Eng | Рус | Буряад
 На главную 
 Новости 
 Районы Бурятии 
 О проекте 

Главная / Каталог книг / Электронная библиотека / Республика Бурятия / История

Разделы сайта

Запомнить меня на этом компьютере
  Забыли свой пароль?
  Регистрация

Погода

 

Законодательство


КонсультантПлюс

Гарант

Кодекс

Российская газета: Документы



Не менее полезные ссылки 


НОЦ Байкал

Галазий Г. Байкал в вопросах и ответах

Природа Байкала

Природа России: национальный портал

Министерство природных ресурсов РФ


Рейтинг@Mail.ru

  

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Городу хуннов 2200 лет

Автор:  Андреева А.
Источник:  Мир Байкала. - 2009. - № 2 (22). - С. 114-115.

Улан-Удэ - самый древний город России! Это фантастическое, на первый взгляд, утверждение на самом деле опирается на вполне крепкий научный фундамент.

«Почему нет? - говорит один из ведущих ученых-хунноведов России, доктор исторических наук Прокопий Коновалов. - Ведь недалеко от современного центра Улан-Удэ находится всем известное Иволгинское городище - самое первое в этом регионе город­ское поселение, основанное хуннами в конце первого тысячелетия до нашей эры. В пору своего расцвета это был крупный административный центр древней империи. Пусть окраинный, но очень значимый для государства, которое простиралось от Хингана на востоке до Алтая на западе и до Байкала на севере».

Население этого города-крепости, окруженного 4 валами, между которыми проложены когда-то за­полненные водой глубокие рвы, по мнению ученого, достигало двух десятков тысяч человек. Жили они в теплых домах-полуземлянках с сиденьями-канами, разводили во множестве собак и таких непригодных к кочевой жизни животных, как свиньи, возделыва­ли пашни и сеяли просо. Судя по всему, свинина и, возможно, собачатина были в почете у древних иволгинцев (или уже улан-удэнцев?). Костей этих живот­ных найдено намного больше, чем костей лошадей и овец. А еще здесь занимались ремесленным про­изводством - выплавляли чугун, бронзу, мастерили украшения из золота, серебра и камней-самоцветов, железные наконечники для стрел и прочие кованые изделия; лепили из глины и украшали самобытными «хуннскими» узорами кувшины и прочую посуду. Все это в совокупности свидетельствует о явно осед­лой, мирной городской жизни хуннов.

Но это не значит, что они не были кочевниками. По словам ученого-археолога Баира Дашибалова, под чьим руководством ведутся сейчас раскопки на Иволгинском городище, «в культуре хунну пред­ставлены две линии - кочевая и оседлая». В ней «со­единились две разные традиции - восточноазиатская и западноазиатская».

«Уникальность нашего Иволгинского городища в том, что по всем признакам здесь очень ярко про­явлена собственно хуннская культура. В отличие, допустим, от памятников этой культуры на Алтае, где заметно тюркское влияние», - считает Прокопий Коновалов.

Но кем же были хунны - монголами или тюрка­ми? На этот счет у ученых есть разные мнения. «Мы полагаем, что хунны представляли собой сложный состав монголо-тюркских народов, - говорит П. Коновалов. - Во главе империи стояла правящая монголоязычная династия. Другие ученые считают, что хунны - тюрки, поскольку сменивший и разгро­мивший их народ сяньби - протомонголы. Но раз­ве история не знает примеров, когда между собой враждовали сородичи и соплеменники? Чингисхан громил тех же монголоязычных татар, меркитов, воевал со своим племенем тайджиутов».

«Мы не должны забывать, что хунну создали первое в истории Центральной Азии государс­тво, население которого, как в любом государстве, было многонациональным», - подтверждает эти слова Баир Дашибалов. И отмечает: «... мнение, высказанное еще Н. Бичуриным, а затем подде­ржанное японским исследователем К. Сиратори, российским монголоведом Г. Румянцевым и монгольскими учеными Г. Сухбаатаром и Ц. Доржсуреном о монголоязычности хунну, полу­чает новые аргументы в археологических матери­алах Иволгинского могильника и городища». По словам ученого, многое из того, что найдено в ходе раскопок, характерно и для ранних монголов, «это оседлая культура с развитой поселенческой тради­цией, выраженной в квадратных домах с канами, хо­зяйственная деятельность связана с рыболовством, свиноводством и разведением собак».

На древнем хуннском кладбище, расположенном в 400 метрах от городища, исследовано около 200 могил с останками людей, живших более 2000 лет назад. «Они были представителями большой ветви сибирской монголоидной расы», - констатирует из­вестный русский историк и географ Лев Гумилев.

А на Иволгинском городище видны следы погро­мов и пожарищ. Люди в панике бросали свои дома и пожитки и в страхе бежали прочь. В родной город и к родным могилам древние иволгинцы-улан-удэнцы больше не возвращались.

Но это не значит, что благодатная долина в меж­дуречье Селенги и Уды пустовала. Эти земли переш­ли во владения кочевых народов, среди которых оказалась и значительная часть хуннов. А кочевни­ки, чье имущество умещалось на телеге, не оставля­ли зримых следов своего существования. Разве что курганы-могильники, где хоронили своих вельмож. К приходу русских казаков на этих землях жили монголы-табунгуты. Надо полагать, что их пред­ки на протяжении многих веков раскидывали свои войлочные шатры и пасли многочисленный скот в плодородной долине у слияния двух рек.

«Древние хунны - неотъемлемая часть истории нашего края, - говорит доктор исторических наук Прокопий Коновалов. - На всей территории Забай­калья известно множество памятников этой эпохи, особенно в южной Бурятии. Среди них могильни­ки в Джиде, где есть и царские захоронения, а также огромное хуннское поселение под Кяхтой. Гораздо большее по территории, чем Иволгинское, и к тому же, в отличие от него, не укрепленное. А собствен­но столица и настоящее ядро хуннского государства располагалось южнее, на территории современной Монголии. Но Забайкалье - пусть окраинный, но значимый район этой империи».

Что примечательно, в последние годы во всем мире внезапно возникла волна интереса к древней хуннской цивилизации. Десятки международных археологических экспедиций - монголо-американс­ких, - японских,  южнокорейских,  российских и т.д. «бороздят» просторы монгольских степей, пытаясь разгадать великую тайну этого по сути малочислен­ного народа, покорившего огромные пространства Великой евразийской степи. По данным китайских летописцев, своего апогея кочевая цивилизация достигла в эпоху правления Модэ - примерно в 200 году до нашей эры. «... государь, рожденный посреди болот, возросший в степях между лошадьми и волами»,- так говорил о себе великий правитель хунну в письме к китайской императрице. Во время войн с китайцами его ставка располагалась у слияния рек Уды и Селенги, то есть на месте нынешнего Улан-Удэ.

Долгое время хуннов и их западных потомков гуннов считали варварами-разрушителями, безвестным народом, появившимся ниоткуда и исчезнувшим в никуда. Но разве не они соединили живой  пульсирующей нитью Восток и Запад, открыв пути первым торговым караванам, самый знаменитый из которых - Великий шелковый путь? И разве не под ударами великих воителей, а не безвестных дикарей пала могучая и непобедимая Римская империя?

«Это была первая в истории человечества кочевая к империя с такой огромной территорией, которая не могла не оставить свой глубокий след в истории человечества. Древнее государство номадов Центральной Азии - мировое наследие, часть человеческой цивилизации. В этом нельзя сомневаться», - говорит П. Коновалов.

Загадочный народ-всадник пронесся грозной лавиной над Евразийской степью и растворился во тьме веков. Исчез бесследно, не оставив даже своего имени? «А хунны - это мы», - сказал один из жителей Улан-Удэ, увлеченный хуннской культурой и историей. Можно с ним соглашаться или нет,  но ныне древнее городище находится едва ли не в  центре разросшейся столицы Бурятии. Как подкова охватывают современные границы города эту поис­тине сакральную местность, где в последнее время возобновились археологические раскопки. Немало еще тайн и замечательных артефактов откроют ру­ины хуннской крепости, чей возраст насчитывает около 2200 лет. Иволгинское городище старше, чем дагестанский Дербент, считающийся самым старым городом России, основанным 1500 лет назад.

Так что Улан-Удэ вполне можно считать древним городом, восставшим, как птица феникс из пепла, из руин хуннского древнего городища - северного фор­поста первой кочевой империи Срединной Азии. В начале этого года ряд общественных деятелей и уче­ных Улан-Удэ обратился в ЮНЕСКО с предложени­ем о придании Иволгинскому городищу - памят­нику федерального значения еще и статуса объекта Всемирного наследия. Наряду с Байкалом в Бурятии появится еще одна уникальная достопримечатель­ность мирового уровня. Правда, зрелищного там пока мало, но зато какие интересные артефакты до­бываются! Многие из них хранятся в музеях нашего города. Вскоре для широкого доступа будет открыта выставка хуннского наследия, приуроченная к Бай­кальскому экономическому форуму.

Есть еще идея воссоздать в степном пригороде Улан-Удэ, рядом с городищем ставку шаньюя Модэ - с войлочными юртами, просторными шатрами военачальников и домами-полуземлянками - ти­пичными жилищами древних хуннов.

Назад в раздел






СПРАВОЧНАЯ СЛУЖБА

Национальная библиотека Республики Бурятия

Научно-практический журнал Библиопанорама

Охрана озера Байкал 
Росгеолфонд. Сибирское отделение   
Туризм и отдых в Бурятии 
Официальный портал органов государственной власти Республики Бурятия 





Copyright 2006, Национальная библиотека Республики Бурятия
Информационный портал - Байкал-Lake