Eng | Рус | Буряад
 На главную 
 Новости 
 Районы Бурятии 
 О проекте 

Главная / Каталог книг / Электронная библиотека / Республика Бурятия / Этнография / Байкальские этносы

Разделы сайта

Запомнить меня на этом компьютере
  Забыли свой пароль?
  Регистрация

Погода

 

Законодательство


КонсультантПлюс

Гарант

Кодекс

Российская газета: Документы



Не менее полезные ссылки 


НОЦ Байкал

Галазий Г. Байкал в вопросах и ответах

Природа Байкала

Природа России: национальный портал

Министерство природных ресурсов РФ


Рейтинг@Mail.ru

  

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Старообрядцы Забайкалья

Источник:  Туристская Бурятия. - 2008. - С. 94-108..

                                                              ИСТОРИЯ ПЕРЕСЕЛЕНИЯ

Старообрядцы Забайкалья. Яркая и древняя ветвь русского народа. Их история тесно связана с расколом, происшедшим в русской православной церкви в середине XVII века в царствование Алексея Михайловича...

Старообрядцы - часть русского населения, кото­рая отказалась принять «нововведение», продолжала придерживаться старых обрядов и молилась по не­исправленным церковным книгам. За это они были подвергнуты репрессиям. В конце XVII - начале XVIII веков многие старообрядцы бежали в Польшу. Там они основали несколько поселений, в основном в районах Стародубья и Ветки. Местные стародубские власти их неплохо приняли. Староверы незамедли­тельно оповестили об этом своих собратьев, пресле­дуемых в России. И на «украинные земли» потекли толпы приверженцев старых обрядов, ищущих сво­боды вероисповедания и вольной жизни: крестьяне, посадские люди, беглые солдаты, чернецы, монахи, торговцы, беглецы из тюрем и ссылки...

Большую часть беженцев составляли выходцы из Московской, Тульской, Орловской, Калужской и Рязанской губерний. Беглецы меняли свои имена и фамилии, чтобы в случае поисков нельзя было найти их. Именно поэтому многие забайкальские старооб­рядцы до сих пор носят польские фамилии (Андри­евские, Вельские, Вставские, Красинские, Покацкие, Ивайловские и пр.).

В районах Гомеля, Ветки и Стародубья в конце XVII - первой трети XVIII в. собралось очень предпри­имчивое, трудолюбивое население, которое с со­гласия своих хозяев, тамошних помещиков, осваи­вало новые земли, осушало болота, строило слободы, монастыри, храмы, развивало промыш­ленность и торговлю. Причем староверы торговали не только в пределах Украины, Польши, но и прони­кали в Россию, где горячо проповедовали вольность и непокорство властям царским и церковным. Про­тоиерей Андрей Иоаннов (Журавлев) дал следую­щую характеристику населения тогдашней Ветки: «Народ сей от природы... суеверен, груб, горд, пред­приимчив и обманчив, но поворотлив, к делам спо­собен, трудолюбив и обходителен, словом, такой, который удобно просветиться может».

Вторая половина XVIII века. Русское правительс­тво понимало, что эти места являются удобным при­станищем для всех недовольных, рассадником ина­комыслия. Поэтому в 1762 году в указе Сената от 14 декабря делается попытка вернуть всех старообряд­цев в Россию: «Всем живущим за границею россий­ским раскольникам объявить, что им позволяется выходить и селиться особливыми слободами не только в Сибири, на Барабинской степи и других порожних и отдаленных местах, но и в Воронежской, Белгород­ской и Казанской губерниях...» В этом же указе им было обещано простить все их «преступления», раз­решить носить бороды и указные платья (одежду), определенную указами царя Петра I. Каждому была обещана воля в выборе сословия, к какому кто себя отнесет. Старообрядцы должны были платить рас­кольничий оклад. Определялись им и льготы от вся­ких податей и работ сроком на шесть лет.

Правительство Екатерины II усмотрело в старооб­рядцах прекрасных колонистов, которые могут произ­водить хлеб, другие сельскохозяйственные продукты там, где их не хватает. Поэтому возложить на них дела русской земледельческой культуры казалось просто необходимым. Да и на западных границах без них было бы спокойнее. Так началась в Забайкалье история старообрядцев, их массовое переселение под конвоем     солдат и казаков из Польши в Сибирь. Так появились  «семейские» староверы.

Первые переселенцы появились в Бурятии 250 лет назад, в 1757 году. Из сохранившихся документов явствует, что первых вывезенных из Ветки ста-    рообрядцев, размещенных в 1765 году на территории Тарбагатайского общества, было 237 человек  мужского и 240 душ женского пола. Они проживали в 12 населенных пунктах. Большинство старообрядцев Тарбагатайского общества жило среди старожильческого православного населения. В Мухоршибирском   ведомстве  старообрядцы,    взятые   из «места, именуемого Ветка», еще в 1764 году и поселенные в 1767, году и через 30 лет, т. е. в 1795 году продолжали жить совместно со старожилами. Толь­ко из деревни Николаевской (Никольская) они вы­шли и обосновались в семи верстах от этого селения ! одноименной «собственной деревней». Всего на начало 1795 года в двух уездах и трех церковных заказах числилось старообрядцев 2437 мужского и 2578 женского пола, которые проживали в 709 дворах, расположенных в 30-ти деревнях. В среднем лишь каждый пятый из них непосредственно был переве­ден из Польши, а прочие уже родились в Сибири. Темпы естественного прироста населения следует признать очень высокими: например, в то время за 17лет проживания численность старообрядцев поч­ти удвоилась.

                                                        ОБЫЧАИ И НРАВЫ

На протяжении веков старообрядцы сохраняют обычаи, нравы и веру своих предков, обособляясь от окружающего населения. В силу своих религиоз­но-этических и этнических убеждений семейские сохранили в своем образе жизни очень много при­влекательных черт: крепость нравственных устоев, культ семьи и почитание старших, завидное трудо­любие.

Своеобразие культуры этого народа оформи­лось не сразу. Истоки ее лежат в Древней Руси. Не­которые особенности формы материальной культу­ры, в частности специфику животноводства, они   заимствовали у бурят.

Чистота жилища у семейских, отмечаемая мно­гими исследователями, тесно взаимосвязана с представлениями о его красоте. Стены жилища внутри и снаружи, потолок мылись, «скреблись», «шеркались дрясьвой», то есть крупным песком, по нескольку раз в год, в основном при подготовке к большим религиозным праздникам - Троице, Пок­рову. Пол, состоящий из широких добротных плах, шеркался до белизны и покрывался сухой травой или песком для сохранения чистоты. Сегодня в се­мейских избах полы застилаются половиками. Осо­бое место - красный угол, в котором размещались иконы, бережно хранимые и поныне, передаваемые из поколения в поколение. Также как рукописи и кни­ги, изданные еще до раскола, которые, переселяясь за Байкал, в числе самого необходимого семейские везли с собой. У семейских были и свои мастера-иконописцы или, по-местному «богомазы» (писали иконы старого письма, переписывали книги религи­озного содержания).

Семейские очень любят петь. В протяжных пес­нях раскрываются самобытные черты - многоголос­ное исполнение и использование внутриголосовых распевов. Протяжная многоголосная песня - основ­ное достояние фольклорной культуры семейских, их гордость, то, что они сохранили и пронесли сквозь века. И сегодня звучат старинные песни в семейских селах, и так же много среди семейских музыкально одаренных людей. Они поддерживают песенные традиции родных мест, сохраняют старинное испол­нительское мастерство предков.

                                           АРХИТЕКТУРА И ДОМОВАЯ РОСПИСЬ

Самобытность культуры семейских в полной мере отразилась в архитектуре. В ряду сибирских поселений живописные семейские села имеют осо­бый «лик», узнаваемый даже неискушенным наблю­дателем. Длинные многокилометровые улицы, пов­торяющие причудливые изгибы естественного ландшафта, застроенные добротно срубленными жилыми домами, обнесенные высокими заплотами, создают неповторимый колорит семейского посе­ления. Феномен этой архитектуры невозможно объ­яснить одними только архитектурными формами или глубокими исторически сложившимися строи­тельными традициями. В элементах декоративного убранства жилых домов - оконных наличниках, про-пильных подзорах карнизов, рельефной резьбе - за­частую узнается «почерк» городских мастеров или мастеров из близлежащих русских старожильческих и бурятских поселений. Шестистенные дома-связи, или пятистенки, так им полюбившиеся, повсеместно встречаются в сибирских деревнях и селах.

Сибирская домовая роспись - одно из интерес­нейших явлений в русской крестьянской живописи. Росписью занимались в большей степени женщины. Покрывали стены дома и сеней, перегородки, дере­вянные опечки, потолки, полы, матицы. Наиболее распространенными в этих росписях являлись круги в разнообразных вариациях. Круги вписаны друг в друга в количестве от 3 до 10 и даже более. Ширина и размеры круга брались произвольные. Вписанные круги соединяли между собой прямыми, волнооб­разными, ломаными линиями и крючками. Круги изображали одиночными, как центральный мотив, часто без соблюдения симметрии и пропорции.

Росписью украшали все - предметы труда, быта, посуду, ворота, крыльцо, игрушки. Особенность ис­кусства семейских в том, что геометрическая рос­пись хорошо гармонирует с яркой традиционной одеждой и внутренним убранством жилища. Хозяй­ка, умеющая украсить свой дом росписью, пользо­валась большим уважением у семейских. Для се­мейских деревень характерно заимствование основных мотивов и деталей друг у друга, однако каждый мастер вносил свою долю, сообразно своим вкусам. Проживая рядом с бурятами, семейские за­имствовали многие мотивы бурятского орнамента.

                                                                    РЕЗЬБА ПО ДЕРЕВУ

Резные украшения размещались на основных частях и деталях дома. Охлупень, венчающий крышу жилища, старались сделать резным, часто вырезали в форме конской головы, головы оленя, барана и петуха (конек). Кронштейны и крючья-курицы, на­личники, проемы крылец и полотнища ворот делали при помощи топора, ножа, долота, коловорота, лоб­зика - по принципу от простого к сложному.

Полотнища ворот - особая форма отделки - рез­ная апплике, рельефные многолепестковые розет­ки, каплевидные лепестки, ребристые лучевые ро­зетки. Примером могут служить прекрасные резные ворота в Этнографическом музее г. Улан-Удэ, уста­новленные на односторонней улице семейского комплекса. Хотя они и не принадлежали хозяину дома в прошлом. Дом перевезен из с. Куйтун, а во­рота из с. Новая Брянь. Но они характерны для се­мейского села XIX - начала XX века.

Ножки всех столов делались точеными. Рельеф­ная профильная резьба на наличниках комодов поч­ти совпадает с резными наличниками окон. Резьбой оформлялись предметы труда (прялки, самопрял­ки). Из сосны, кедра, пихты делались кадушки, водняки, лагуны, ушаты, квашенки. Деревянные игруш­ки с большой любовью дедушки мастерили своим внучатам («чечки» - по-местному).

                                                          ОДЕЖДА

Одежда семейских отличается своей яркостью, опрятностью, расшитыми головными уборами и са­рафанами, сходными с одеждой русских крестьянок средней полосы России.

У семейских в силу приверженности старине и религиозных воззрений очень долго сохранялись старинные формы национальной одежды. Одежда семейских представляла собой своеобразный вари­ант русского национального костюма, отличный по ряду деталей от одежды сибиряков и сходный с одеждой других двух старообрядческих групп, по­селившихся на Алтае. Наиболее существенным от­личием семейского комплекта являются женские головные уборы и прямой сарафан (ранее косоклинный), который не встречался у старожилов Восточ­ной Сибири.

Одежда семейских приняла свой окончательный вид в конце ХVII – начале ХVIII вв., когда староверы проживали в Польше. Она включала в себя не только северо-великорусские особенности наряда (прямой сарафан в шесть полос и кичку), но и некоторые элементы польского, белорусского, украинского костюмов (гачи, шаровары, ношение корольков, различные способы повязывания платков). Имелись в них и южно-великорусские черты одежды: бисерные украшения, девичий косник, налобная бисерная повязка, «дутые» бусы. Яркость тканей, украшения цветами (живыми и искусственными) и птичьими перьями.

Отличительной особенностью одежды семейских главным образом у женщин, является ее яркость, красоч­ность. Наряд в праздничные дни состоял из рубашки с прямыми полами, цветными рукавами, поверх ко­торой надевался яркий цветной, отделанный лента-мисарафан на «проймах» (лямках). В будничные дни носили темный одноцветный сарафан, без лент или с лентами, пришитыми в два или три ряда почти у самого низа. Ленты были яркими и обязательно от­личались по цвету от сарафана. Для крепости «до­брый», т.е. из дорогой материи, сарафан с изнанки подшивался другим материалом. Под сарафан на рубаху надевалась юбка. К юбке пришивалась «станушка» (низ) из грубой материи и рукава из фабрич­ной цветной ткани.

Поверх сарафана чуть выше талии подвязывался пояс, тканый в старину из шерсти, позже - из шел­ковых или бумажных ниток. Пояса были красиво от­деланы геометрическими фигурами из разноцвет­ных ниток. Сбоку к поясу привязывался карман, где хранили деньги, носовой платок, наперсток и т.д.

Поверх сарафана спереди на шею надевался цветастый «запон» - фартук с грудкой, по подолу украшенный лентами, подвязанный по талии лен­точками или шнурками.

На шею на гайтане (шнурке или тесемке) вешали медный восьмиконечный крестик и прятали его под одежду. Грудь у женщин, особенно в праздники, была украшена бусами - «янтарями», которые очень ценились.

Верхней одеждой служил халат, надевавшийся на накидку, рукава же свисали сзади. Зимой также носили меховые шубки и плисовые бекеши. На службы в церковь надевали длинные халаты. Халат по­короче служил для дома. Позже стали носить «курмушки» - подобие жакета с клиньями.

Наряд девушек отличался от наряда замужней женщины только отсутствием кичек. Кичка - неза­менимая деталь одежды семейского костюма. Она вышивалась под золото выпуклой гладью. Пояска - неширокая полоска внизу кички вышивалась бисе­ром в восемь ярусов. Отделкой кичек занималась самые искусные мастерицы. Вверху кички (посере­дине) пришивали украшение из цветных ниток - пучек.

Комплект мужской одежды у семейских смешан­ный: рубаха-косоворотка чисто великорусская, а штаны - украинско-белорусского типа.

Мужской костюм состоял из рубахи, пояса, шта­нов, головного убора, верхней одежды и обуви. Холщевая рубашка без воротника, с разрезом с левой стороны и с «ластовкой» (вставка под мышками) низ­ко подпоясывалась широким кушаком. В конце XIX в. были распространены косоворотки со стоячим воротником, появились ситцевые рубахи; богатые носили шерстяные, плисовые и бурсовые рубахи.

Штаны носили широкие (шаровары), иногда цветные. На голову надевалась круглая войлочная или самодельная шерстяная шляпа. Были в моде шапки лисьи или бобровые с лентами на макушке. В конце XIX в. появились «курашки» - картузы.

На ноги обували сапоги, унты, «боретки», ичиги, пимы, катанки. Самым популярным видом обуви были ичиги, которые шили из сыромятной или дуб­леной кожи с внутренним швом, а затем выворачивали. Голенища их были до колен и выше и перевя­зывались у щиколотки подвязками (тканой вязаной тесьмой или ремешками). Летом ичиги носили с портянками, зимой - с беспятными шерстяными но­сками.

Были распространены шубы из овчины, полу­шубки, тулупы. Доха, надеваемая поверх обычной зимней одежды, шилась из собачьего или гураньего меха. В будни носили «шамели» - зипуны, сшитые из самодельного сукна, а по праздникам - лисовые «курмушки», бекеши, борчатки.  На руки зимой надевали «варьги» - варежки из шерсти овечьей и коровьей, связанные одной иглой, а также обыкновенной вязки - пятью иголка­ми. Иногда для крепости шерсть пряли совместно с пенькой.

У семейских более чем у других, нашли приме­нение китайские ткани даба, далемба, шелка - бурс, канфа, чесуча и др. И если в Приангарье в конце XIX в. шелковье вышло из моды и его распродавали и жертвовали в церковь, то в Забайкалье старинные шелковые ткани использовались для праздничной одежды и после Октябрьской революции. Бумажные ткани, шелковые платки - атласы и тонкие шерстя­ные кашемировые шали - изделия русских фабрик -также находили здесь широкий сбыт.

                                                                          БЫТ

В избах и забайкальских старообрядцев всегда очень чисто и опрятно. Чистота посуды – правило всех хозяек. В прошлые времена семейские боялись заразы. Для непрошенного гостя, прохожего хранилась другая посуда. Если человеку дали ковш воды или накормили его обедом, после хозяйка тщатель­но мыла эту посуду, шоркала песком или пеплом, тарелки и чашки (они же чаще были деревянные), полоскала чистой водой, ошпаривала кипятком, просушивала и снова ставила отдельно от семейной посуды - это спасало семьи от заразных болезней, инфекций и эпидемий.

Особое место занимал красный угол, в котором размещались иконы. Тут же, на угловом столике стояла кадильница, лежали свечи, на стене висели «лестовки» (четки) и «подрушники» - подручники, сшитые из лоскутков четырехугольные подушечки, которыми пользовались при земных поклонах. Впра­во и влево от божницы идут широкие деревянные лавки или расставлены стулья. Перед ними стоит обеденный стол. У стены, в стороне, обычно стоит столик, накрытый «базарской» скатертью, перед столиком висит зеркало, по обеим сторонам кото­рого свисают концы «рушника» - полотенца.

В углу у входа стоит кровать, украшенная рисунками  и резьбой. Над кроватью - высокие полати, на которых зимой спала большая часть семейства. В противоположном углу, как правило, находилась большая русская печь, опечек которой разрисовы­вался разными цветами и птицами. Помещение пе­ред печью - куть - часто отделялось «заборкой» - пе­регородкой из досок или занавеской. Между печью «боковой стеной было небольшое помещение - «запечка», где хранилась вся необходимая домашняя посуда.

Большим уважением в семейских селах пользо­вались мастера-печники, мастера по строительству мельниц и сами мельники, кузнецы. До сих пор в се­лах живут мастера-умельцы, которые делают изде­лия из бересты, дерева, металла, из талового прута. А туеса и сейчас пользуются у хозяек широким спро­сом. В них хранят соль, молоко, простоквашу, сме­тану, творог, сыпучие товары, различные крупы. Ле­том на сенокосе молоко сохраняется лучше, чем в другой посуде.

Сколько нужно было в селе выполнить разных работ: бондари делали бочки, шорники шили и чи­нили сбрую, мастера делали телеги и сани, веялки, сеялки, бороны, вилы, грабли. Мастерицы ткали и вязали домашние ковры, дорожки и половики.

Обычаи наших предков были простыми от рас­крытой души, от доверия к каждому. Многое из это­го заимствованно у бурят, живших бок о бок. При входе в дом не стучались. После поклона иконам во­шедший крестился, здоровался. Пришедших гостей после беседы угощали чаем.

Верили сельские жители в порчу, сглаз, «хомут», вещие сны, заговоры, приметы, ворожбу. Особая страсть - сказки, легенды, предания.

Многие в деревне имели прозвища, клички. Лю­били подтрунивать над лодырями, неряхами, пере­дразнивали скупых и злых.

Чистота в доме, во дворе, порядок на пашне и в огороде были залогом здоровья семьи. Все домо­чадцы знали свои обязанности и выполняли их без понуканий - этот неписанный закон сохраняется и поныне.

                                                      КУХНЯ СТАРООБРЯДЦЕВ

Кухня семейских состоит строго из скоромной (мясной) в мясоеды и постной в посты еды. Главным продуктом питания считается хлеб ржаной, пшенич­ный. В большом количестве употребляются карто­фель, капуста и другие овощи, особенно осенью и зимой.

В мясоеды питание состоит из баранины, свини­ны, говядины, мяса диких коз и изюбрей. Едят мясо жареным и тушеным, мясные щи (шти), суп, похлеб­ку, яичницу на сале, молоко, масло, сметану, творог, простоквашу, картофель на масле, картофель с са­лом, пельмени, суп-лапшу с мясом, пирожки с пече­нью, студень и другие блюда. По средам и пятницам, считающимися постными днями, пища скуднее: хлеб, блюда из муки, толченый картофель с расти­тельным маслом (бульбишня) или «в мундире» (с кожурой), капуста, постные щи, суп, ботвинья с лу­ком, кисель, разные каши.

В пост пекут пирог с луком, грибами, морковью, иногда с рыбой, лепешки с ягодами. Любят печь пироженики (пирожки) с разной начинкой: черемухой, морковью, яйцом и др.

Особенно обильной и вкусной бывает пища по праздникам: пирожки с мясом, пельмени, жареные поросята, лапша с мясом или молоком, картофель с мясом, яйца вареные, яичница, сдобная стряпня. Из рыбы особенно ценятся омуль и кета. В чай добав­ляют дикорастущие растения: бадан, иван-чай, брусничник, листья смородины, листья малины, шульту (сердцевину березы), чагу (березовый на­рост), ревень, чай с «забелкою» (с молоком), готовят ботвинью и квас.

Чай семейские долго не принимали, считали за грех. Хотя перевозками его занимались из Кяхты. Использовали чагу (березовые наросты-шарики), их в разные годы называли по-разному: шульта, а ныне это бифунген, рекомендован в народной медицине в микстурах и кремах-мазях при опухолевых новооб­разованиях, варикозных расширениях вен, многих кожных заболеваниях - панацея от многих заболе­ваний.

 

                  НАРОДНЫЕ ПРОМЫСЛЫ И РЕМЕСЛА

 

Богатства тайги давали возможность семейским выжить в Сибири. Добыча кедрового ореха велась древним способом. Вот как описывает Иван Исто­мин добычу кедрового ореха в Бичурском районе:

«Орудия кедрового промысла - колот и сайба. Колот - метровая чурка, укрепленная на прочной стойке-рукоятке в три аршина длинной. Получается огромный молоток, и носят его на плече. Конец стой­ки ставят в шаге от комля, отводят чурку назад и ударяют ею по стволу кедра. Обычно после 3-4-х ударов спелая шишка осыпается. Их собирают в ме­шок и несут к сайбе.

Сайба - устройство для вымолачивания орехов из шишек. Стоит на пеньках или столбиках высотой до аршина, со стенками из двух нетолстых кряжей, связанных в угол. Дно устилается листвяными пал­ками толщиной в вершок, получается своеобразное решето длиной в два и шириной в полтора аршина. Полмешка шишек вываливаешь в сайбу и молотишь по ним кривыми палками. Шишка кедра деформиру­ется с двух-трех ударов, с нее слетает защитная скорлупа, орех проваливается между палок вниз, в сайбе остается лишь куколка-основа. Орех отделя­ется от скорлупы решетом, затариваю в мешки или тулуны. В куль обычно входило около трех пудов. По два, редко по три мешка вьючили на добрую лошадь и со становика, спускали в пойму Кирети по тропе к телегам. Здесь грузили на телегу и медленно (доро­ги очень плохие), шагом двигались домой».

Исключительно урожайным на орех был 1852 год. По свидетельству старожилов, богатые урожаи кедрового ореха бывают один раз в 48-50 лет.

Ореховый промысел под силу крепким да уда­лым. Не все его выдерживали. Недаром гласила та­ежная поговорка: «Кому орехи, а кому прорехи».

Добыча жевательной серы в тайге - древний промысел крестьян Забайкалья. По сей день на рын­ках Бичуры, Кяхты, Улан-Удэ продается сера. Кус­тарным способом издавна добывают ее лесовики. Находится нужное дерево лиственницы, на коре ко­торого видны обильные проявления смолы. Со сруб­ленного ствола топором снимают кору со следами смолы, переносят к печи. В тайге у ручья выклады­валась специальная печь из камня. Внешне она на­поминала маленькую землянку. Печь сильно протап­ливали, угли выгребали. Внутрь ставили заготовленные корыта, наполовину заполненные водой, а сверху заполненные смолистым корьем. Отверстие печи заваливали каменной плитой, зама­зывали глиной. Высокая температура выгоняла смо­лу с корья в воду. Уже дома остывшие натеки серы перетапливали в чистой воде, резали на кусочки. Не­известно, насколько полезна сера для здоровья, но жевали ее испокон веков. И сейчас жуют без вреда - это факт. Долговечные печи для выгонки серы и сегодня стоят целехонькими: одна у подножья скалы Дыра в Барун-Кирети, другая - по Ульятую, против Бурлы, у ручья. Старый промысел живет.

Дары тайги - это не только красивые слова. Семейские научились пользоваться этими дарами не только как потребители, но и охраняли, бережливо пользуясь (разумно и в разумных размерах) ими. Ягоды брали только по мере поспевания, белобокую не собирали. Орехи - так же. Зверя били не весной, когда подрастали малыши, а осенью и поздней зи­мой. Неписаные правила были законом всех про­мысловиков.

Шитье из лоскутков - один из традиционных ви­дов народного творчества, у которого древняя исто­рия и глубокие корни. Мастерицы разных народов в технике лоскутной мозаики выполняли различные полезные для дома вещи. Зародилась лоскутная техника в конце XIX века с развитием мануфактурно­го производства. Стремление максимально исполь­зовать все в крестьянском хозяйстве приводило к тому, что женщина в доме собирала даже самые мелкие лоскутки ситца и других тканей, сшивала их вместе и шила лоскутное одеяло. Кусочки тканей ис­кусно подбирались мастерицами по цвету, соединя­лись гармонично в различные композиции, и эти изделия становились настоящими произведениями народного декоративно-прикладного искусства. Так постепенно оформлялась лоскутная техника в Рос­сии. Как художественная работа шитье из лоскутков по сути своей очень близко к древнему искусству мозаики. Изделия из лоскутков делают дом не толь­ко наряднее, но и удобнее, уютнее. Цветовой орна­мент изделий из лоскутков придает интерьеру дома стилевую определенность, индивидуальность.

Наиболее распространенные швы семейской вы­шивки - «крестиком» и полукрестиком - русский на­бор, «козлик» - бархатный шов, «гладь», «косичка».

Вышитыми изделиями украшали передний крас­ный угол, вышивали полотенца на зеркала, на божни­цы, крестиком или гладью. К Пасхе место возле икон украшали подрушниками, чтобы при молитве для выдавания поклонов стелить их на пол. Вышивали што­ры, наволочки. Подбирали для вышивки зеленые, красные, черные нитки, сами делали рисунки. Обыч­но это был русский или украинский орнамент рушни­ков. Делали их красочными, неповторимым старин­ным русским швом: «роспись», «набор», гладь.

                                                          СЕМЕЙСКИЕ В БУРЯТИИ

В настоящее время семейские проживают в Бичурском (Окино-Ключи, Билютай, Новосретенка, Мот­ня основаны старообрядцами, переселенными из Польши), Мухоршибирском, Тарбагатайском районах Бурятии. Несколько деревень, население которых почти сплошь состоит из семейских, имеется в Заиграевском, Кижингинском, Селенгинском, Кяхтинском и Хоринском районах. Часть семейских живёт в районах Читинской области и на Дальнем Востоке. Читинские и дальневосточные староверы – выходцы из Бичурского и Тарбагатайского районов.

Назад в раздел






СПРАВОЧНАЯ СЛУЖБА

Национальная библиотека Республики Бурятия

Научно-практический журнал Библиопанорама

Охрана озера Байкал 
Росгеолфонд. Сибирское отделение   
Туризм и отдых в Бурятии 
Официальный портал органов государственной власти Республики Бурятия 





Copyright 2006, Национальная библиотека Республики Бурятия
Информационный портал - Байкал-Lake