Eng | Рус | Буряад
 На главную 
 Новости 
 Районы Бурятии 
 О проекте 

Главная / Каталог книг / Электронная библиотека / Республика Бурятия / О республике

Разделы сайта

Запомнить меня на этом компьютере
  Забыли свой пароль?
  Регистрация

Погода

 

Законодательство


КонсультантПлюс

Гарант

Кодекс

Российская газета: Документы



Не менее полезные ссылки 


НОЦ Байкал

Галазий Г. Байкал в вопросах и ответах

Природа Байкала

Природа России: национальный портал

Министерство природных ресурсов РФ


Рейтинг@Mail.ru

  

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Нам надо самим развивать свою экономику: [С пресс-конференции Президента, Председателя Правительства Республики Бурятия В. Наговицына]

Источник:  Бурятия. – 2007. – 25 июля. – С. 1-3.


Наша газета уже сообщала о пресс-кон­ференции Президента, Председателя Правительства Республики Бурятия Вячеслава Наговицына, состоявшейся в прошлую пятницу после его возвращения из Москвы, с участием руководителей прак­тически всех республиканских СМИ. Вёл встречу пресс-секретарь Президента Александр Дружинин.

- В ПРАКТИКЕ моей предыдущей работы, - подчеркнул Глава республики в начале состоявшейся беседы, - после возвра­щения из деловой командировки, связан­ной с выездом за пределы региона, я все­гда встречался с корреспондентами, про­водил пресс-конференции, чтобы дать пол­ную информацию о проделанной работе. Самое главное, это является поводом, что­бы чаще с вами встречаться, так как насе­ление должно быть информировано о том, что происходит в республике, чем занима­ется правительство, какие новации, изме­нения мы планируем произвести в ближай­шем будущем.

Начну с того, что на этой неделе у меня была командировка в Москву. Дело в том, что ещё до инаугурации было много звон­ков, чтобы я приехал для решения тех или иных вопросов. Затем при подготовке про­граммы социально-экономического разви­тия республики у меня возник целый ряд вопросов, так что появилась потребность в такой поездке. Было ещё одно мероприя­тие - это заседание Государственной ко­миссии по социально-экономическому раз­витию Дальнего Востока и Забайкалья. Вот эти вопросы и составили цель моей коман­дировки. Была встреча в РосОЭЗ, так как необходимо было прояснить ситуацию от­носительно путей развития нашей особой экономической зоны туристического типа. Ведь до этой недели было непонятно, по­чему не утверждаются границы зоны, ког­да можно будет начать реальные перего­воры с будущими резидентами, которые, как планировалось, должны вложить 38 миллиардов рублей в развитие нашей рес­публики. Выяснилась следующая ситуация, на которую, очевидно, повлияли объектив­ные факторы: мы выделили 700 кв. кило­метров под развитие этой зоны, а РосОЭЗ поменял свою концепцию. Согласно ей, границы должны быть выделены под конк­ретные бизнес-проекты. То есть, если мы говорим о горно-лыжном курорте, то дол­жна быть выделена зона именно под этот объект. Если это водные виды спорта и отдыха, то так же выделяется соответству­ющая территория. Если хотим построить порт на Байкале, то вот вам территория под портовый город. Логика простая. РосОЭЗ го­ворит, что мы не хотим нести полную ответ­ственность за ваши 700 квадратных километ­ров, где проживают и люди со своими зап­росами и потребностями. Таким образом, по­лучится, что мы на их плечи перебрасываем свои функции, то есть они должны беспоко­иться о социально-экономическом положе­нии территории, тушении пожаров, развитии сельского хозяйства и так далее. В общем, это логично, так как у нас особая экономи­ческая зона туристического типа и туда дол­жны попасть земли именно такой направлен­ности. Поэтому достигнуто соглашение, что мы буквально до середины будущей недели выделяем - и министерство экономического развития республики скрупулёзно над этим работает - семь-восемь участков. И самое главное, принципиально договорились, что если раньше по постановлению российско­го правительства в особую экономическую зону включалась территория Прибайкальс­кого района, то сейчас мы добились внесе­ния изменений в это постановление, чтобы в зону вошли и другие районы, в том числе и город Улан-Удэ. Город должен выделить зем­лю для того, чтобы развить туристическую инфраструктуру: это строительство высоко­классных отелей. Ведь интерес для турис­тов представляет не только озеро Байкал, хотя это в первую очередь, но и вся история, культура Бурятии и те туристические марш­руты, которые уже сейчас проложены. По­скольку Улан-Удэ - это ворота республики, все туристы, которые прибывают авто- и железнодорожным транспортом, по воздуху, они сначала размещаются в Улан-Удэ, а по­том уже отсюда посещают те места, кото­рые их интересуют. Скажем, выехали на Бай­кал на пять дней, потом возвращаются об­ратно, и далее по другим туристическим мар­шрутам. Это было воспринято, и мы уже в этом плане будем составлять свою концеп­цию. Было также заявлено, что как только мы предъявим концепцию, в течение не боль­ше полутора недель будет принято постанов­ление. Таким образом, мы станем второй территорией, где будут утверждены грани­цы особой экономической зоны. Нас опере­дил только Алтай. С утверждением границ уже начнётся движение. Предвосхищая воп­рос, скажу, что в сентябре на Кубани будет экономический форум, куда мы уже заявле­ны. Там мы уже должны представить конк­ретные проекты по особой экономической зоне и социально-экономическому развитию. Всего мы выкупили там 27 квадратных мет­ров площадей, и сейчас идёт активная под­готовка к этому мероприятию.

Две встречи у меня было в Росприроде. Это - с руководителем Росприроднадзора и известным вам Бавловым Владимиром Ни­колаевичем, заместителем руководителя Роснедра. Для нас очень важными были про­хождение и дальнейшая корректировка до­кументов, которые уже вышли по Байкалу. Это Закон об охране озера Байкал и ещё два документа: постановление Правительства РФ о границах центральной экологической зоны озера Байкал и об ограничении видов дея­тельности в границах этой зоны. Как вы зна­ете, эти документы вышли без согласования с Республикой Бурятия, на основании реше­ний ЮНЕСКО об объявлении зоны озера Бай­кал особо охраняемым участком мирового природного наследия. Но суть заключается в том, что после принятия этих постановле­ний в этой охраняемой зоне люди практи­чески не должны проживать. Там такие тре­бования, что для того, чтобы им соответство­вать, нельзя проводить трубы, невозможно строительство, невозможна никакая деятель­ность. Так вот, не совсем нам было понятно, почему эти документы были приняты без учё­та того, что здесь исторически сложилось. Отметим, что на федеральном уровне сей­час сложилось понимание, что эти докумен­ты, несмотря на то, что чернила только вы­сохли, требуют корректировки, и такая кор­ректировка началась. К примеру, в эту зону попали шесть месторождений, причём два из них отлицензированные. То есть, люди уже их купили, а им говорят, что вы здесь делать ничего не можете. Вот эту ситуацию надо было «разрулить», и мы нашли понимание со стороны контролирующих органов, это раз, и второе, со стороны правительства в том, что надо вносить коррективы, изменять эти документы. Это безусловно. Потому что, смотрите, с одной стороны принимается по­становление правительства о создании осо­бой экономической зоны, а другое постанов­ление трактует, что там делать ничего нельзя. Патовая ситуация. В ближайшее время эту ситуацию мы, естественно, отрегулируем -люди как жили там, так и будут жить, стро­ить будем там особую экономическую зону, дороги, проводить линии электропередач. Озеро Байкал должно служить, прежде все­го, населению республики, а не безадресно всему мировому сообществу. Я привёл тог­да же такой аргумент: хорошо, если вы счи­таете, что Республика Бурятия должна со­хранить нетронутой чистоту Байкала, давай­те соберёмся всем миром и заплатим рес­публике, чтобы население жило достойно. Конечно, будем охранять озеро Байкал, ни­каких проблем нет. Ситуация сама по себе понятная, и, поскольку никто не собирается нам деньги давать, нам надо жить самим и развивать свою экономику. Поэтому нам дол­жны такую возможность дать.

Мы говорили с Владимиром Николаевичем Бавловым о том, чтобы представители Бу­рятии были включены в федеральную комис­сию по недропользованию. Безусловно, для нас приоритетными являются в экономичес­ком развитии недропользование и сырье­вая база. Поскольку мы знаем, что у нас уже отлицензировано порядка 80 процентов ме­сторождений, то есть они находятся в част­ных руках. И для нас важно, чтобы лицензи­аты не просто взяли их себе, а в соответ­ствии с планом начали осваивать эти место­рождения. То есть должны пойти крупные инвестиции, должна начаться разработка, а в бюджет должны пойти доходы, на которые мы должны создавать условия для нормаль­ной жизни наших граждан. Если для феде­рального центра не очень важно, осваива­ются или не осваиваются месторождения, так как в масштабах страны это мелкие вопро­сы, и они могут их упустить, то для нас это принципиально важно. Поэтому мы догово­рились, чтобы наши представители присут­ствовали в этой комиссии, имели полный доступ ко всем лицензиям и могли ставить вопросы о приостановке и изъятии лицен­зий, если у нас появляется недобросовест­ный недропользователь. Таким образом, мы получаем возможность обеспечить чёткое выполнение лицензиатом принятых на себя обязательств.

Затем я участвовал в заседании государственной комиссии по про­грамме социально-экономического развития Дальнего Востока и Забай­калья до 2025 года во главе с Пред­седателем Правительства РФ М.Е. Фрадковым. Забайкалье в этой про­грамме представляют Чита, Бурятия и Иркутск. Вся интрига заседания заключалась в том, что дальневосточ­ники во главе с их полномочным представителем Президента реши­ли бойкотировать три наших субъек­та. Суть понятна, поскольку общая сумма на эту программу уже опре­делена, и появление трёх субъектов лриведёт к оттягиванию части средств. Они говорили по-честному: хорошо, мы не против включения этих субъектов, но увеличьте общую сум­му финансирования. Но вообще эта программа носит не только экономи­ческий, но и политический характер. Все миграционные процессы, кото­рые происходят и на Дальнем Вос­токе, и у нас, находятся под присталь­ным вниманием Правительства. Мы обеспечиваем надёжность восточных рубежей нашей Родины, и если здесь не будет населения, то это место зай­мут другие, наши соседи из-за ру­бежа. Конечно, правительство заин­тересовано, чтобы обеспечить рабо­чие места для людей, чтобы данная территория, прилегающая к восточ­ным рубежам, имела хорошую про­грамму развития, чтобы люди оста­вались здесь и, может быть, даже при­езжали со стороны. Обсуждались вопросы закрепления и стимулиро­вания притока населения в эти ре­гионы. Раньше, если вы помните, люди стремились на «севера», зара­ботки были большие, районные ко­эффициента, надбавки. Это способ­ствовало тому, что люди ехали в Си­бирь, осваивали месторождения и так далее. А вот на сегодняшний день мы имеем обратные процессы. Значит, что-то упустили мы вместе с феде­ральным правительством в развитии этих регионов. Выступающие там отмечали такую вещь, что правитель­ство хоть и говорит о прекращении перекрёстного финансирования, но у нас всё равно получается, что нефть, газ, электроэнергия производятся в основном в Сибири, а стоимость электроэнергии, вырабатываемой в Сибири, одинакова у нас, в Москве и Санкт-Петербурге. Они не выра­батывают, мы вырабатываем. Но мы перегнали её туда за 5 тысяч кило­метров, а там она стоит столько же, как у нас. Значит, всё-таки мы пере­крёстно финансируем запад. Также и цена топлива в столицах такая же, как у нас. Значит, мы их финансиру­ем. Наверно, надо вернуться к этому вопросу и говорить серьёзно о пре­кращении перекрёстного финанси­рования. Если продукт здесь произ­водится, то он должен стоить столько же, сколько у нас, с учётом доставки до потребителя. А если потребитель далеко, то продукт должен стоить для него дороже. Тогда будет понятно, какие виды производств выгоднее развивать. Таким образом, мы смо­жем выполнить те задачи, которые ставит перед нами федеральное правительство и Президент. Разви­вать базу стройиндустрии здесь, в Сибири, в таком случае будет очень выгодно.

Выступил по этим вопросам пол­номочный представитель Президен­та в Сибирском федеральном окру­ге достаточно жёстко, что мы заслу­живаем такого же внимания, как и дальневосточники. Выступил губер­натор Читинской области Гениатулин. Мы накануне собирались у Ана­толия Васильевича Квашнина, дого­ворились, что, если пойдут провока­ции против наших субъектов, будем все выступать. Но после выступле­ния Гениатулина М.Е. Фрадков ска­зал: «Всё, остальным губернаторам я слова не даю, потому что решение принято, Забайкалье включено в про­грамму, мы не различаем в этом слу­чае субъекты». Таким образом, бла­годаря министерству экономическо­го развития и торговли РФ мы вош­ли в федеральную программу и точ­но гарантируем, что будет програм­ма социально-экономического развития РБ до 2025 года. Вы знаете, что республика развивается сейчас по плану ФЦП до 2013 года. У нас прописаны все объекты до 2013 года. После 2013 года - вакуум. Так вот, принятие этого решения на этой неделе обеспечит нам развитие до 2025 года. В соответствии с этим мы все документы подготовим и будем активно работать по вхожде­нию в эту программу.

Дальше была встреча в мини­стерстве экономического развития с министром Германом Оскаровичем Грефом. Встреча была доста­точно поздно, но министр обеспе­чил присутствие всех ключевых представителей министерства, де­партаментов, были все люди, кото­рые занимаются ФЦП. И мы рас­сматривали один вопрос - разви­тие Республики Бурятия. Рассмат­ривали по тем объектам, которые включены в ФЦП до 2013 года, по финансированию. Несмотря на то, что программа утверждена, на сле­дующий год появляется ряд вопро­сов. В частности, по особой эконо­мической зоне предусмотрено всё: завод твёрдых бытовых отходов, за­вод по сортировке мусора, строи­тельство дорог, линий электропере­дач, зоны определены. Ни один инвестор туда не пойдёт, если всего этого не будет. После утверждения границ объектов будет проведена трассировка линий электропередач. Программа утверждена, будут толь­ко корректировки и добавки. Про­шлись буквально по всем объектам, по финансированию взлётно-поса­дочной полосы, по строительству спортивного комплекса, мостов и дорог. Теперь есть полное понятие, как мы будем всё это проводить в жизнь. К примеру, на взлётно-поса­дочную полосу на будущий год нам предусмотрено 250 миллионов. По проекту нашему, чтобы закончить первую очередь, включая рулёжки, стоянки самолётов, необходимо 600 миллионов. Нам заявлено: готовь­те проектно-сметную документацию, утверждайте, вносите, мы готовы внести корректировки. Поэтому все вопросы, считаю, у нас решены.

Я поставил ещё один: поскольку с министерством экономического раз­вития у нас складываются такие хо­рошие отношения, просил Германа Оскаровича возглавить комиссию по празднованию 350-летия вхождения Бурятии в Россию. Герман Оскаро­вич сказал: «Я готов посмотреть, но я уже несколько комиссий возглавляю, давайте уточнимся с датой проведе­ния. Для меня важно, если я даю со­гласие, то не хочу быть свадебным королём, который пришёл, посидел и ничего не сделал. Я хочу так, чтобы у меня было время для того, чтобы на самом деле помочь развитию Респуб­лики Бурятия, решить действительно важные проблемы к 350-летию». По­этому наше правительство сейчас работает над планом мероприятий к юбилею, разработаем и тогда поедем уже решать.

Также была встреча с министром финансов Алексеем Кудриным и его помощниками. Мы обговаривали проблемы Республики Бурятия, я уже познакомился с финансовой состав­ляющей республиканского бюджета текущего года, есть проблемы по сба­лансированию межбюджетных отно­шений, много вопросов с мест о том, что не хватает денег для выполне­ния полномочий, которыми наделе­ны. Сейчас проводим акт сверки кредиторской задолженности консоли­дированного бюджета республики порядка 427 миллионов. Мы догово­рились, что представляем акты свер­ки, и министр обещал оказать поддер­жку для погашения этого долга. Так­же обсуждали проблему посёлков зоны БАМа. Она заключается в том, что принят закон Республики Буря­тия о поддержке жителей, прожива­ющих в зоне БАМ. Там речь идёт о ветхом жилье, содержание которого приносит большие потери ЖКХ, и лю­дям не под силу оплачивать комму­нальные услуги. Поэтому закон пре­дусматривает участие республики в погашении части платежей. Но, к со­жалению, денег для этого в респуб­лике недостаточно. То есть у нас по­явился республиканский мандат для обеспечения финансирования. Этот вопрос министр также рассмотрит.

И последний вопрос - о подготов­ке к зиме. На сегодняшний день си­туация складывается не так хорошо. Разница между кредиторской и де­биторской задолженностью в комму­нальной сфере составляет 600 млн. рублей. Также у коммунальщиков складывается разница между себес­тоимостью произведённых услуг и суммой оплаченных услуг тоже по­рядка 600 млн. рублей- То есть раз­рыв получается у коммунальщиков 1 млн. 200 тыс. рублей. Если им сей­час не помогать решать эти вопросы, то они плохо проведут подготовку к зиме. И по территориальной систе­ме здравоохранения. К сожалению, территориальная система утвержде­на сегодня в одном объёме, а факти­ческое финансовое подтверждение идёт в меньшем. В результате в от­дельных районах у нас появилась кре­диторская задолженность и даже за­долженность по зарплате. Чтобы это урегулировать, нужна финансовая поддержка. Но, скорее всего, она бу­дет оказана в соотношении пятьде­сят на пятьдесят. То есть половину расходов мы обеспечиваем сами, а оставшееся - помощь министерства. Притом это будет разовая финансо­вая помощь. Значит, мы должны навести порядок в финансах.

Затем была встреча с заместите­лем министра экономического разви­тия Андреем Шароновым. Мы гово­рили о привлечении западных инве­сторов в особую экономическую зону. Поскольку он возглавляет межправи­тельственную комиссию Россия-Гер­мания, у него хорошие связи с этой страной. И мы через него подклю­чим к этим проблемам российское торгпредство в Германии и мини­стерство экономики Германии. Про­ведём переговоры, сформируем не­большую делегацию от нас, которая встретится с германским бизнесом, который занимается именно туриз­мом. Сначала проведём у них презентацию нашей ОЭЗ, затем уже выве­зем сюда к нам, чтобы на месте по­казать, что мы собираемся создавать. Вот такие встречи были у меня в этой поездке.

- «Вести Бурятии» ВГТРК. Вячес­лав Владимирович, Минэконом­развития готов обсудить финан­сирование инвестиционных проектов из российского инвестфонда. Какие это проекты?

- Я уже говорил, что на Кубанском экономическом форуме мы выкупи­ли площади. Я попросил, чтобы 9 квадратных метров от имени Буря­тии представлял один из инвесторов. Какие проекты там будут представ­лены? Правительство дало согласие по вхождению в некую государствен­ную корпорацию, которая будет вы­ходить с этим инвестпроектом. Ус­ловие получения денег из инвестфон-да - это участие государственных структур при реализации. Вместе с инвесторами, которые дали согласие на вхождение, мы и будем представ­лять эти проекты. Речь идёт об осво­ении месторождений на севере Бу­рятии. Это три компании - «Гидро-ОГК», «Метрополь», ТВЭЛ. Они объе­диняются для освоения месторожде­ний. «Метрополь» будет заниматься добычей олова, цинка, молибдена.

«ГидроОГК» - строительством Мокской ГЭС, ТВЭЛ - разработкой урано­вых месторождений. Когда все эти фирмы объединяются по инвестици­ям, у них появляется потребность в строительстве инфраструктуры. Ин-вестфонд используется только на строительстве инфраструктуры. И там требуется соотношение частных и государственных инвестиций 1 к 5. И когда инвестиции этих трёх фирм складываем и сравниваем с проек­том строительства инфраструктуры, как раз и получается такое соотно­шение. У нас с Германом Оскарови­чем был разговор о поддержке этого проекта, и мы сегодня за то, чтобы вы­ставляться на конкурс. Мной было заявлено, что реализация этого про­екта позволит нам в ближайшие 5-7 лет выйти на бездотационное напол­нение бюджета. Министра это очень заинтересовало, он сказал: «Это очень хороший проект, и мы непременно его рассмотрим. Если он по формальным параметрам подходит, мы его обяза­тельно одобрим». Учитывая наше за­явление о возможности выйти на без­дотационный уровень, даже при ка­ких-то шероховатостях проекта мы имеем право претендовать на то, что­бы он был одобрен.

- Издательский дом «Буряад унэн», редакция газеты «Бурятия». Вячеслав Владимирович, в своём первом интервью после утвержде­ния вашей кандидатуры на сессии Народного Хурала на вопрос о возможных кадровых перестанов­ках вы сказали, что в Бурятии есть свои кадры. Кадровые же изме­нения могут произойти в связи с пересмотром структуры Прави­тельства. Можно ли сегодня гово­рить более определённо по это­му вопросу?

- По существу, мы уже готовы к тому, чтобы структуру обнародовать, и я это сделаю во вторник. Если конкретно объяснить, структура будет выглядеть так. Точно так же будет Президент, первый заместитель. Президент, Председатель Правительства совме­щаются, мы эти посты не разделяем. Затем три зампреда. Первый зам­пред - по экономическому развитию, второй - по социальному развитию, третий - по развитию инфраструкту­ры. Таким образом мы полностью разделили функции, это абсолютно законченные блоки. Эти блоки так настроены, что они друг друга не дублируют. Экономический блок будет отвечать за доходы, и у них будут все инструменты, чтобы обеспечить доходную часть. И этот блок будет нести конкретную ответственность за социально-экономическое развитие. Что касается социального развития, задача ставится не столько обеспечить социальную сферу - здания, со­оружения, зарплату, сколько максимально поднять эффективность соци­альной помощи населению. То есть создать культурные, приличные усло­вия для получения бюджетных услуг. И самое главное, оптимизировать саму структуру. Я вам откровенно скажу, что она у нас раздута до кос­мических пределов. Потому что, к при­меру, когда я обращаюсь за поддер­жкой в федеральное министерство финансов, мне говорят: «Ну, как же так? У вас фонд оплаты труда 56 про­центов. А рядом с вами точно такие же субъекты, и у них фонд оплаты труда в бюджетной сфере 30-35 про­центов». А у нас почти вдвое боль­ше. То есть из бюджетной сферы мы сделали собес или службу занятос­ти, принимаем сюда всех подряд, а потом жалуемся, что у нас низкая зар­плата. Поэтому необходимо привес­ти в соответствие численность и ос­тавить столько людей, сколько необ­ходимо для выполнения работы. Тог­да и зарплата вырастет.

Затем развитие инфраструктуры. Этот блок будет заниматься вопроса­ми дорожного строительства, строи­тельства линий электропередач, линий связи, то есть всем, что связано с ин­фраструктурой, ну, и, безусловно, жи­лищное строительство. Этот блок не будет отвечать за экономику, финан­совое, экологическое положение пред­приятий, а будет конкретно занимать­ся этим направлением: разработкой проектов и их реализацией, поиском средств для этого и так далее.

Помимо первого зама, в подчине­нии Президента будет находиться ру­ководитель Администрации, где будет сосредоточена вся работа с кадра­ми, взаимодействие с правоохрани­тельными органами, работа с конфес­сиями, общественными организаци­ями, то есть всё, что непосредствен­но не работает на экономику. Вот достаточно простая структура, она понятна, логична, но, безусловно, ког­да эта структура начнет действовать, произойдут коррективы. Поэтому, бе­зусловно, будут перемещения. Вот об этом я и говорил в своём первом выступлении. Сегодня встречался с молодёжью и сделал заявление о том, что наши кадровики будут формиро­вать два правительства. Первое правительство - переходного перио­да, где в основном я постараюсь со­хранить опытные кадры, которые есть, ну, там, где это можно сделать, если, скажем, люди сами не уходят на пен­сию и так далее. А второе правитель­ство, оно тоже будет работать, но на должностях не ниже заместителя ми­нистра. То есть, таким образом мы формируем кадровый резерв. Снача­ла я хотел очень сильно омолодить правительство, но это было бы непра­вильно, мы бы провалились. Этого делать нельзя по соображениям эко­номической безопасности. Поэтому будет работать мудрое правительство и его подпирать молодое правитель­ство. Какое-то время молодому пра­вительству нужно адаптироваться. Но, тем не менее, мы будем проводить эксперименты. Я сегодня уже объя­вил: раз в год всё правительство бу­дет уходить в отпуска, со мной будет работать молодое правительство на всех ключевых постах. Мне надо са­мому в действии увидеть, прежде чем делать какие-то предложения. Такую форму в Москве практикует Юрий Михайлович Лужков.

Поэтому ничего страшного, что бу­дет молодое правительство, ну, если будет совсем плохо, отзову одного кого-нибудь, а так, молодым надо дать возможность проявиться.

- Сократится ли количество ми­нистерств?

- Количество министерств, навер­ное, сокращаться не будет, а вот ко­личество самостоятельных подразде­лений в структуре значительно сокра­тится.

- ИТАР-ТАСС, Субботин. Вы упо­мянули, что, помимо Прибайкаль­ского района, в особую экономи­ческую зону войдут и другие тер­ритории. Какие это районы?

- Это Баргузинский и Кабанский районы и Улан-Удэ. Но если появит­ся необходимость ещё кого-то вклю­чить, мы включим, но на следующей неделе всё точно будет известно. Суть заключается в следующем. Где мы хотим, чтобы туристическая инф­раструктура развивалась, мы должны показать привлекательность этих ос­тровков. Потому что там достаточно серьёзные преференции, как феде­ральные, так и республиканские, в отношении налогов и гарантий. Какие, к примеру, гарантии? В соответству­ющем нормативном акте записано: «До полного срока окупаемости вло­женных инвестиций все налоговые акты, которые ухудшают положение бизнесмена, не действуют». Поэтому можно подсчитать денежные потоки и смело работать в этой сфере.

- Каковы, по-вашему, основные направления развития малого и среднего бизнеса республики?

- Относительно малого предприни­мательства. Безусловно, я ничего не буду делать в сфере торговли, пото­му что там всё само срастается. А вот всё, что касается сферы услуг, инновационного развития, то здесь мы будем прилагать максимальные усилия. Я сказал в самом первом выступлении, что социальная сфера находится ещё на социалистических рельсах. Её вообще ещё никто не трогал, как священную корову. Но так не бывает, что вся страна на рыноч­ных рельсах,   а социальная сфера ещё осталась там. Поэтому соци­альная сфера, безусловно, должна

выходить на рыночные рельсы. За­чем это нужно? Чтобы повысить ка­чество. Если просто платить из года в год за одну функцию, то качество явно ухудшается, потому что человек расслабляется, ему незачем сильно себя утруждать, за кем-то гнаться, конкурировать. Поэтому сфера соци­альных услуг должна менять рельсы. Мы должны эти услуги тарифициро­вать, а потом на конкурсной основе передавать малому бизнесу, чтобы он их выполнял. Скажем, ухаживать за пожилыми людьми. Или в вопро­сах, связанных с реабилитацией се­мьи, поисках патронатной семьи. До­пустим, малый бизнес нашёл такую семью, устроил ребёнка, а государ­ство за это ему оплачивает. Или сфе­ра культуры. Надо платить не за то, что у нас есть, и радоваться, к при­меру, что у нас есть драмтеатр, а платить за ту услугу, какую он ока­зал населению. Государство может взять на себя такую функцию, ска­жем, оплачивать за неимущих или не­работающих, но оплачивать только в том случае, если театр привлёк хо­рошим спектаклем, то есть он дол­жен работать на хозрасчёте. Смог по­становку сделать хорошую, люди пришли, деньги заплатили, не смог хорошую постановку сделать, люди не пришли, обанкротился. Вот такие простые, элементарные схемы.

В жилищно-коммунальном комп­лексе это, безусловно, работает. Этот комплекс сам просится, его надо выводить из муниципальной собственности. Это неправильно, когда государство или муниципали­тет начинают заниматься реальным сектором экономики, становятся здесь ключевой фигурой. Нелогично. У нас совсем другие функции. Всё, что не свойственно государству, надо сбрасывать на плечи малому бизне­су. Или организация малых видов производства, сбор и переработка дикорастущих, помощь науке в со­здании инновационных коллективов, которые разработки учёных будут доводить до конкретной технологии. Вот такие вещи государство будет поддерживать. Будем создавать ин­фраструктуры для этого, причём очень развитые. Это институты кре­дитования, институты оказания по­мощи в становлении малого биз­неса, они должны находиться в каж­дом населённом пункте. Пришёл, допустим, туда человек, «Чем хо­чешь заниматься?» - «Делать сту­лья», - «Нет вопросов, подготовь вот такие документы, зарегистрируй­ся», мало того, разработай для него бизнес-план, дай ему ещё и кре­диты. Вот это и называется реаль­ная помощь и поддержка малого предпринимательства, а не так, как сегодня, когда всё делают для того, чтобы предприниматель не дошёл до финиша.

- Анатолий Базархандаев («Правда Бурятии», «АиФ», «Пи­люля»). Вячеслав Владимирович, каково ваше видение проблем села, где живёт половина насе­ления республики, и живёт очень плохо?

- Первое, что я хочу сказать, для обеспечения продовольственной безопасности было бы достаточно, если бы в сельском хозяйстве ра­ботало 15 процентов населения. У нас же 43. Понятно, что имеет ме­сто переизбыток трудовых ресур­сов именно на селе. Мы должны здесь поддерживать только те виды производства, которые ориентиро­ваны не просто на самообеспечение, а прежде всего на вывоз, и работают рентабельно. Таким об­разом мы обеспечиваем загрузку. Для того, чтобы понять, кто чем должен заниматься в этой ситуа­ции, для нас важно разработать чёткую и понятную программу. При­чём программу развития села с чёт­ким зонированием по всей респуб­лике, из которой мы могли бы чёт­ко определить, какой район чем должен заниматься, что там произ­растает и хорошо ли, какую конку­рентную продукцию мы могли бы там произвести. Сегодня мы обсуж­дали этот вопрос, когда мне при­несли документ о том, что якобы я должен дать поручение, согласно которому должны увеличиться по­севные площади для получения продовольственного зерна. Я ду­маю, как же так, мы дотируем про­изводство продовольственного зерна, у нас зона рискованного земледелия, и я своей рукой даю поручение увеличить эти риски, увеличить дотации и так далее. Нелогично получается, так же? По­этому мы должны провести полное обследование и поддерживать те виды производства, которые, если они сейчас нерентабельны, могут стать рентабельными. В этом за­дача правительства - помочь им стать на ноги и начать выпускать рентабельную продукцию. Рента­бельную в пределах республики и будем поддерживать продукцию, которая производится с расчётом на вывоз. Вот эти виды мы будем поддерживать. Всех остальных нуж­но ориентировать на другие виды производства. Это возможно как раз в недропользовании, мы будем переучивать людей. Это возможно в заготовке и переработке леса, за­готовке и переработке дикоросов. То есть в этой программе мы дол­жны чётко показать, как мы обес­печим работой сельское населе­ние, как оно должно быть распре­делено. Поэтому это задание мною уже дано. Мало того, я перегово­рил с Новосибирской сельскохо­зяйственной академией и получил согласие, что такую программу они помогут нам разработать. У Ново­сибирской сельхозакадемии 33 филиала с разными профилями. Мы можем их всех подключить, чтобы они профессионально дали заклю­чение, можно этим здесь зани­маться или нельзя, есть ли рынки для сбыта этой продукции, нет ли таких рынков.

- ВГТРК. Вячеслав Владимиро­вич, успели ли вы отведать наши бурятские позы и как они вам по­казались?

- (Улыбается). Успел. Конечно, понравились. Они, правда, чуть-чуть отличаются от мантов, которые в Сибири тоже делают. Ваши вкус­нее, потому что, хотя в позах и есть дырочка, но они с очень вкусным соком...


Николай БАДМАРИНЧИНОВ

Назад в раздел






СПРАВОЧНАЯ СЛУЖБА

Национальная библиотека Республики Бурятия

Научно-практический журнал Библиопанорама

Охрана озера Байкал 
Росгеолфонд. Сибирское отделение   
Туризм и отдых в Бурятии 
Официальный портал органов государственной власти Республики Бурятия 





Copyright 2006, Национальная библиотека Республики Бурятия
Информационный портал - Байкал-Lake