Eng | Рус | Буряад
 На главную 
 Новости 
 Районы Бурятии 
 О проекте 

Главная / Каталог книг / Электронная библиотека / Соболь

Разделы сайта

Запомнить меня на этом компьютере
  Забыли свой пароль?
  Регистрация

Погода

 

Законодательство


КонсультантПлюс

Гарант

Кодекс

Российская газета: Документы



Не менее полезные ссылки 


НОЦ Байкал

Галазий Г. Байкал в вопросах и ответах

Природа Байкала

Природа России: национальный портал

Министерство природных ресурсов РФ


Рейтинг@Mail.ru

  

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Враги и конкуренты соболя

Автор:  Черникин Е.М.
Источник:  Черникин Е.М.Экология соболя (Martes zibellina Lunneus, 1758) в Баргузинском заповеднике. – Улан-Удэ, 2006. – С. – 177-184.


Среди более крупных и сильных, чем соболь, хищных млекопи­тающих серьезных врагов у него в баргузинской тайге нет. Числен­ность большинства крупных четвероногих и, пернатых хищников, низка, причем редко кто-либо из них специально охотится за собо­лем. Взрослый здоровый соболь настолько хорошо приспособлен к окружающей среде, что обычно легко может избежать опасности. Многолетние наблюдения показывают, что гибель от хищников подстерегает две категории зверьков: молодняк, только что начи­нающий самостоятельную жизнь, и стариков, утративших былое проворство и остроту органов чувств. Отметим, что старые зверьки во время мечения встречались довольно редко. За весь период отло­ва соболей на территории заповедника нам попалось всего 15 ста­рых соболей с сильно стертыми зубами, низким весом и другими признаками старческой деградации. Это противоречит утверждени­ям В.Н. Скалона (1952) о старении популяции соболей Баргузинского заповедника. В отсутствие промысла средний возраст зверьков, несомненно, должен возрастать. Однако одряхлению популя­ции препятствует высокая степень ее подвижности, связанная с постоянной динамикой условий существования. Этот процесс особен­но усилился в последние годы и подтверждается работами по мечению соболей.

Фактов нападения хищников на соболя и попыток охоты на него немного, поэтому мы перечислим эти случаи.

1.                                           К югу от низовий р. Кабаньей зимой 1968 г. охотник Ю.Ф. Татаринов спугнул росомаху, караулившую (судя по свежим сле­дам) соболя, прятавшегося в комлевом дупле кедра. Услышав при­ближающегося охотника, росомаха убежала, а вслед за ней выско­чил и соболь.

2.                                           В январе 1969 г. автор наблюдал по следам, как лисица «тропила» соболя на льду Байкала, неотступно повторяя каждый изгиб его следа. Когда зверек повернул к берегу, пошла за ним и лисица, но, войдя в лес, оставила след.

3.                                            В марте 1969 г. охотник Ю.Ф. Татаринов и А.Г. Казанцев в долине р. Большой наткнулись на место, где крупная птица умерт­вила и уничтожила соболя. Кровь, бившая струей, сделала в снегу глубокое отверстие. Найденные здесь же три погадки, принадлежа­ли, по-видимому, филину. Анализ погадок показал, что они состоя­ли из соболиной шерсти, костей скелета и фрагментов черепа одно­го зверька (отдельные куски можно было соединить воедино). Судя по сильно стертым клыкам, соболю было не менее 7-8 лет. По дан­ным О.В. Егорова и Ю.В. Лабутина (1959), в Якутии при изучении питания филина, кости соболя в погадках этой птицы составили за­метный процент встреч.

4.                                           Во время отлова соболей в ноябре 1968 г., когда мы уже в сумерках пытались снять зверька с дерева, неожиданно прилетела большая сова, вероятно бородатая неясыть. Хищник неоднократно пытался приблизиться к соболю, но всякий раз мы отгоняли сову, и она оставила свои попытки.

5.                                          Во время отлова в сентябре 1978 г. в долине р. Давша на со­боля, сидящего на вершине лиственницы, несколько раз пыталась напасть ястребиная сова. Принимая во внимание относительно не­большую величину птицы, автор не склонен принимать эти попыт­ки всерьез: скорее это была демонстрация угрозы со стороны совы. Нечто подобное тому, как вороны реагируют на появление кошки.

6.                                           20 декабря 2002 г. Ю.В. Гороховский, сотрудник лесной ох­раны заповедника, во второй половине дня поднялся на пожарную вышку, построенную на хребте в районе устья р. Таркулик. Когда он примерно через час спускался вниз по своему следу, то заметил на тропе ястреба-тетеревятника, клюющего какую-то жертву. Ею оказался соболь-сеголеток, у которого был съеден головной мозг и большая часть туловища вместе с внутренностями.

В отдельные годы, когда соболи испытывают острую нехватку пищи, возрастает урон, наносимый им хищниками. В такие периоды иногда наблюдаются массовые миграции соболей. Зверьки выходят на лед Байкала, появляются в несвойственных им открытых местах. Естественно, в открытых стациях возрастает и опасность нападения врагов. В полной мере это относится к угрозе нападения со стороны лисицы и других относительно крупных и сильных хищников.

Свидетельством этому служат литературные данные (Корнеев, 1938; цитируется по Гусеву, 19616), когда были найдены экскре­менты лисицы, содержащие шерсть соболя, и наши наблюдения. Еще более проясняется картина взаимоотношений соболя и лисицы при анализе питания последней. В таблице 45 приведены результа­ты исследования экскрементов лисицы, собранных поздней осенью, зимой и ранней весной 1969-1971 гг.



Эти материалы свидетельствуют о том, что соболь изредка ока­зывается в числе жертв лисицы. Вполне возможно, что ее добычей становятся не только живые, но и павшие по разным причинам зверьки. В Северо-Восточном Прибайкалье для лисицы серьезную помеху создает глубокоснежье. Как показывают многолетние на­блюдения, зимой она обычно придерживается побережья Байкала, проникая вглубь тайги только в малоснежные годы. В 1980-е и 1990-е гг. в связи с глобальным потеплением шансы на возмож­ность зимних заходов вглубь территории значительно повысились. Так, А.А. Ананин 31 октября 1992 г. отметил по следам, как лисица из верховьев р. Езовка перевалила в долину р. Кабанья и вернулась обратно (35 км от побережья оз. Байкал). Заходы лисицы в начале зимы в этот же район наблюдались и в 1995 г. В конце сентября 1994 г. инспектор Ю.В. Гороховский отмечал лисьи следы в верхо­вье р. Давша, где в это время уже установился снежный покров. И все же зимой лисица представляет опасность для соболя в основном на побережье Байкала, где снег мельче, плотнее и меньше затрудня­ет передвижение лисицы, причем эта угроза наиболее реальна в ма-локормные годы, когда соболи особенно часто выходят из глубины тайги.

Росомаха распространена на территории значительно шире, но везде крайне малочисленна. Большую часть года она ведет бродя­чий образ жизни, не задерживаясь подолгу на одном месте. Есть основания предполагать, что соболь ее добычей становится в ос­новном тогда, когда попадет в ловушку охотника. В другое время росомаха скорее потенциальный, чем реальный враг соболя. В проана­лизированных автором экскрементах росомахи, собранных в зимние месяцы 1969-1970 гг., остатков соболя не встречено (табл. 46). Однако эти материалы из-за их небольшого объема дают лишь приблизи­тельное представление о питании росомахи. Прямые наблюдения о нападении росомахи на соболя известны в Красноярском крае (Ки­селев, 1964).


Рысь на северо-восточном побережье Байкала встречается весь­ма редко и уже по этой причине реальной опасности для соболя не представляет. Волки в последние десятилетия достаточно прочно закрепились на территории заповедника, но численность их низка, и в настоящее время нет оснований ожидать ее заметного роста. Мед­ведь, напротив, относится к наиболее обычным видам фауны При­байкалья, но скорее должен быть отнесен к конкурентам, чем вра­гам соболя. Факты уничтожения соболя медведем нам не известны. По характеру питания он всеядный хищник, в пище которого пре­обладают корма растительного происхождения и в том числе семе­на кедра, кедрового стланца и различные ягоды, т.е. все наиболее важные компоненты соболиного рациона.

Крупные пернатые хищники, дневные и ночные, в частности, такие как ястреб-тетеревятник, филин и неясыть, опасны для собо­ля, но численность их в Прибайкалье, по нашим наблюдениям и бо­лее ранним данным O.K. Гусева (1966), постоянно низка. Их встречи заметно учащаются только во время весенних и осенних проле­тов. В эти периоды значительно расширяется и список видов перна­тых хищников (Ананин, Федоров, 1988), тем не менее во время пролета не отмечалось каких-либо признаков повышенной смертно­сти соболей. Таким образом, есть все основания полагать, что враги (за исключением человека) существенного влияния на регулирова­ние численности соболя не оказывают.

Говоря о конкурентах соболя, автор имеет в виду прежде всего соперничество за пищу. Среди хищников северо-восточного побе­режья Байкала соболь - самый многочисленный вид. Из мелких куньих более или менее значительной численности достигает лишь один горностай. Из-за особенностей экологии и отчасти вследствие преследования соболем, которое отмечалось еще со времен Л.П. Сабанеева (1875), горностай практически отсутствует в характер­ных для соболя местах. В альпийском и субальпийском поясах, прибрежной части речных долин и по берегам Байкала соболя мало. Для горностая же это места, где он встречается наиболее часто. В те годы, когда численность соболя в характерных для него местооби­таниях снижается, здесь начинают отмечаться следы горностая. Та­ким образом, конкурентные отношения с горностаем на Северо-Восточном побережье Байкала практически не вредят соболю. Лю­бопытно, что для соболей Шантарских островов и Якутии горно­стай отмечен как один из наиболее важных конкурентов (Дулькейт, 1929; Тавровский, 1958; Тавровский и др., 1971).

Численность ласки в заповеднике очень низка. Кроме того, как показывают отдельные наблюдения, она сама в какой-то мере слу­жит пищевым объектом соболя. Это позволяет исключить ее из числа сколько-нибудь серьезных конкурентов. Колонок в период депрессии численности соболя, которая наблюдалась в период ор­ганизации заповедника, был одним из наиболее многочисленных видов куньих (Доппельмаир, 1926). Сейчас он на всей территории регистрируется крайне редко. Колонок как бы поменялся местами с соболем. Это произошло вероятно в результате конкуренции и пря­мого преследования со стороны соболя, хищника более многочис­ленного и более сильного (Мартынов и др., 1960). Указания на фак­ты истребления колонка соболем встречаются у ряда авторов (Раев­ский, 1947; Тимофеев и Надеев, 1955; Шапошников, 1956; Мельчинов, 1958 и др.). На вытеснение колонка соболем указывает Г.Д. Дулькейт (1959). Наблюдения А.Т. Войлочникова на Дальнем Вос­токе (1972) свидетельствуют о том, что соболь при его высокой плотности преследует колонков и, напротив, при низкой численно­сти враждебности к колонку не проявляет. Солонгой также очень редок. За последние годы существования заповедника на его терри­тории и смежных с ним участках Северо-Восточногопобережья Байкала известно лишь несколько находок солонгоя. Наиболее крупный представитель семейства куньих - росомаха, несмотря на то, что она в значительной мере потребляет те же корма, что и со­боль (мышевидные грызуны, семена кедра и др.), вследствие низкой численности и бродячего образа жизни заметного влияния на со­стояние кормовой базы оказать не может.

Конкурентная роль лисицы несомненна. Ее зимнее питание в основном базируется на использовании мышевидных и семян кедра. На это указывают наши личные наблюдения (табл. 45) и литератур­ные источники (Мартынов и др., 1960). Но влияние лисицы сказы­вается, главным образом, в зоне байкальского побережья, к которо­му большую часть года приурочено ее обитание. Зимние заходы лисицы в глубь территории ограничены и во времени в пространст­ве, о чем уже говорилось ранее.

Из крупных хищников волк серьезной конкуренции соболю в области питания составить не может из-за своей малочисленности. Совершенно иное следует сказать о медведе. На северо-восточном побережье Байкала в ряде мест, особенно на территории Баргузинского заповедника, медведь обычный хищник, всеяден по характе­ру питания. Его рацион существенно изменяется в зависимости от сезона. Кедровые «орехи» занимают в его питании очень большое место. Так как это крупный и относительно многочисленный зверь, то на его долю приходится немалая часть урожая. Медведь подби­рает опавшие шишки, но иногда и сам лазает за ними на деревья и Серьезно уродует молодые кедры, обламывая шишки вместе с вер­шиной. Если нет опавших шишек, он активно использует запасы бурундуков и кедровок. Последнее обстоятельство крайне важно, т. К. запасы кедровок - это один из источников орехов, доступных для соболя. Конкурентная роль медведя проявляется только в бесснежный период, зиму он проводит в берлоге. Конкурирует медведь с соболем и в отношении питания ягодами.

Самое большое значение в сокращении запаса кедровых орехов имеют грызуны (бурундук, белка, мышевидные) и птицы (кедровка и ряд других). Н.Д. Кирис (1973) для западной Сибири указывает что от общего количества кедровых орехов, съеденных лесными зверями и птицами, на долю бурундука приходится до 25 %, а на долю кедровки - от 30 до 50 %. Ф.Р. Штильмарк (1963) полагает, что бурундуки в кедровниках Западного Саяна изымают более по­ловины урожая семян кедра. По расчетам К.П. Филонова (1962), в Баргузинском заповеднике обитатели тайги с конца июля до начала сентября используют до 40 % урожая семян кедра в поясе низмен­ностей и до 60 % - в горно-лесном поясе. Мы полагаем, что подоб­ные расчеты вероятно справедливы для средних урожаев, не пре­вышающих 3 баллов по шкале Каппера-Формозова. При 4-5-балльных урожаях опавшие шишки, а иногда и шишки на кедрах сохраняются до июля - начала августа следующего года.

Следует учесть, что из птиц легче назвать тех, которые не едят кедровых «орехов». Потребителей великое множество. Например, черные вороны в урожайные для кедра годы в значительном коли­честве остаются на зимовку, и основу их питания в зимние месяцы в такие периоды составляют преимущественно кедровые «орехи». Если о мышевидных можно сказать, что они, сами становясь жерт­вой соболя, в значительной мере восполняют ущерб, приносимый уничтожением кедровых семян, то по отношению к бурундуку и белке это будет справедливо лишь отчасти, потому что, как было показано, эти грызуны занимают в питании хищника очень скром­ное место.

Кедровка, с одной стороны, является истребителем орехов и в этом смысле конкурирует с соболем. Но, с другой стороны, она соз­дает запасы, которыми часто пользуются соболь, белка и многие другие животные. Эта полезная сторона ее деятельности отмечалась многими исследователями (Формозов, 1934; Скалон и Тарасов, 1946; Бибиков, 1948; Меженный, 1964 и др.). Большинство мелких птиц компенсирует урон, причиненный кормовой базе, только в той мере, в какой они сами поедаются соболем. Так как процент птиц в питании соболя обычно не велик, то значение их в качестве конку­рентов больше, чем в качестве пищевого объекта.

Назад в раздел





СПРАВОЧНАЯ СЛУЖБА

Национальная библиотека Республики Бурятия

Научно-практический журнал Библиопанорама

Охрана озера Байкал 
Росгеолфонд. Сибирское отделение   
Туризм и отдых в Бурятии 
Официальный портал органов государственной власти Республики Бурятия 





Copyright 2006, Национальная библиотека Республики Бурятия
Информационный портал - Байкал-Lake