Eng | Рус | Буряад
 На главную 
 Новости 
 Районы Бурятии 
 О проекте 

Главная / Каталог книг / Электронная библиотека / Соболь

Разделы сайта

Запомнить меня на этом компьютере
  Забыли свой пароль?
  Регистрация

Погода

 

Законодательство


КонсультантПлюс

Гарант

Кодекс

Российская газета: Документы



Не менее полезные ссылки 


НОЦ Байкал

Галазий Г. Байкал в вопросах и ответах

Природа Байкала

Природа России: национальный портал

Министерство природных ресурсов РФ


Рейтинг@Mail.ru

  

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Убежища соболей

Автор:  Черникин Е.М.
Источник:  Черникин Е.М.Экология соболя (Martes zibellina Lunneus, 1758) в Баргузинском заповеднике. – Улан-Удэ, 2006. – С. – 164-172.

Роль убежищ в жизни соболя очень велика и разнообразна. В них зверьки спасаются от врагов, укрываются от холода и непого­ды, рожают и воспитывают потомство. Между тем человеку найти соболиное убежище очень нелегко, и обычно сделать это удается только с помощью хороших собак или вытрапливая зверька по све­жему снегу. Поиски выводковых убежищ - задача особенно слож­ная, доступная только наиболее сообразительным, специально на­тренированным лайкам. Следует отметить, что, даже найдя убежи­ще, далеко не всегда удается его изучить. Так, например, очень трудно добраться до гнезд, устроенных в каменных россыпях, в ла­биринтах пустот, между обломками скал или огромными окатан­ными валунами, покрывающими сотни квадратных метров горных склонов. Не всегда доступны и убежища в дуплах старых мощных деревьев. Пустоты с перегородками нередко пронизывают значи­тельную часть ствола от корней до кроны, и разобраться в хаотиче­ском переплетении ходов и найти затаившегося зверька не хватает ни сил, ни времени, особенно, если работа ведется зимой. Следует подчеркнуть, что проникнуть в убежище можно, только разрушив его, поэтому исследования такого рода допустимы только в угодь­ях, отличающихся высокими гнездовыми и защитными условиями, где зверек без труда может найти себе новое убежище взамен раз­рушенного. Этим требованиям отвечали кедровники долины Таркулика. Одновременно здесь же отмечалась максимальная численность и плотность соболиного населения, что способствовало успе­ху отлова соболей, а следовательно, и поиску их убежищ.

Таким образом, полученные нами материалы полнее всего ха­рактеризуют типологию убежищ кедровых лесов Прибайкалья, так как именно здесь было найдено наибольшее количество соболиных гнезд. Проводя исследования в иных биотопах, мы, естественно, получили бы несколько иную картину, более характерную для кон­кретных условий обитания соболя.

Занимаясь отловом и мечением соболей, мы имели возможность осмотреть более 110 гнезд (табл. 42). Для того чтобы избежать воз­можных ошибок, мы регистрировали только те убежища, которые носили свежие следы пребывания и в которых были добыты сами зверьки. При этом обязательным условием было наличие четких признаков пользования гнездом: обтертых стенок дупел, царапин, прилипшей шерсти, остатков пищи и т.п. Основная масса убежищ найдена зимой, остальные - весной, летом и осенью.


В.В. Раевский (1947), характеризуя убежища кондо-сосьвинских соболей по продолжительности пользования, выделял группы по­стоянных, временных и случайных гнезд. К первой из них он отно­сил гнезда, которыми зверек пользуется длительное время; ко вто­рой - гнезда, используемые эпизодически; к третьей - все времен­ные убежища случайного характера, в которых зверек отдыхает только однажды. Если исходить из этой классификации, то среди обследованных нами убежищ около 80 % принадлежали к числу постоянных, остальные относились к группе временных и случай­ных. В большинстве постоянных и во многих временных гнездах нами были пойманы соболи. При этом в качестве постоянных убе­жищ зверьки обычно предпочитали дуплистые кедры, значительно реже это были дуплистые лиственницы и сосны. Относительно ред­ко убежища встречались в дуплах осин, тополей и других пород, объясняется это тем, что среди всех хвойных деревьев именно кедр чаще всего имеет дупла. Пустоты в стволах других пород встреча­ются значительно реже, развиты слабее и менее удобны для жилья. Старые осины и особенно тополя имеют пораженные гнилью ство­лы, но дупла в них обычно слишком обширные, нередко сырые и поэтому более холодные.

Предпочтение, отдаваемое соболем кедру, не случайно. Сибирский кедр - крупная порода с кряжистым стволом и мощной корне­вой системой. Толстые, сплющенные с боков и растопыренные в разные стороны корни настолько массивны, что образуют как бы пьедестал, на котором возвышается дерево. Переплетение корней сверху прикрыто толстым слоем опавшей хвои, мха, мелких кус­тарничков и другой растительностью, внизу же образуются обшир­ные ниши и пустоты, создающие приют мелким животным.

В Северо-Восточном Прибайкалье значительная часть пере­стойных кедров поражена сердцевинной гнилью, поэтому в старых кедровниках встречается множество дуплистых деревьев - живых и мертвых. Пытаясь оценить масштаб этого явления, в 1980-х гг. я вначале обследовал деревья, сваленные в низовьях р. Давша при прочистке дороги. Оказалось, что из 100 кедров диаметром от 20 см и выше 68 имеют гнилую сердцевину с дуплом различной величи­ны. У лиственницы гнилью были поражены лишь 8 из 30 деревьев (т.е. около 30 %). Когда позднее я расширил обследование и прове­рил с помощью возрастного бура кедры по побережью Байкала в районе п. Давша и в долине р. Таркулик вплоть до ее среднего тече­ния, то оказалось, что гнилью поражены от 37 до 96 % деревьев (табл. 43).



Таким образом, выяснилось, что в перестойных кедровниках гнилью в той или иной форме поражена большая часть древостоя. Оценивая явление в целом, следует отметить, что заболевание лесов гнилью, несомненно пагубное для качества древесины, создает ряд преимуществ для лесной фауны. Дуплистость деревьев существен­но повышает защитные свойства угодий для многих животных и соболя в том числе. В перестойных кедровниках у соболя не возни­кает проблем с поиском убежищ. Следует отметить, что особенно часто распространены прикорневые дупла. Вход в такое дупло обычно расположен ближе к центру ствола у основания корней. Очень часто в комле, корнях и стволе дерева образуется сложней­ший лабиринт сообщающихся между собой пустот. Нередко корне­вые системы соседних кедров налегают друг на друга. В таком слу­чае соболь часто оказывается недосягаемым для большинства врагов. Юркнув между корнями дерева, он имеет очень широкий выбор Действий: может скрываться в одном из корневых дупел или же не­заметно перебраться оттуда в дупло ствола и оказаться в нескольких метрах над землей; может перебраться под корни соседних кед­ров и нагромождение валежин, особенно, если они засыпаны сне­гом. Несмотря на обилие кедровых дупел, не каждое из них отвеча­ет требованиям зверька. Соболь обычно выбраковывает сырые дуп­ла (летом стенки их влажные, а зимой покрыты инеем), в них зверек может найти лишь случайное укрытие, чтобы скрыться от опасно­сти. Дуплистые деревья с выходом в верхней части ствола исполь­зуются редко, видимо, они недостаточно теплы. Убежища в них мы встречали, когда не было сильных морозов. Малопригодны для зверька и просторные дупла с двумя выходами - у почвы и повыше ' над землей, вероятно, в них бывает сквозняк. Отмеченные требова­ния относятся и к валежинам.

Устройство постоянных убежищ представлено на рисунке 11 (А> Б, В, Г, Д), дающем представление об основных типах выводковых гнезд.

Чаще всего нам встречался первый из них. Основная особен­ность выводкового гнезда заключается в том, что оно, располагает­ся в наиболее сухих участках леса, исключающих заливания корне­вой системы дерева талыми водами. Дупло должно быть сухим в любую погоду. Выводковое гнездо, расположенное на участке с признаками заболачивания, было встречено только один раз, но и оно находилось в большом дупле старого мощного кедра и было совершенно сухим. Один из надежных признаков выводкового гнезда - это «детский кал». Вскрывая соболиный «запуск» в конце мая - начале июня, мы всегда находили в нем экскременты соболят, резко отличающиеся по внешнему виду от фекалий взрослых жи­вотных. Они значительно меньше по величине, тоньше, черного Цвета, бесструктурные, пастообразной консистенции. Обнаружив в гнездовой подстилке такие экскременты, можно с уверенностью предполагать, что в дупле где-то затаились соболята. Автор думает, что этот признак появляется тогда, когда малыши начинают есть принесенный матерью корм, и она уже не справляется с их вылизы­ванием.

Подстилкой в выводковом гнезде, как и в большинстве других, обычно служит древесная труха. Здесь же встречаются шерсть мы­шевидных, лапки или клочья их шкурок, перья птиц, чешуйки кедровых шишек. Убежище часто состоит из нескольких камер или отделов дупла, служащих гнездом, «уборной», «кладовой». «Кладо­вые», по-видимому, образуются у кормящих самок в период изоби­лия корма. В нашей практике это наблюдалось только в мае 1970 и июне 1975 г. Количество экскрементов, найденных нами в этих гнездах, обычно было небольшим и не шло ни в какое сравнение с мощными подснежными скоплениями кала, иногда встречающими­ся недалеко от зимних убежищ.

«Кладовые» отмечены автором в 6 гнездах. Они представляли собой небольшие запасы пищи (табл. 44).






Здесь же были остатки съеденных животных: лапки и кончик мордочки полевки, лапка кедровки, шерсть мышевидных и перья птиц. Запасы корма зарегистрированы весной 1970 г. - в сезон с ис­ключительным изобилием прошлогодних кедровых шишек и высо­кой численностью мышевидных - и летом 1975 г. при относительно высокой их численности. В остальные сезоны подобного мы не на­блюдали. Правда, летом 1968 г. в убежище уже самостоятельного сеголетка был найден труп бельчонка с прокушенным черепом, а весной 1971 г. в сыром дупле, где пряталась взрослая холостая сам­ка, мы обнаружили сильно высохшую тушку белки, но это единич­ные факты. Вероятнее всего предположить, что самка всегда в ка­ком-то количестве приносит пищу непосредственно в гнездо. Корм необходим молодняку, но запасы образуются только в период изо­билия пищи, когда соболята не успевают съесть принесенное.

Выше уже отмечалось, что дупла кедра нередко отличаются чрезвычайно сложным строением. Помимо сети корневых дупел старые кедры зачастую имеют многослойные камеры в стволах, разделенные перегородками различной толщины. Примечательно, что дважды в таких «многоквартирных» убежищах рядом с гнездом соболя мы находили гнезда бурундуков, сделанные из сухих бере­зовых листьев. В одном случае выводок из 6 голых слепых бурун­дучат в корневом дупле кедра отделяла от камеры с соболятами и соболюшкой рыхлая пробка из древесной трухи толщиной в 4-5 см, в другом - 5 еще слепых бурундучат были отгорожены от соболюшки подгнившей перегородкой многослойного дупла в стволе кедра. Таким образом, в обоих случаях при желании соболь доволь­но легко мог расправиться с бурундуками, однако почему-то не сделал этого. В статье С.А. Корытина (1970) указывается, что агрес­сивная реакция хищника на жертву может тормозиться рядом фак­торов. В частности, это может быть при совместном обитании в од­ной норе или при встречах в районе гнездового участка хищника. В Кара-Кумах нам приходилось встречать гнезда саксаульных во­робьев, свитые в основании гнезд пустынных воронов и сарычей. По-видимому, аналогичное явление наблюдается во взаимоотноше­ниях соболя с его жертвами.

Иногда выводковое гнездо может помещаться в дупле ствола. В двух случаях вход в него располагался в 90-110 см от поверхности земли. У нескольких других убежищ (в стволе лиственниц и сосен) вход находился на высоте от 8 до 13 метров. В выводковых гнездах сухо и чисто. Экскременты молодняка мы находили в дуплах толь­ко тогда, когда соболята достигали уже не менее 2/3 величины взрослых особей. Убежища в крупнокаменистых россыпях встреча­лись неоднократно, но добраться до гнезда не удавалось ни разу. На рис.11Д изображено убежище именно такого типа, найденное В.Р. Жаровым в верховьях р. Давша в подгольцовом поясе. Оно распо­лагалось в крупно каменистой россыпи вблизи зарослей кедрового стланца, вход имел сечение 12x35 см, глубина составляла 120 см.  



Все изображенные на схемах типы убежищ соболи используют в любое время года. И все же в середине зимы, в самые сильные морозы, они предпочитают гнезда в дуплах корней и комлях де­ревьев, как наиболее теплые. Другие убежища, представленные на Рис. 11 Б, В, Г, Д, используются в остальные времена года, включая и начало зимы, когда нет сильных морозов. Временные убежища, изображенные на рис.12 (Е, Ж, 3), служат соболю зимой, но не про­должительное время.

Назад в раздел





СПРАВОЧНАЯ СЛУЖБА

Национальная библиотека Республики Бурятия

Научно-практический журнал Библиопанорама

Охрана озера Байкал 
Росгеолфонд. Сибирское отделение   
Туризм и отдых в Бурятии 
Официальный портал органов государственной власти Республики Бурятия 





Copyright 2006, Национальная библиотека Республики Бурятия
Информационный портал - Байкал-Lake