Eng | Рус | Буряад
 На главную 
 Новости 
 Районы Бурятии 
 О проекте 

Главная / Каталог книг / Электронная библиотека / Соболь

Разделы сайта

Запомнить меня на этом компьютере
  Забыли свой пароль?
  Регистрация

Погода

 

Законодательство


КонсультантПлюс

Гарант

Кодекс

Российская газета: Документы



Не менее полезные ссылки 


НОЦ Байкал

Галазий Г. Байкал в вопросах и ответах

Природа Байкала

Природа России: национальный портал

Министерство природных ресурсов РФ


Рейтинг@Mail.ru

  

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Систематическое положение и история изучения баргузинского соболя

Автор:  Черникин Е.М.
Источник:  Черникин Е..М.Экология соболя (Martes zibellina Lunneus, 1758) в Баргузинском заповеднике. – Улан-Удэ, 2006. – С. – 8-14.

Соболи, обитающие на северо-восточном побережье Байкала, исстари известны как баргузинские. В период организации Баргузинского заповедника по сборам экспедиции Г.Г. Доппельмаира местный соболь был описан А.А. Бялыницким-Бируля (1916) как особый подвид (Martes zibellina princeps Birula, 1916).

Г.И. Монахов (1972 а, 1976) после ревизии таксономической структуры вида Martes zibellina, L., 1758 предложил сохранить подвидовой статус только за тобольским, камчатским, алтайским и са­халинским соболями. Баргузинский соболь, по его мнению, должен быть отнесен к локальной форме северной группы популяций, как и ряд других.

Морфология баргузинского соболя детально или кратко осве­щалась в ряде работ (Туров, 1924; Огнев, 1931; Кузнецов, 1941; Ти­мофеев и Надеев, 1955; Монахов, 1970 и др.). Наши сведения под­тверждают, что баргузинский соболь характеризуется мелкими раз­мерами (табл. 1).


Современные и исторические сведения, свидетельствующие о широком спектре индивидуальной и географической изменчивости соболя как вида, приводимые в монографии Бакеева, Монахова, Синицына (2003), полностью подтверждаются нашими наблюде­ниями за баргузинскими соболями. Зверьки с северо-восточного побережья Байкала в массе отличаются темным пышным и мягким мехом. Вместе с тем, существует широкая амплитуда индивидуаль­ной изменчивости окраски от светлых, палевых до смолисто-черных, преобладают однотонные, без «серебра», т.е. примеси бе­лых волос, хотя изредка встречаются практически серые зверьки с высоким процентом белых волос. Товароведы, занимающиеся сор­тировкой пушно-мехового сырья, иногда среди массы шкурок бар­гузинского кряжа выделяют менее ценные с признаками амурского кряжа, заметно отличающиеся по качеству меха. Очень сильно мо­жет изменяться и масса тела. При обилии корма средний вес собо­лей иногда повышается на 20-25 %. Это указывает на то, что требу­ется осторожность при использовании этого показателя в качестве морфологического критерия.

Несмотря на широкую известность, изучение баргузинских со­болей началось только после приезда Баргузинской экспедиции, в состав которой вначале входили Г.Г. Доппельмаир, К.А. Забелин, З.Ф. Сватош, А.Д. Батурин и Д.Н. Александров, последний вскоре должен был уехать. В течение 2 лет (1914-1915 гг.) в основном си­лами четырех оставшихся членов творческой группы продолжались комплексные исследования, результаты которых послужили осно­ванием для официального открытия в 1916 г. Баргузинского охотничьего соболиного заповедника.

Под заповедник отводилась территория на северо-восточном побережье Байкала от р. Большой Чивыркуй на юге до мыса Валукан на севере площадью 200 тыс. га. К северной границе заповедни­ка непосредственно примыкал Баргузинский казенный охотничий участок площадью свыше 300 тыс. га, учреждавшийся в качестве базы для отработки наиболее рациональных приемов ведения охотничье-промыслового соболиного хозяйства. Разнообразные, не ут­ратившие своей ценности материалы экспедиции Г.Г. Доппельмаи­ра, были опубликованы лишь в 1926 г. Это издание, вышедшее ми­зерным тиражом, представляет собой серию очерков, написанных членами экспедиции и объединенных целью дать достаточно пол­ную характеристику территории заповедника и смежного с ним эксплуатационного участка. В книге описаны не только объекты охотничьего промысла, их биология, но и сам промысел, его эконо­мика и уклад жизни местного населения (Доппельмаир, 1926).

Малочисленность и скрытность соболя не позволили членам экспедиции собрать достаточно полные сведения о его жизни. В качестве подсобного метода в решении этой задачи и попыткой к разведению ценного зверька в неволе явилось создание в 1915 г. в п. Сосновка соболиного питомника. Сначала здесь было лишь два зверька, но со временем поголовье увеличилось. Однако всякого рода организационные сложности, недостаточное финансирование и оторванность от населенных пунктов настолько усложнили со­держание соболиного питомника, что его пришлось перенести с территории заповедника в с. Баргузин так и не добившись сущест­венных результатов.

В годы революции, гражданской войны и послевоенной разрухи при отсутствии должного финансирования и охраны ни о какой серьезной научной работе в заповеднике не могло быть и речи. Бо­лее того, без преувеличения можно утверждать, что сам Баргузинский заповедник сохранился лишь благодаря самоотверженности и энтузиазму таких сотрудников, как З.Ф. Сватош и К.А. Забелин. В критической ситуации, когда необходимо было сохранить заповед­ник от расхищения, а соболей - от уничтожения, научные исследо­вания отступали на второй план. Вероятно, поэтому З.Ф. Сватош значительную часть фактического материала по биологии соболя передал сторонним специалистам: П.А. Мантейфелю (1934), С.С. Фолитареку (1948) и др.

Особый интерес для нас имеют рукописи З.Ф. Сватоша: Мате­риалы по изучению биологии соболя в Баргузинском заповеднике, 1932; Размножение соболя в Баргузинском заповеднике (год отсут­ствует); Пора озаботиться надлежащим образом о сохранении от полного истребления нашего баргузинского соболя, 1935; История возникновения Баргузинского заповедника и современное его со­стояние, 1932.

Эти работы остались неопубликованными, но их материалы ис­пользованы авторами, писавшими о соболях Восточной Сибири (Фаворский, 1935; Фетисов, 1947 и др.). Материалов, иллюстри­рующих состояние заповедника в первые десятилетия его сущест­вования, сохранилось немного, но все они свидетельствуют о З.Ф. Сватоше, как о человеке решительном и целеустремленном. Он был сторонником радикальных мер в разрешении соболиной проблемы, в число которых входило и клеточное соболеводство.

Другой участник Баргузинской экспедиции К.А. Забелин в ап­реле 1916 г. был командирован из Петрограда в Сосновку на долж­ность заведующего заповедником (Гусев, 1993). С 1924 по 1931 г. он работал на должности специалиста по охоте в Управлении леса­ми Народного Комиссариата земледелия Бурят-Монгольской АССР. Последние годы К.А. Забелин заведовал эксплуатационным участ­ком при Баргузинском заповеднике. Его перу принадлежат статьи по организации и экономике охотничьего хозяйства, технике охотпромысла, охотничьим угодьям, вопросам охраны соболя и других животных и, отчасти, клеточному соболеводству (1917, 1925, 1926 а, 1926 б, 1926 в, 1926 г, 1926 д, 1926 е, 1928, 1929 а, 1929 б, 1929 в, 1929 г). В сентябре-ноябре 1932 г. в заповеднике и на сопредельной с ним территории работала Баргузинская экспедиция ВНИИПО, занимавшаяся охотустройством. В отчете О.Л. Правдиной по ре­зультатам деятельности этого отряда приведены сведения о числен­ности, стациях и распределении соболя на обследованной террито­рии в 1932 г.

В летне-осенний период 1933 г. по заданию Иркутского филиала ВНИИПО в высокогорье Баргузинского заповедника, в верховье р. Большой Черемшаны провел обследование Н.В. Некипелов, изло­живший результаты своей работы в рукописи «К вопросам об эко­логии соболя высокогорной части Баргузинского хребта». Рукопись находится в фондах Баргузинского заповедника. В 1933-1934 гг. на территории Баргузинского заповедника функционировал биопункт Иркутского филиала Всесоюзного научно-исследовательского ин­ститута промысловой охоты, которым заведовал П.П. Тарасов, впо­следствии перешедший на должность егеря Баргузинского заповед­ника.

В период с 1933 по 1936 г. П.П. Тарасов, занимаясь изучением соболя, собрал разнообразный материал по его экологии. В частно­сти, им проведены первые абсолютные учеты соболя и подкормка зверьков. Рукопись П.П. Тарасова «Материалы по экологии баргу­зинского соболя» (1934) осталась неопубликованной, но некоторые ее материалы использованы В.П. Фаворским (1935), и она сама ци­тировалась рядом авторов (Фаворский, 1935; Тимофеев, 1948). Ин­тересна для нас также работа о роли кедра (Скалой, Тарасов, 1946).

В 1935-1937 гг. в заповеднике работал зоолог В.К. Тимофеев, итогом исследований которого явилась статья «Экология баргузинского соболя» (1948), обобщающая не только результаты его собст­венных наблюдений, но и материалы рукописных отчетов П.П. Та­расова. Однако, несмотря на несомненную ценность этой публика­ции, еще очень многое в экологии соболя продолжало оставаться неясным, и в конце тридцатых годов эстафету исследований по этой теме принял научный сотрудник заповедника И.Н. Корнеев. Он сделал ряд наблюдений во время неблагополучной зимовки соболей в сезон 1937/38 г., отметил их миграции из заповедника и появле­ние на полуострове Святой Нос. И.Н. Корнеевым проведено обсле­дование угодий в Кабанском районе Республики Бурятия с целью реакклиматизации соболя и подготовлены соответствующие реко­мендации. Результаты исследований И.Н. Корнеева не были опуб­ликованы и остались в виде рукописных отчетов. Сам И.Н. Корнеев с началом Великой Отечественной войны был призван в действую­щую армию и погиб на фронте в 1941 г.

В 1940-1941 гг. к научной работе по соболю приступил Б.Ф. Белышев. Обработав архивный материал, включающий многолетние сборы З.Ф. Сватоша, он подготовил ряд статей (Белышев, 1950, 1960 и др.). Еще одна статья этого исследователя, написанная в 1941 г. и освещающая численность и учеты соболя, осталась в виде рукописи в фондах заповедника.

Великая Отечественная война надолго прервала многие научные исследования, проводившиеся в заповеднике. Лишь 10 лет спустя серьезное изучение соболя продолжил научный сотрудник, эмбрио­лог Ю.Б. Баевский, выполнявший с 1951 по 1955 г. работы по теме «Половой цикл и плодовитость баргузинского соболя». Им впервые изучено зародышевое развитие соболя и такой феномен как диапауза. Баевским получены конкретные фактические материалы по пло­довитости баргузинского соболя. Результаты научных работ осве­щены Ю.Б. Баевским в кандидатской и докторской диссертациях и серии публикаций (1955, 1956, 1957 а, 1957 б, 1958, 1960 а, 1960 б, 1968, 1970).

Одновременно с Ю.Б. Баевским с 1951 по 1954 г. в заповеднике работала его жена Н.М. Баевская, выполнявшая тему «Кормовые ресурсы баргузинского соболя и их влияние на его плодовитость». Публикаций о проведенных исследованиях Н.М. Баевская не оста­вила, но основные результаты ее работ изложил O.K. Гусев (1960 а).

В начале пятидесятых годов к изучению экологии баргузинско­го соболя приступили молодые охотоведы O.K. Гусев и Б.С. Латынский. Они участвовали в исследованиях по теме «Разработка мето­дов количественного учета соболя в горно-таежных районах Сиби­ри» и сборах материалов по организации опытного соболиного хо­зяйства на северо-восточном побережье Байкала. В этот период за­поведная система Советского Союза испытала серьезные потрясе­ния. Ряд заповедников был закрыт, а площадь других заповедников сильно уменьшена, до 52 400 га урезали и территорию Баргузинско­го заповедника. На бывшей северной части территории заповедника предполагалось учредить опытное соболиное хозяйство. В 1958 г. площадь заповедника постановлением правительства вновь расши­рилась до 248 200 га. Результаты работы Б.С. Латынского нашли отражение на страницах отчетов, хранящихся в фондах заповедника и в совместной с O.K. Гусевым рукописи «Материалы к организа­ции опытного соболиного хозяйства на северо-восточном побере­жье Байкала». Исследования O.K. Гусева в процессе поисков метода количественного учета соболя послужили материалом к серии пуб­ликаций, посвященных различным сторонам экологии баргузинско­го соболя, методике учета и вопросам практического ведения собо­линого хозяйства (1956, 1957 а, 1957 б, 1959, 1960 а, 1960 б, 1960 в, 1960 г, 1960 д, 1961 а, 1961 б, 1962 а, 1962 б, 1965 а, 1965 б, 1966, 1971 а, 1971 б, 1975, 1993; Гусев, Ткаченко, 1972).

В те же годы некоторое время исследованием зимней экологии соболя занимался СП. Кирпичев, в дальнейшем полностью пере­ключившийся на изучение каменного глухаря. В архивах Баргузин­ского заповедника хранится рукопись СП. Кирпичева «Изучение зимней суточной активности баргузинского соболя и его убежищ» (1956). В период с 1957 по 1959 г. в заповеднике Н.Г. Скрябиным велись работы по теме «Стации баргузинского соболя и особенно­сти распределения его плотности», завершившиеся двумя публика­циями (Скрябин, 1960, Скрябин, Филонов, 1962) и рядом отчетов.

Позже Главохота предложила многолетнюю фронтальную тему «Факторы, определяющие динамику численности охотничье-промысловых, редких и ценных животных в заповеднике и смежных угодьях (соболь и белка)», ответственными исполнителями которой последовательно были Н.Г. Скрябин, а после его ухода из заповедника в 1962 г. - супруги В.Р., Т.И. Жаровы и затем Е.М.Черникин.

Исследования В.Р., Т.И. Жаровых представлены в рукописных отчетах 1963 и 1966 гг. и статье (Жаров, 1972).

В последующие годы помимо автора этой работы к исследова­ниям экологии соболей Северо-ВосточногоПрибайкалья на непро­должительное время подключались и другие биологи. Так, в период с 1981 по 1985 г. в числе исполнителей тем «Изучение структуры популяции и биотопического размещения баргузинского соболя» и «Разработка научных основ охраны, воспроизводства и рациональ­ного использования популяции баргузинского соболя» был дирек­тор Баргузинского заповедника Г.А. Янкус. Им собирались мате­риалы по опромышляемым территориям, с севера примыкающим к заповеднику вплоть до долины р. Верхней Ангары. Итогом этой работы явились рукописные отчеты, а также тезисы (Дворядкин, Янкус, 1979). В этот же период А.В. Дворядкиным публиковались некоторые материалы о динамике численности соболя на террито­рии Северо-Восточного Прибайкалья и высказывались теоретиче­ские предпосылки к эксплуатации соболиных популяций (Дворяд­кин, 1979, 1980; Дворядкин, Тронин, 1981).

В 1970-гг. в период массового увлечения биологов идеями А.Л. Чижевского о цикличности разнообразных биологических явлений в биосфере земли и ее связи с периодичностью солнечной активно­сти эта тенденция нашла отражение в работах, посвященных дина­мике численности баргузинского соболя, например, в рукописи курсового отчета Ю.А. Дармана «Динамика численности соболя Северо-Восточного Прибайкалья» (1978, фонды Баргузинского за­поведника).

Этим исчерпывается перечень основных исследований, посвя­щенных проблеме соболей Северо-Восточного Прибайкалья. Мы намерено не включили сюда работы, относящиеся к баргузинским соболям, вывезенным из Прибайкалья с целью акклиматизации и пополнения племенного стада звероферм. Список таких публикаций достаточно велик, но условия обитания и содержания (это относит­ся к клеточным зверям), настолько отличаются от условий Прибай­калья, что было бы некорректным полученные результаты прямо, без соответствующих оговорок переносить и на аборигенных собо­лей. Следует лишь упомянуть об обобщающих исследованиях В.Г. Монахова (2002), посвященных общебиологической проблеме - из­менчивости зверьков-акклиматизантов и баргузинским соболям, в том числе.

Назад в раздел





СПРАВОЧНАЯ СЛУЖБА

Национальная библиотека Республики Бурятия

Научно-практический журнал Библиопанорама

Охрана озера Байкал 
Росгеолфонд. Сибирское отделение   
Туризм и отдых в Бурятии 
Официальный портал органов государственной власти Республики Бурятия 





Copyright 2006, Национальная библиотека Республики Бурятия
Информационный портал - Байкал-Lake