменьшение ущерба от ката­строф, сравнимого с затратами на оборону? Тем более, что, если первые происходят рано или поздно, вторых можно избежать, проявив гибкость и даль­новидность в политике. В нашем сознании должно укорениться, что землетрясения не остановить — их возникновение просто вопрос времени».

Назад в раздел





СПРАВОЧНАЯ СЛУЖБА

Национальная библиотека Республики Бурятия

Научно-практический журнал Библиопанорама

Охрана озера Байкал 
Росгеолфонд. Сибирское отделение   
Туризм и отдых в Бурятии 
Официальный портал органов государственной власти Республики Бурятия 





Copyright 2006, Национальная библиотека Республики Бурятия
Информационный портал - Байкал-Lake