Eng | Рус | Буряад
 На главную 
 Новости 
 Районы Бурятии 
 О проекте 

Главная / Каталог книг / Электронная библиотека / Охотничье-промысловые ресурсы

Разделы сайта

Запомнить меня на этом компьютере
  Забыли свой пароль?
  Регистрация

Погода

 

Законодательство


КонсультантПлюс

Гарант

Кодекс

Российская газета: Документы



Не менее полезные ссылки 


НОЦ Байкал

Галазий Г. Байкал в вопросах и ответах

Природа Байкала

Природа России: национальный портал

Министерство природных ресурсов РФ


Рейтинг@Mail.ru

  

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Перспективы развития охотничье-промыслового хозяйства

Источник:  Бурятия: концептуальные основы стратегии устойчивого развития / Под ред. Л.В. Потапова, К.Ш. Шагжиева, А.А. Варламова. – М., 2000. – С. 286-299.


Развитие охотничье-промыслового хозяйства разделяется на периоды времени, каждый из которых состоит из этапов. Пос­ледний период отличается от предыдущего более высокой степе­нью рациональности в использовании охотничьих ресурсов, возра­стающей эффективностью охотпользования, стремлением общества к снижению ущерба воспроизводственному потенциалу ресурсов (Камбалин, Красный, 1998 ).

Добыча диких животных в Бурятии имеет далекое историчес­кое прошлое. На определенном историческом этапе она составила основу материальной культуры жителей Забайкалья — эвенков и бурят. В процессе своего эволюционного развития, направляемого природными и историческими факторами, этот вид хозяйственной деятельности подвергся существенным изменениям.

Отдельные исследователи (Вамбоцыренов, 1998; Москвитин, Атутов, 1985), описывая виды, способы и приемы охоты у бурят, показывают систему всего комплекса охотничьего хозяйства, выде­ляя наиболее характерные и исторически устойчивые типы охоты, отдельные элементы охоты, их своеобразные сочетания, отражая традиционные черты этой отрасли хозяйства для данного этноса, и раскрывают этапы развития этой отрасли в целом.

С древнейших времен на этнической территории бурят разви­ваются две формы охоты — активная, предусматривающая преследование и добычу зверя при помощи орудий, и пассивная — до­быча животных с использованием ловушек.

Определенным феноменом представляется коллективная облав­ная охота у бурят, являясь существенным памятником традицион­ной культуры. Все эти виды охоты были тесно связаны с обще­ственными институтами, военным делом, общим развитием бурят­ской мифологии.

Вместе с тем, имея традиционные черты развития охотничьей отрасли, характерные для данного этноса, ее развитие идет по определенным историческим периодам.

Первый период развития охотпользования с участием Россий­ского Правительства — «ясачно-истощительный» начинается с при­ходом в Сибирь по царскому указу енисейских казаков (Комбалин, Красный, 1998). Он охватывает период с 1628 по 1897 г. С этого времени ведется активное строительство острогов, которые по су­ществу были государственными пунктами по заготовке пушнины. Пушнина становится важным предметом русского сбыта в Китай.

В Кяхте, например, с 1768 по 1785 г. в Китай почти ежегодно променивалась белки от 2 до 4 млн. шт., горностая — от 140 до 400 тыс. шт. Особо ценным предметом русского вывоза в Китай считался соболь, которым была богата Сибирь в XVIII в. В 70-х годах XIX в. в Кяхте променивалось от 6 до 16 тыс. соболей еже­годно (Москвитин, Атутов, 1995).

Среди охотпользователей в первом периоде были местное на­селение (эвенки, буряты), казаки, зверопромышленники. Заготовку пушнины осуществляли купцы.

В этот период царское правительство издает указы и законы, добровольно защищавшие права туземцев на родовые охотничьи угодья, запрещавшие стихийное охотпользование и сжигание ле­сов. Однако существенной корректировки стихийного охотпользо­вания государственные циркуляры не оказали.

Характерными особенностями ясачно-истощительного периода являлось следующее: охотпользование проводилось без эффектив­ного государственного контроля, бытовала не обоснованная науч­но оценка «хозяйственной вредности» многих охотничьих зверей,

в том числе соболя, законодательные акты не способствовали со­зданию системы рационального пользования ресурсами, не было школ по подготовке охотоведческих кадров, отсутствовали соответ­ствующие научные теории.

Стихийный характер использования человеком охотничьих жи­вотных в этом периоде во многом граничил с их хищническим истреблением. К концу XIX в. в результате неумеренного хищни­ческого промысла стала катастрофически уменьшаться численность соболя.

Весной, в годы глубокоснежья и настов, косуль массами заго­няли до изнеможения и били палками, в Забайкалье на косуль охо­тятся круглый год. Сравнивая охотничье хозяйство Западной Ев­ропы и Восточной Сибири, многие исследователи отмечали, что причины столь малой численности зверей кроются главным обра­зом в несоблюдении элементарных правил охоты (Смирнов, 1978).

С января 1898 г. начинается второй период охотпользования — «скрытно-истощительный», который разделяется на два этапа: цар­ский (до 1917 г.) и советский (1917-1935 гг.). Кризисное состоя­ние численности охотничьих ресурсов в этом периоде вызвало ак­тивизацию зоологов, охотников и прогрессивных государственных чиновников. Отличительными чертами скрытно-истощитсльного периода являлись наличие множества важных законодательных ак­тов по рационализации охотпользования, более активное решение государственной властью проблем сохранения охотничьих ресур­сов. Были начаты широкая подготовка научных и производственных охотоведческих кадров, формирование основ научного охото­ведения, введены охотустройство и приписка охотничьих угодий за конкретными пользователями, развитие охотничьей кооперации, акклиматизиция и реакклиматизация охотничьих животных.

До 1917 г., например, был введен запрет отлова диких копыт­ных животных ловчими ямами, а также весенне-летняя охота на них. Царским правительством придавалось важное значение запа­сам соболя. Принятым в 1912 г. законом запрещался соболиный промысел в Забайкалье с 1 февраля 1913 г. по 15 сентября 1916 г. (Силантьев, 1914). Создается Баргузинский соболиный заповедник.

Между тем отсутствие какого-либо надзора за соблюдением изданных законодательных актов делало практически невозможным их исполнение.

Революционные перемены в России вносят сдвиги в охрану животного мира и систему эксплуатации его ресурсов. Основные функции по заготовке пушного сырья возлагаются на охоткоопера-цию (ВСЕКОХОТСОЮЗ), которая осуществляет свою деятельность до периода массовой коллективизации сельского населения и орга­низации колхозов.

В 1925 г. в Бурят-Монгольской АССР утверждаются первые «Правила охоты». В 1926 г. вводится сбор пошлины за право охо­ты и охотбилеты единого образца. В этот период создаются пер­вые добровольные общества охотников, формируется система уп­равления охотничьим хозяйством Республики.

На протяжении скрытно-истощительного периода охотпользование изменяло свое содержание от примитивно-рыночного (1897— 1920 гг.) к государственно-рыночному (1933-1935 гг.). В целом дан­ный период отличается от предыдущего более масштабной и ус­пешной работой государства и общественности по сохранению потенциала охотничьих ресурсов и созданию планомерного охот­ничьего хозяйства.

Третий период охотпользования разделяется на три этапа: до­военный (1935-1941 гг.), военный (1941-1945 гг.) и послевоенный (1945-1957 гг.). В целом охотхозяйственные мероприятия прово­дились на всех этапах периода (охотустройство хозяйств, акклима­тизации и реакклиматизации зверей, биотехния, охрана ресурсов, учетные работы).

Охоткооперация к 1933 г. полностью выполнила свою основ­ную задачу по борьбе с частной скупкой пушнины. После ее лик­видации руководство пушно-меховым хозяйством было возглавле­но Наркоматом высылторга, в системе которого создается все­союзное объединение «Союзпушнина». В Бурятии создаются Байкало-Кударинское, Северо-Байкальское, Курумканское, Кабанское и другие ондатровые хозяйства, которые поставляли 70% пуш­нины.

Совершенствуется система управления охотничьим хозяйством Бурятии. В январе 1936 г. была организована Госинспекция охоты и звероводства при Наркомземе БМАССР, которая в 1940 г. преоб­разована в Госохотинспекцию, а в 1944 г. — в Управление по де­лам охотничьего хозяйства при СНК БМАССР (Москвитин, Атутов, 1985).

Важное значение для развития охотничьего хозяйства Бурятии имело проведенное в 1932 г. вселение нового пушного вида — ондатры, завезенный из Финляндии (100) и с Соловецких остро­вов (370).

В последующие три десятилетия в водоемы было выпущено около 6,5 тыс. шт. ондатры. С 1939 по 1958 г. в Бурятии было рас­селено 674 соболя.

Работы по расселению ондатры и соболя оказались наиболее эффективными. Уже в 1936 г. начался промысел ондатры, достиг­нув в 1959 г. 245 тыс. шкурок.

В результате принятых реакклиматизационных и охранных ме­роприятий к 1940 г. численность соболя возросла, что позволило с 1943 г. начать его промысел. Заготовка шкурок этого зверька с 459 (1943 г.) достигла в 1961 г. 12 848 шкурок.

В конце 1950 г. Совет Министров РСФСР принимает постанов­ление, с которого начинается новый, «рациональный» период охотпользования. В последующие годы на базе ГОХОВ, райзаготконтор, колхозов и других предприятий таежных районов Прибайка­лья и Забайкалья создаются кооперативные и государственные охотничье-промысловые хозяйства (КЗПХ, ГПХ). По форме и со­держанию они оказались наиболее прогрессивными пользователя­ми всего периода и сыграли ведущую роль в формировании систе­мы охотопользования. Завершается рациональный период в конце 80-х гг. (1988-1991 гг.) по мере отмирания государственной моно­полии на производство и реализацию охотничьей продукции (Камбалин, Красный, 1988).

К концу этого периода в Бурятии действовали 9 госпромхозов, 8 коопзверопромхозов приписных охотничьих хозяйств Бурятско­го республиканского общества охотников и рыболовов.

В охотпользовании усиливаются негативные тенденции — утеч­ка пушнины на «черный рынок», браконьерство.

С современным «реконструктивным» периодом (пятым по сче­ту) связаны переход народного хозяйства на рыночные производ­ственные отношения и разрушение сложившейся системы охотпользования. Главными особенностями развития отрасли в данном пе­риоде являются: низкий уровень эффективности производства, длительный социально-экономический кризис, неустойчивый харак­тер производственных отношений между прошлыми и рыночны­ми отношениями.

Наметившаяся в последние годы тенденция утраты охотничь­им хозяйством Бурятии важнейших функций в производственной сфере, а также нарушение рациональных форм и методов деятель­ности определили необходимость глубокого анализа существующих проблем и поиска путей их решения.

Основными причинами кризиса охотничьего хозяйства, по на­шему мнению, стали:

а) неподготовленность работы отрасли в условиях рынка, рост затрат на производство продукции охоты, обусловленное увеличением стоимости топлива, энергоресурсов, ставок банковского кредита, пересчетной стоимости основных фондов и амортизационных отчислений;

б) полная неопределенность в формировании постоянного рынка сбыта продукции, деградация собственной базы пе­реработки сырья, утрата связи с внешними перерабатыва­ющими организациями;

в) несоответствие уровня цен и затрат, трудности реализации пушно-мехового сырья, падение потребительского спроса из-за низкой покупательской способности населения;

г) недостаток или полное отсутствие собственных оборотных средств, необходимых в период подготовки проведения за­готовительного сезона;

д) низкий уровень охранно-воспроизводственных мероприя­тий, обусловленный недостаточным объемом финансиро­вания;                                                                                                                                                                         

е) отсутствие единой организационной структуры и системы управления в охотхозяйственном производстве, позволяю­щее на расчетно-прогнозной основе вести производствен­ный процесс, централизованно решать вопросы сбыта;

ж) инертность руководства ряда охотничье-промысловых пред­приятий и их безынициативность в поисках выхода из со­здавшейся негативной тенденции периода экономической реформы.

В.В. Дежкин (1988) отмечает, что развитие и совершенствование любой формы рациональной человеческой деятельности требуют наличия концепции, объединяющей и сближающей взгляды и уси­лия работающих в данной области ученых и специалистов и унифи­цирующей пути и методы достижения определенных задач. Множе­ственность мнений и подходов должна быть на стадии обсуждения проблем, но наступает момент, когда необходима консолидация, а она возможна только на согласованной концептуальной основе.

Концептуальной основой вывода охотничьего хозяйства Респуб­лики из кризисного состояния стали разработка группой специа­листов и принятие в 1997 г. Правительством Бурятии целевой про­граммы «Развитие охотничьего хозяйства и пушно-мехового комп­лекса Республики Бурятия на период до 2000 года».

Основные направления программы:

   создание в системе охотхозяйственного производства Респуб­лики центральной коммерческой организации ОАО «Охота и пушнина Бурятии»;

   организация и восстановление системы заготовок дикоросов, лекарственно-технического сырья;

   охрана, учет и воспроизводство охотничьих ресурсов;

   развитие спортивной охоты и трофейного дела;

   организация переработки пушно-мехового сырья Республики Бурятия, сохранение клеточного звероводства, укрепление ма­териально-технической базы охотничьего хозяйства пушно-мехового комплекса.

Данная программа стала первым шагом разработки научных основ новых экономических отношений, правовых и экономических механизмов, обеспечивающих развитие охотничьего хозяйства Республики. Цель программы — сфокусировать современные взгля­ды и принципы практиков и ученых на сохранение ресурсного по­тенциала отрасли, его воспроизводство, направить развитие охот­ничьего хозяйства Бурятии на обеспечение нужд и интересов мес­тного населения.

Остановимся на нескольких аспектах достижения поставлен­ной цели.

Охотничье хозяйство базируется на использовании возобнови­мых ресурсов, важнейшей особенностью которых является самовос­произведение, осуществляющееся в ходе природных циклических процессов и не требующее при сохранении эволюционно сложив­шихся экосистем специальных капиталовложений. Эта особенность определяет специфику управления охотничьими ресурсами и хозяй­ственной деятельностью в целом.

Оценка значения современного охотничьего хозяйства должна основываться не только на определении его роли в экономике, но главным образом в разработке важнейших ориентиров и мер в си­стеме комплексного природопользования, к которым относятся: поддержание и повышение продуктивности биосферы (части ее — биомассы охотничьих животных); сокращение потери энергии (био­массы) охотничьих животных на различных трофических уровнях; участие в регулировании природного равновесия в экосистемах (через видовой состав, численности, распределение и структуру населения охотничьих зверей и птиц).

Важность биогеоценгологического подхода к использованию диких животных подчеркивают в своих работах С.С. Шварц (1974) и В.В. Дежкин (1976).

На смену нерегулируемому собирательству «даров природы» и неоправданной интенсификации приходит управление ресурсным потенциалом, основанное на знаниях популяционно-видовой само­регуляции и естественных компенсационных механизмов, свой­ственных экосистеме и биосфере в целом.

Именно поэтому в основе разработки рациональной системы использования охотничьих животных должны быть четкие данные о состоянии их численности. Имеющиеся на сегодня данные отли­чаются неточностью, что связано с низким уровнем организации работ по учету и рядом других причин.

Отсутствие достоверных данных по численности животных сдерживает теоретическое решение главных задач — определение степени насыщения охотничьих угодий видами, реальной оценки их значимости в экономике и роли биогеоценозах.

Так, например, данные М.А. Лавова (1974) показывают, что современная численность лося в отдельных районах Прибайкалья ниже возможной их емкости в 6^0 раз, кабана в 10-50 раз, косу­ли в 5-17 раз, изюбря в 6-8 раз.

По данным М.Н. Смирнова (1978), существующая плотность косули в Западном Забайкалье ниже относительно возможной в 5-10 раз (10-20 особей на 1000 га.).

По мнению В.В. Дежкина (1976), увеличение численности лося возможно в 3-13 раз, косули в 4-10, изюбря в 3-10, кабана в 4-20 раз.

Реализация вышеуказанного аспекта возможна только при «про­ведении тщательного учета эколого-экономических параметров по­пуляций охотничьих животных через создание современных инфор­мационных систем и сбор для них идентифицированных и досто­верных данных.

Все нормативы охотхозяйственной деятельности должны при­нимать во внимание биологическую продуктивность охотничьих угодий как базисный показатель для всех возможных расчетов и определения организационных форм охотничьих хозяйств» (Дежкин, 1988).

Важнейшим условием развития охотничьего хозяйства в Буря­тии и вывода его из кризисного состояния является сохранение его ресурсного потенциала.

Прежде всего для этого необходимо остановить процесс сокра­щения численности отдельных популяций охотничьих животных через усиление борьбы с браконьерством и ростом численности волков. Особенно остро этот вопрос касается численности лося, изюбра, косули, северного оленя, кабарги.

В борьбе с браконьерством охотничье хозяйство Бурятии как никогда нуждается в укреплении и технической модернизации го­сударственной службы охраны диких животных.

Сегодня на государственной службе охотничьего надзора Рес­публики всего 35 охотоведов и 50 егерей государственных заказ­ников.

Большинство охотничьих хозяйств из-за отсутствия средств не в состоянии осуществлять охрану охотничьих угодий на соответ­ствующем уровне. Поэтому за последние 5 лет из общего количе­ства выявленных нарушений правил охоты более 50% выявлены службой госохотнадзора (см. табл. 16).



Реализация комплекса охранных и воспроизводственных мероп­риятий, направленных на улучшение среды обитания охотничьих животных, на сохранение их численности, сдерживается значитель­ным дефицитом и недостатком средств (см. табл. 17).

Наряду с браконьерством немаловажным фактором, влияющим на численность диких копытных животных и структуру их попу­ляции, является хищничество волка, численность которого в пос­ледние годы возросла.



Так, на 1.01.98 г., по данным районных охотоведов, в Республике отмечено 230 стай волков общей численностью около 2 тыс. особей.

В настоящее время принимаются все меры по сокращению чис­ленности волка. В 1977 г. затраты на борьбу с ним в Бурятии со­ставили 102,3 млн. руб., при этом добыто 375 хищников.

Вместе с тем отдельным популяциям копытных в местах их зимнего проживания наносится серьезный урон.

Важным звеном реализации программы концепции развития охотничьего хозяйства Республики должны стать субъекты пользо­вания охотничьими ресурсами, структура охотничьего хозяйства и организация государственного контроля.

В настоящее время в Бурятии насчитывается 45 охотпользователей. С 1998 г. на территории охотугодий общего пользования (госрезервохотфонд) проведены первые конкурсы, согласно Закону Рос­сийской Федерации «О животном мире».

На современном этапе целесообразно юридическое закрепление в законодательстве равных прав и условий для проявления много­образия организационно-правовых форм, многоукладности ведения охотничьего хозяйства, включая индивидуальных предпринимате­лей и охотников.

Анализируя годы рыночного «реконструктивного» периода в охотничьем хозяйстве Бурятии, можно сделать следующий вывод: развитие охотничьего хозяйства реально в большей степени при мелкотоварном финансировании (государственное льготное креди­тование по мелкотоварному варианту) производителей, поскольку охотпользователи за годы реальных преобразований значительно уменьшили размеры своего производства и по сути являются ма­лыми предприятиями.

На перспективу развития охотничьего хозяйства в рыночных условиях при мелкотоварном финансировании производителей ука­зывают В.М. Камбалин, Н.М. Красный (1998), подчеркивая, что «...для сохранения ресурсного потенциала охотничьего хозяйства и быстрого завершения данного этапа федеральная и региональ­ная власти должны создать эффективный механизм льготного финансирования частных и мелких предприятий. Другой важной задачей исполнительной власти является создание условий для производственного кооперирования и объединения охотничьих предприятий в общества, союзы, ассоциации, движения».

Наука, передовая практика рекомендуют, а налоговое законо­дательство объективно толкает охотничье-промысловое хозяйство реорганизовываться в малые формы хозяйствующих субъектов. В связи с тем что труд охотника в большей степени индивидуа­лен, его производительность выше, чем у звена охотников, и хо­зяйственная продуктивность участка предпринимателя почти на по­рядок выше, чем у крупного хозяйственного общества, в охотничье-промысловом хозяйстве следует считать перспективным индивидуальное предпринимательство без образования юридичес­кого лица (Луцкий, Петренко, 1997).

Для выполнения этой важной задачи в рамках реализации про­граммы в Бурятии создано ОАО «Охота и пушнина Бурятии». Пер­вый год работы этой коммерческой организации дал следующие результаты.

Полученный в декабре 1997 г. инвестиционный кредит в сумме 300 тыс. руб. позволил:

• увеличить объем заготовок с 805 тыс. руб. в 1997 г. до 2,8 млн. руб. в 1998 г., что в свою очередь обеспечило поступ­ление налогов в республиканский бюджет в сумме 373 тыс. рублей;

• возобновить заготовительную деятельность шести охотничь­их хозяйств Республики, обеспечив работой 168 человек;

• учредить в 1998 г. два предприятия в Кабанском районе с ус­тавными капиталами 29 тыс. руб. и 18 тыс. руб.

• обеспечить в 6 охотничьих хозяйствах заготовку дикорасту­щей продукции в сумме 161 тыс. руб.;

• максимально легализовать закуп пушнины и продукции охот­ничьего промысла, сократить незаконный закуп и вывоз пе­рекупщиками продукции охоты за пределы Республики.

Успешность реализации программных мероприятий концепции развития охотничьего хозяйства Бурятии будет зависеть от уровня и грамотности государственного управления и вмешательства в производственные отношения.

Государственная политика в области охотничьего хозяйства в условиях рыночной экономики формируется через управление по охране, контролю и регулированию использования охотничьих ре­сурсов Республики Бурятия. Влияние этого органа на субъекты охотпользования происходит через систему мер законодательного, ис­полнительного, экономического и контрольного характера. Основ­ная цель государственной политики в охотничьем хозяйстве — неистощительное использование охотничьих ресурсов.

Необходимо отметить, что наряду с принятыми в последние годы законодательными и другими директивными актами Россий­ской Федерации в области природопользования, и в частности в

охотничьем хозяйстве Республики Бурятия, в 1992 г. принят закон «Об охоте и охотничьем хозяйстве».

Переход отрасли охотничьего хозяйства к новому этапу опти­мизации ее структуры, функций и прогрессивного развития невоз­можен без соответствующего научного обеспечения. В Бурятии назрела необходимость разработки научно обоснованных комплек­сных программ по отдельным видам охотничьих животных. Осо­бенно это касается соболя, диких копытных животных.

Таковы, на наш взгляд, пути развития охотничьего хозяйства Бурятии в условиях рыночных отношений в перспективе.

 

Назад в раздел






СПРАВОЧНАЯ СЛУЖБА

Национальная библиотека Республики Бурятия

Научно-практический журнал Библиопанорама

Охрана озера Байкал 
Росгеолфонд. Сибирское отделение   
Туризм и отдых в Бурятии 
Официальный портал органов государственной власти Республики Бурятия 





Copyright 2006, Национальная библиотека Республики Бурятия
Информационный портал - Байкал-Lake