Eng | Рус | Буряад
 На главную 
 Новости 
 Районы Бурятии 
 О проекте 

Главная / Каталог книг / Электронная библиотека / Республика Бурятия / История

Разделы сайта

Запомнить меня на этом компьютере
  Забыли свой пароль?
  Регистрация

Погода

 

Законодательство


КонсультантПлюс

Гарант

Кодекс

Российская газета: Документы



Не менее полезные ссылки 


НОЦ Байкал

Галазий Г. Байкал в вопросах и ответах

Природа Байкала

Природа России: национальный портал

Министерство природных ресурсов РФ


Рейтинг@Mail.ru

  

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Свидетельствует история

Автор:  Мордвина Л.
Источник:  Мир Байкала. - 2009. - № 2 (22). - С. 106-110.

200 тысяч лет назад

Древнейшие памятники - это стоянки и посе­ления эпохи палеолита - древнекаменного века. Датируются эти объекты в Бурятии по меньшей мере в 200 тыс. лет. Бесформенное, для непос­вященного зрителя, скопление камней и костей разных форм и размеров - предмет пристально­го интереса мировой науки, поскольку проблемы формирования человека разумного, его сосущес­твования с неандертальцами на материалах толь­ко европейских памятников разрешить нельзя.

Цепкий взгляд специалиста сразу вычленяет и орудия, изготовленные рукой человека, и отходы производства, и немногочисленные украшения-подвески, сделанные из скорлупы яиц страуса, бусины из других материалов, вплоть до перла­мутра.

Памятники мезолитической эпохи изучены в Бурятии пока очень локально - на юге в Кяхтинском районе и на севере в Северобайкаль­ском районе между Нижнеангарском и Северо­байкальском, а также возле с.Ошурково. В это время древними людьми широко использо­вались луки и стрелы, для рыбной ловли при­менялись гарпуны и костяные цельнорезные рыболовные крючки. Изменилась обработка камня, широко начала применяться техника составного орудия.

В неолитическое время (VI-III тыс. до н.э.) люди научились изготавливать керамические со­суды. Их фрагменты в большом количестве встре­чаются в материалах Посольской стоянки, неоли­тических стоянках Исинга и Тулдун Еравнинского района, поселения Мухино, неолитических слоях Ошурково Иволгинского района и др. В музей­ных коллекциях посетители неизменно обращают внимание на замечательные изделия, выполнен­ные из шлифованного нефрита, - топорики, тес­ла, ножи. Среди находок встречаются наконечни­ки стрел, остатки луков, вкладышевые кинжалы и ножи, гарпуны и др.

Наиболее интересным памятником этого пе­риода является Фофоновский могильник в Кабанском районе, расположенный на высоком мысу р. Селенги. Здесь в разное время с конца 1920-х гг. было исследовано около ста захоро­нений. Дно могильной ямы и тела умерших за­сыпали красным порошком - охрой. В могилу укладывали необходимые в загробной жизни предметы. Мужчинам полагалось иметь оружие, рыболовные снасти, женщинам - орудия для обработки шкур и др. Весьма многочисленную группу находок составляют украшения - рас­щепленные клыки кабана, нашитые, по всей ви­димости, на головные уборы и одежду, бусины и ожерелья из резцов марала и перламутровых раковин, кальцитовые подвески. В некоторых могилах погребальный инвентарь совсем от­сутствует.

Неотъемлемая часть современных степных ландшафтов Бурятии - плиточные могилы, поя­вившиеся в эпоху бронзы во второй половине II тысячелетия до н.э. и просуществовавшие до се­редины I тыс. до н.э. Почти у каждой из бесчис­ленных забайкальских сопок с южной стороны можно заметить вертикально стоящие плоские камни в форме ящика. Самые крупные - по углам. Иногда они достигают высоты человеческого рос­та, иногда не выше метра.

Археологические источники свидетельству­ют, что территория захоронений, скорее всего, очищалась огнем. Могильная яма, как правило, не была особенно глубокой. Под голову поме­щали каменную «подушечку» либо оставляли земляной уступ. Стенки некоторых ям обклады­вались плитами. Умерших отправляли в иной мир в одежде и обуви, чаще всего обильно рас­шитых бусами - пастовыми и перламутровы­ми, из бирюзы, халцедона, нефрита и др. Для украшения одежды и застегивания использова­ли разнообразные бляшки-пуговицы, пряжки, поясные пластины, подвески и пр. Изредка в захоронениях встречаются оружие (бронзовые наконечники стрел, остатки луков и др.); кон­ская сбруя; орудия труда - игольники, бронзо­вые и костяные иглы, шилья, проколки, бронзо­вые ножи и др.; бронзовые зеркала. Некоторые предметы выполнены из золота (подобные на­ходки крайне редки), часть из камня - скребки, пластины, скребла и др.

На «корочке скального загара»

Иногда на отвесных скальных плоскостях над могилами встречаются наскальные рисунки - петроглифы, выполненные красной охрой. Сюжеты типичны: человечки, оградки с точками (по всей видимости, символ хозяйства-двора), птицы в полете - эта группа писаниц (так их всегда называли в Сибири) носит имя «селенгинской». Специалисты выделяют еще группу «лесных» писаниц - среди них распространены иные сюжеты: изображения лосей, оленей, других животных. Про наскальные рисунки Бурятии следует говорить отдельно, потому что трудно остаться равнодушным к целым «картинным галереям», дошедшим до нас из глубины веков.

В местности Баин-Хара Мухоршибирского района в одном из распадков находится пещера, представляющая поистине «картинную галерею»: все скальные поверхности у входа в нее от земли до свода покрыты рисунками, возраст иных из них - более трех тысячелетий. В южных районах Бурятии встречаются рисунки, выполненные методом точечной выбивки или процарапывания на поверхностях камней, потемневших под влиянием солнца, на «корочке скального загара». Как правило, отдельные рисунки разбросаны на небольших валунах по южным склонам сопок и преимущественно содержат изображения животных - козликов, верблюдов, бегущих оленей с ветвистыми рогами. Встречаются изображения солнца и так называемых «колесниц». На горе Бага-

Заря, возвышающейся над Селенгой возле с. Зарубино Джидинского района (с нее видны ок­рестности до 50 км вокруг), есть рисунок чело­века с бычьими рогами на голове. Может быть, это изображение шамана?

Курганы-керексуры. Археология хунну

Очень интересный, загадочный и мало иссле­дованный пласт древних памятников - курга­ны-керексуры. Если культура плиточных могил в научной литературе связывается с восточны­ми традициями, то керексуры, вернее, люди, их строившие, пришли на территорию Бурятии с запада. Каменные курганы, высотой от 30 - 40 см до 1,5 - 2 м, с круглыми или квадратными оград­ками из мелких камней, некоторые из которых имеют еще и дополнительные «украшения» в виде петелек по углам или маленьких круглень­ких «розеточек» за оградкой, до сих пор вызыва­ют споры ученых.

Примерно с III в. до н. э. на территории Буря­тии появляется народ хунну (сюнну в китайской транскрипции, гунны) - кочевники-скотоводы, обитавшие в степях Центральной Азии в конце I тысячелетия до н. э. - начале I тыс. н. э. Хунну со­здали могущественный союз, явившийся первым в истории Центральной Азии государственным образованием, ставшим прообразом ряда пос­ледующих кочевых государств. Открытие в 1896 году могильника хуннской аристократии в Иль­мовой пади Кяхтинского района положило нача­ло археологии хунну.

В средние века территория современной Бурятии входила в орбиту Монгольского го­сударства Чингисхана. Памятники этого пе­риода уже не столь монументальны - скром­ные, плоские, сильно задернованные круглые каменные кладки-захоронения. Уникальный археологический памятник этой эпохи был об­наружен возле с. Нарсата в Мухоршибирском районе. Раньше считалось, что кочевники не имели постоянных поселений. Но в конце 80-х гг. прошлого века обнаружены остатки здания монгольского периода, стены которого были выполнены из кирпича-сырца, а кровля пере­крыта черепицей.

Крепость, острог, монастырь

В XVI веке Российская империя начала интенсив­но расширять свои рубежи на восток и налаживать дипломатические и торговые отношения с Мон­голией и Китаем. С XVII века в Забайкалье соору­жаются деревянные крепости-остроги. Некоторые из них - Удинский, Баргузинский, Селенгинский - послужили началом будущих городов. В конце XVII века были основаны Троицко-Селенгинский и Посольский монастыри.

Троицко-Селенгинский монастырь был осно­ван по указу 1681 г. царя Федора Алексеевича, направившего в «Сибирские Дауры на Селенгу» миссию из 12 человек во главе с игуменом Феодосием. В 1683 г. началось возведение монастыря. Край тогда переживал смутное время, и остава­лась реальной возможность военного нападения. Задачи обороны определяли и крепостной харак­тер архитектуры. Это был тип сибирского «стоя­чего» острога. Сохранились сведения о том, что в 1732 г. монастырь имел 3 пушки, 65 самопалов, 2 палаша, 4 бочки с порохом и более 2-х пудов свинца. Самое высокое сооружение - брусчатая восьмистенная колокольня с 9 колоколами. Коло­кольня выполняла роль не только благовеста ре­лигиозных праздников и повседневных молитв, но и указателя времени и погоды - в шатре раз­мещались большие часы - «железные, на русском бою, с конпасом указательным».

В настоящее время в комплексе монастыря со­хранились Троицкий собор, Никольская церковь, надвратная церковь Михаила Архангела, настоя­тельский, келейный корпуса, здание трапезной, корпус для послушников и вольнонаемных, ограда с северными воротами и угловые башни. В архитек­туре комплекса построек отразилась типичная орга­низация древнерусского монастырского ансамбля с богатством силуэтов зданий церквей, живописно­стью и органическим сочетанием с окружающим природным ландшафтом.

Святыни Посольского монастыря

Строительство           Посольского           Спасо-Преображенского монастыря началось с маленькой часовни. Свое название монастырь получил в свя­зи с захоронением здесь участников русского по­сольства под руководством Ерофея Заболоцкого, направлявшихся в «мунгальскую землю» к Цысан-хану и нашедших на берегу Байкала свою смерть. С 1700 г. обитель начала именоваться пустынным Посольским монастырем. Для путешественни­ка, преодолевавшего зимой на санях или летом на баркасе пространство Байкала, монастырь являлся ориентиром, обозначавшим место продолжения почтового тракта.

В 1862-1870 гг. монастырь служил резиденцией начальника Забайкальской духовной миссии. В раз­ные годы монастырь посещали русские послы С. Рагузинский, Л. Измайлов, известный ученый-на­туралист П. Паллас, ученый и путешественник СП. Крашенинников, генерал-губернатор Восточной Сибири М.М. Сперанский, декабристы братья Бестужевы, иностранные путешественники и ученые. Святынями Посольского монастыря считались чудотворная икона Святителя Христова Николая Голоустенского и икона Знамения Богородицы. Также в серебряной раке здесь почивали мощи (часть кис­ти) святого Симеона Верхотурского.

Большое значение для освоения Забайкалья имело переселение старообрядцев. Основан­ные ими села Бичура, Куналей, Мухоршибирь, Тарбагатай, Мухор-Тала выделялись среди других поселений своей величиной и плани­ровкой, а также добротными, типично русски­ми избами.

Ряды Гостиные, ряды Торговые

С середины XVIII века начинается строительство каменных зданий - соборов, церквей, обществен­ных зданий. В архитектуре городского жилища, а вслед за ним и сельского, укоренились элементы стиля русского классицизма, барокко. Они просле­живаются в архитектуре православных культовых памятников - Одигитриевского собора в г. Улан-Удэ, Воскресенской, Успенской, Троицкой церквях в г. Кяхте, Сретенской церкви в Батурине и других.

Особый колорит центральной части городов придают Гостиные и Торговые ряды, здания присутственных мест и реального училища в г.Улан-Удэ, городского четырехклассного учили­ща и богадельни в г. Кяхте, каменные дома, в том числе усадебные постройки именитых купцов Трунева, Голдобина, Мордовского, Лушникова, Коковина, Нерпина, Капельмана и других.

В центральной части Улан-Удэ сохранилось немало памятников деревянного зодчества кон­ца XIX - нач. XX вв. Для Верхнеудинска, удален­ного от центра России и возникшего как военное (острожное) поселение, аграрное производство было одним из важнейших занятий горожан. Как следствие, в городе преобладали деревян­ные одноэтажные усадебные дома, предназна­ченные для проживания одной семьи. Наряду с ними в середине XIX века появляются доходные дома с квартирами, сдаваемыми в аренду. Дома богато декорировались, пышность и обилие де­кора как бы подчеркивали их высокий социаль­ный статус.

«Ревнитель просвещения»

Судьба архитектурных памятников Бурятии складывалась по-разному. К сожалению, в годы гонений на религию были безвозвратно утраче­ны многие как православные, так и буддийские храмы. Из более чем 200 православных церквей до наших дней сохранилось 36, а из 47 дацанов - только два. Частично сохранился Гусиноозерский (Тамчинский), который долгие годы являлся центром буддизма в России, резиденцией Хамбо-ламы, и в руинированном состоянии - Анинский (Хоринский район).

Многолетнюю борьбу селенгинского и хоринского ламаистского духовенства завершило в 1783 году утверждение Гусиноозерского дацана официальным главой всех бурятских дацанов. На протяжении многих лет дацан представлял собой центр искусства, ремесел, книгопечатания и ме­дицины. Также при дацане существовала единс­твенная разрешенная правительством школа для хувараков-послушников.

Бесспорно, что ламы Гусиноозерского дацана были просветителями. Многие удостоены золо­тых и серебряных медалей за помощь, оказанную ими при переводе наиболее трудных для понимания страниц знаменитого медицинского трактата «Чжуд-ши». На средства хамбо-ламы Д. Гомбоева были изданы «Сказания бурят, записанные разны­ми собирателями». Патриарх буддийского монас­тыря был известен как человек, глубоко интере­сующийся научными исследованиями Азии. По словам ученого-востоковеда В. Птицына, «глава буддизма в России хамбо-лама Д.Г. Гомбоев - са­мый образованный из лам и ревнитель просвеще­ния вообще. Его заслуги известны Петербургскому университету, Академии наук и Географическому обществу. Г-н Гомбоев подарил такой полный и роскошный музей предметов буддийского культа, какого нет нигде в России и которому уступит даже Музей религий в Париже, он же доставил Иркутско­му отделению Географического общества большие денежные средства для изучения быта бурят».

Деятельность дацана как культового сооруже­ния продолжалась до 1938 года. После закрытия дацан использовался под разные хозяйствен­ные нужды. До наших дней сохранились здания Сокшин-дугана (в процессе реставрации), Чойры (используется религиозной общиной), дуган Деважин (в 1963 г. перенесен в Этнографический музей народов Забайкалья), храм Аюши возвра­щен из Историко-архитектурного музея СО АН РФ г. Новосибирска в 1991 г.

Золотая страница истории России

В Бурятии пять населенных пунктов имеют статус исторических поселений - города Улан-Удэ, Кяхта, Бабушкин, поселки Баргузин и Новоселенгинск.

Кяхта - одна из золотых страниц истории России. Именно через Кяхту Россия, первая из европейских стран, вступила в официальные от­ношения с Китаем. Кяхтинская торговля сыграла большую роль в экономике России, ее доля дости­гала 10% всей российской внешней торговли, ос­новным товаром которой была пушнина, достав­лявшаяся сюда со всей Сибири и Аляски. Кяхту называли «воротами» в Центральную Азию, через Кяхту шел Великий чайный путь.

Географическое положение способствовало ак­тивному научному и культурному обмену стран Северной и Центральной Азии. В Кяхте форми­ровались почти все крупные научные экспедиции. В разные годы Кяхту посещали путешественники, востоковеды, ученые многих стран мира. Здесь жили и плодотворно трудились известные просве­тители: Шиллинг, Бичурин, Ковалевский, Талько-Грынцевич и другие.

В июле 1894 г. в Троицкосавске было открыто отделение Русского Географического общества, а чуть ранее возник музей, принесший городу всеобщую известность. Здесь собраны и хранят­ся замечательные коллекции, характеризующие культуру народов Бурятии, Монголии, Цент­ральной Азии.

Кяхта сохранила многие объекты историко-культурного наследия, отражающие разные пери­оды ее жизни. Среди них дом купца A.M. Лушникова. Дом, построенный в середине XIX в., - один из немногих купеческих домов усадебного типа, сохранившихся до наших дней. Алексей Михай­лович Лушников - купец I гильдии, меценат, пок­ровительствовавший развитию культуры в Кяхте. Он способствовал открытию в Троицкосавске женской гимназии, сиротского дома, реальной школы, библиотеки и читальни, насчитывающей в то время 20 тыс. томов. Поддерживал издатель­ство отдела Географического общества, давал средства на пополнение коллекций музея. A.M. Лушников создал первую в Забайкалье картинную галерею, являлся издателем газет «Байкал» и «Кяхтинский листок», имел хорошую типографию. В доме гостили декабристы Бестужевы, К.П. Торсон, И.И. Горбачевский, И.И. Пущин, СП. Трубецкой и С.Г. Волконский с семьями, М.К. Юшневская. Позже известные путешественники и исследова­тели Центральной Азии: Н.М. Пржевальский, Г.Н. и А.В. Потанины, Д.А. Клеменц, П.К. Козлов, В.А. Обручев, американский путешественник Дж. Кеннан и многие другие. В этом доме в 1865 г. родил­ся Д.Н. Прянишников, Герой Социалистического Труда, академик, основоположник отечественной агрохимии.

Один из самых замечательных памятников го­рода - здание Воскресенской церкви. Она была за­ложена в 1830 г. у самой российско-монгольской границы в центральной части торговой слободы по проекту московского архитектора Герасимова. Построенная на деньги кяхтинского купечества церковь сочетает в себе византийские традиции крестово-купольного храма с последними до­стижениями архитектуры русского классициз­ма. Весьма ценными и дорогими элементами ее убранства были хрустальные колонны и пол, вы­полненный из черного мрамора.

...Памятники исторического и культурного наследия Бурятии - неотъемлемая часть всемир­ного наследия.

Назад в раздел






СПРАВОЧНАЯ СЛУЖБА

Национальная библиотека Республики Бурятия

Научно-практический журнал Библиопанорама

Охрана озера Байкал 
Росгеолфонд. Сибирское отделение   
Туризм и отдых в Бурятии 
Официальный портал органов государственной власти Республики Бурятия 





Copyright 2006, Национальная библиотека Республики Бурятия
Информационный портал - Байкал-Lake