Eng | Рус | Буряад
 На главную 
 Новости 
 Районы Бурятии 
 О проекте 

Главная / Каталог книг / Электронная библиотека / Сохранение биоразнообразия

Разделы сайта

Запомнить меня на этом компьютере
  Забыли свой пароль?
  Регистрация

Погода

 

Законодательство


КонсультантПлюс

Гарант

Кодекс

Российская газета: Документы



Не менее полезные ссылки 


НОЦ Байкал

Галазий Г. Байкал в вопросах и ответах

Природа Байкала

Природа России: национальный портал

Министерство природных ресурсов РФ


Рейтинг@Mail.ru

  

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Стратегические задачи сохранения биологического разнообразия

Источник:  Бурятия: концептуальные основы стратегии устойчивого развития / Под ред. Л.В. Потапова, К.Ш.Шагжиева, А.А. Варламова. – М., 2000. – С.151-170.

Обсуждая концептуальные проблемы обеспечения устой­чивого развития Республики Бурятия, нельзя не затронуть те воп­росы, которые относятся к биологическому и ландшафтному раз­нообразию ее природы, а также вопросы, связанные со стратегией научного изучения и устойчивого сохранения и использования ком­понентов природного биоразнообразия.

Вопросы изучения и устойчивого сохранения биоразнообразия в региональном и национальном или общегосударственном масш­табах входят в число тех глобальных экологических проблем (озо­новая проблема, проблемы глобального изменения природной среды и климата, проблемы опустынивания), которые явились предметом всестороннего обсуждения на состоявшейся в 1992 г. в Рио-де-Жа­нейро Конференции ООН по окружающей среде и развитию (Коптюг, 1994). В числе этих вопросов была обсуждена и принята к подписанию Конвенция ООН о биологическом разнообразии. Рос­сия подписала и ратифицировала эту Конвенцию в 1995 г., приняв тем самым на себя серьезные обязательства перед мировым сооб­ществом в вопросах сохранения своего природного биологическо­го и генетического богатства (Законы РФ..., 1996).

Конвенция ООН о биологическом разнообразии является меж­дународно-правовым документом рамочного, т.е. бессрочного, дей­ствия. Она обращает внимание мировой общественности на кри­тическое, местами катастрофическое состояние живой природы, вызванное нерациональной хозяйственной деятельностью челове­ка. Проблемы сохранения биоразнообразия in situ и ex situ в Кон­венции рассматриваются впервые в контексте развития биотехно­логии и устойчивого использования биологических ресурсов.

Статья 1 Конвенции, определяющая ее цели, гласит: «Целями настоящей Конвенции, к достижению которых надлежит стремиться согласно её соответствующим положениям, являются сохранение биологического разнообразия, устойчивое использование его ком-

понентов и совместное получение на справедливой и равноправ­ной основе выгод, связанных с использованием генетических ре­сурсов, в том числе путем предоставления необходимого доступа к генетическим ресурсам и путем надлежащей передачи соответ­ствующих технологий с учетом всех прав на такие ресурсы и тех­нологии, а также путем должного финансирования».

Статья 2 Конвенции, озаглавленная «Использование терминов», дает предельно краткое, но емкое определение терминов:

««Биологическое разнообразие» означает вариабельность живых организмов из всех источников, включая, среди прочего, наземные, морские и иные экосистемы и экологические комплексы, частью которых они являются; это понятие включает в себя разнообразие в рамках вида, между видами и разнообразие экосистем.

«Биологические ресурсы» включают генетические ресурсы, организмы или их части, популяции или любые другие биотичес­кие компоненты экосистем, имеющие фактическую или потенци­альную полезность или ценность для человечества.

«Биотехнология» означает любой вид технологии, связанный с использованием биологических систем, живых организмов или их производных для изготовления или изменения продуктов или про­цессов с целью их конкретного использования.

«Экосистема» означает динамический комплекс сообществ рас­тений, животных и микроорганизмов, а также их неживой окружаю­щей среды, взаимодействующих как единое функциональное целое.

«Устойчивое использование» означает использование компонен­тов биологического разнообразия таким образом и такими темпа­ми, которые не приводят в долгосрочной перспективе к истоще­нию биологического разнообразия, тем самым сохраняя его спо­собность удовлетворять потребности нынешнего и будущих поколений и отвечать их чаяниям.

«Технология» включает биотехнологию».

Статья 6 Конвенции, определяющая «Общие меры по сохране­нию и устойчивому использованию» биоразнообразия, гласит: «Каждая Договаривающаяся Сторона в соответствии с ее конкрет­ными условиями и возможностями:

а)                  разрабатывает национальные стратегии, планы или програм­мы сохранения и устойчивого использования биологического раз­нообразия или адаптирует с этой целью существующие стратегии, планы или программы, которые отражают, в частности, изложен­ные в настоящей Конвенции меры, относящиеся к соответствую­щей Договаривающейся Стороне;

б)                      предусматривает, насколько это возможно и целесообразно, меры по сохранению и устойчивому использованию биологичес­кого разнообразия в соответствующих секторальных или межсек­торальных планах, программах и политике».

Статьи 8 и 9 Конвенции касаются вопросов сохранения био­разнообразия in situ и ex situ.

Статья 10 Конвенции «Устойчивое использование компонентов биологического разнообразия» гласит: «Каждая Договаривающая­ся Сторона, насколько это возможно и целесообразно:

а)                предусматривает рассмотрение вопросов сохранения и устой­чивого использования биологических ресурсов в процессе приня­тия решений на национальном уровне;

б)                         принимает меры в области использования биологических ресурсов с тем, чтобы предотвратить или свести к минимуму не­благоприятное воздействие на биологическое разнообразие;

с) сохраняет и поощряет традиционные способы использования биологических ресурсов в соответствии со сложившимися культур­ными обычаями, которые совместимы с требованиями сохранения и устойчивого использования;

д)                        оказывает местному населению поддержку в разработке и осуществлении мер по исправлению положения в пострадавших районах, в которых произошло сокращение биологического разно­образия;

е)                     поощряет сотрудничество между правительственными орга­низациями и частным сектором своей страны в разработке мето­дов устойчивого использования биологических ресурсов».

Пункт 1 статьи 16 «Доступ к технологии и ее передача» гла­сит: «Каждая Договаривающаяся Сторона, признавая, что техноло­гия включает биотехнологию и что доступ к технологии, как и ее передача между Договаривающимися Сторонами, являются важны­ми элементами достижения целей настоящей Конвенции, обязует­ся в соответствии с положениями настоящей статьи предоставлять и/или облегчать другим Договаривающимся Сторонам доступ к технологиям, которые имеют отношение к сохранению и устойчи­вому использованию биологического разнообразия или предпола­гают использование генетических ресурсов и не наносят существен­ного ущерба окружающей среде, а также передачу им таких тех­нологий».

Пункт 5 этой же статьи гласит: «Договаривающиеся Стороны, признавая, что патенты и иные права интеллектуальной собствен­ности могут оказывать влияние на осуществление настоящей Кон­венции, сотрудничают в этой области, руководствуясь нацио­нальным законодательством и нормами международного права, с целью обеспечить, чтобы эти права способствовали и не противо­речили ее целям».

Принятая Россией Конвенция о биологическом разнообразии призвана поднять на высокий интеллектуальный, научный и науч­но-технический уровень решение всего комплекса вопросов, каса­ющихся сохранения и устойчивого использования биоразнообразия и биоресурсов.

Статьи 6, 8, 9, 10 и 16 Конвенции указывают, что научные и технические проекты и программы, а также инвестиции, планиру­емые на международном, национальном (государственном) и реги­ональном уровнях по проблемам сохранения биоразнообразия и развития биотехнологии, должны быть в обязательном порядке вза­имоувязанными и согласованными между собой, ибо, как это вид­но из контекста Конвенции, вопросы неистощимого использования и сохранения биологических и генетических ресурсов являются вопросами органически взаимосвязанными, решаемыми с научной и практической точек зрения только на единой системной основе.

Вопросы сохранения биологического разнообразия и его устой­чивого использования весьма актуальны для Бурятии и для Бай­кальского региона в целом, так как они составляют тот фундамент, на котором зиждется вся экономическая основа развития общества.

Леса, почвы, растительный покров, животный мир и, как выясня­ется в настоящее время, микробный мир обеспечивают произво­дительные силы общества сырьем, материалами, энергией. Доста­точно привести такой пример: практически весь экспортный потенциал Республики Бурятия в той или иной мере связан или базируется на экспорте леса и лесопродуктов (круглый лес, пи­ловочник, целлюлоза, картон, бумага, пушнина). Кроме того, лес обеспечивает благосостояние и нормальное функционирование при­родной экосистемы всего Байкальского региона, регулируя ее вод­ные, почвенные, растительные, биосферные и биоклиматические ус­ловия.

Вопросы сохранения биоразнообразия природных экосистем Бурятии приобрели актуальность еще и в связи с тем, что Байкал, значительная часть акватории и водосборной территории которого относится к Бурятии, включен в список участков природных тер­риторий Всемирного наследия как уникальное явление, заслужи­вающее международной опеки под эгидой ЮНЕСКО.

Байкальский регион охватывает территорию площадью около 800 тыс. км2. Значительная часть этой территории принадлежит России, часть — Монголии. Бурятия занимает более 70% российс­кой части его территории (Настоящее и будущее..., 1994).

Живая природа и природные комплексы этого региона весьма многообразны и интересны с точки зрения научного исследования. Горно-котловинный рельеф местностей, сложенный двумя типами — переменно-влажной Байкальской и сухой Забайкальской — горных систем, определяет сложность и высокую степень контрастности биогеографической обстановки. Турбулентные инверсии воздушных масс в этих своеобразных по орографии районах формируют специ­фичность климата и особенности в сочетании широтной почвенно-растительной зональности в днищах котловин и высотной пояснос­ти в горах. Здесь наблюдаются очень резкие, нигде, например в Сибири, не наблюдающиеся переходы в пространстве от сухой сте­пи к таежным и горно-таежным ландшафтам. Далеко не изученны­ми остаются своеобразные криоаридные степи и лесостепи, черне-вая тайга хр. Хамар-Дабана с обилием реликтовых видов (третичная флора), произрастающая на слабо промерзающих почвах. В то же время огромные пространства в Байкальском регионе занимает лиственничная тайга на мерзлых почвах (см. рис. 4).

Растительный мир региона сформировался на стыке несколь­ких биогеографических провинций Северной и Центральной Азии и характеризуется разнообразием и контрастностью сочетания ра­стительных сообществ разных типов — от горных тундр, альпий­ских лугов и мерзлотных ландшафтов тайги до сухих и опусты-ненных степей. Флора представлена таежными, болотными, немо­ральными, горными, высокогорными, арктоальпийскими, степными и пустынными видами; насчитывается около 2500 видов сосудис­тых растений, представляющих более 600 родов и 100 семейств. Эндемизм флоры сравнительно высок и составляет примерно 10% общего состава.

Современная фауна и население позвоночных животных обла­дают большим видовым разнообразием — более 90 видов млеко­питающих, около 400 видов птиц, более 20 видов земноводных и пресмыкающих, а также чрезвычайно разнородным генезисом от­дельных элементов, слагающих фауну, обусловленным сочетанием нескольких ландшафтно-климатических зон. Здесь проходят южные границы ареалов горно-тундровых и таежных видов млекопитаю­щих и птиц (бурый медведь, белка, колонок, рысь, лось, кабарга, северная пищуха, черношапочный сурок, рябчик, кукушка и др.); северные границы степных центрально-азиатских видов (длинно­хвостый суслик, тарбаган, манул, бородатая куропатка и др.); вос­точные границы европейских лесных видов (обыкновенный глухарь, лесная мышовка, темная полевка и др.); западные границы ряда китайских видов (полевки Максимовича и восточная, голубая со­рока и др.). В составе фауны беспозвоночных зафиксировано око­ло 5000 видов, что, по-видимому, составляет не более трети их реального числа.

По видовому разнообразию выделяются насекомые и паукооб­разные — соответственно 80% и 10% фауны. Ихтиофауна региона (вне оз. Байкал) включает в настоящее время около 35 видов, от­носящихся к 6 фаунистическим комплексам. По числу видов доминируют представители бореального равнинного (плотва, елец, окунь, щука и др.) и арктического пресноводного (хариус, сиг, омуль и др.) комплексов.

Из работы О.А. Тимошкина ( Атлас и определитель..., 1995 ) видно, что «ядро» экосистемы региона оз. Байкал характеризует­ся необычайно большим богатством биологического разнообразия (см. табл. 5).


С точки зрения видового разнообразия, отмечает О.А. Тимошкин, Байкал занимает первое место среди древних озер мира; число видов и подвидов байкальских пелагобионтов практически в 2 раза превышает таковое у озера Танганьика, занимающего второе мес­то после Байкала по богатству своего биоразнообразия.

В обыденном понимании слово «биоразнообразие» ассоцииру­ется с обычно наблюдаемым многообразием форм, размеров или поведением живых существ в окружающем нас мире. Однако с научной точки зрения это понятие гораздо шире и глубже: это био­разнообразие жизни, отраженное в генетической структуре объек­тов биологического мира, а также ценотическое разнообразие, вы­раженное количественным и таксономическим различиями биоло­гических особей в популяциях и сообществах. В рамках понятия «биоразнообразие» изучЯют также природные комплексы и экоси­стемы (вода, почвы, донные отложения), которые служат для жи­вых организмов природной средой для обитания, или биотопом. Изучение и сохранение биоразнообразия на генетическом, це-нотическом и экосистемном уровнях организации являются весь­ма актуальной задачей, требующей кооперации и интеграции уси­лий ученых самого разного профиля и квалификаций. Кроме того, приобретают важное значение научно-концептуальные, методичес­кие, правовые, экономические и иные проблемы, связанные с орга­низацией этих работ.

Как показала I Общерегиональная конференция по проблемам биоразнообразия в Байкальском регионе, проведенная нами в мае 1996 г. в г. Улан-Удэ (Сохранение биологического..., 1996), наи­более широкий и глубокий научный охват проблем обеспечен в исследованиях в области ценотического и экосистемного уровней биоразнообразия. Данное обстоятельство обусловлено, с одной сто­роны, нехваткой кадров специалистов-генетиков, специалистов в области молекулярной биологии и молекулярной эволюции; с дру­гой — большой трудоемкостью и материалоемкостью генетичес­ких и геноинженерных исследований, проведение которых в ны­нешних условиях финансирования науки становится практически невыполнимой задачей. Исходя из того, что именно генетический уровень биоразнообразия позволяет восстановить биологическую историю Земли (вспомним, например, эксперименты с клониро­ванием генетического материала мамонтов, шерстистого носорога и т.д.), сохранить геном реликтовых и исчезающих видов живот­ных и растений, то исследования в данном направлении следует считать одной из самых приоритетных стратегических задач.

Кроме того, необходимо самое широкое сотрудничество меж­ду отечественными и зарубежными учеными. Научные исследова­ния на всех уровнях организации биоразнообразия, осуществляе­мые в проектах и программах, следует привести в соответствие со структурой Международной научной программы «DIVERSITAS» (Diversitas, 1995), Международной геосферно-биосферной програм­мой (IGBP ), с программой «Человек и биосфера» (МАВ) и т.д.


МНП «DIVERSITAS» (см. рис. 5) состоит из 9 взаимосвязан­ных основных блоков исследований, включающих блоки: «проис­хождение, сохранение и утрата биоразнообразия»; «инвентариза­ция, классификация биоразнообразия и международное сотрудни­чество»; «оценка и мониторинг биоразнообразия»; «роль человека в управлении биоразнообразием»; «биоразнообразие почв и дон­ных осадков»; «морское биоразнообразие»; «биоразнообразие мик­роорганизмов».

Исследования по МНП «DIVERSITAS» координирует Исполни­тельный комитет, связанный с Национальными комитетами по этой программе. Те в свою очередь работают с научными советами, объе­диняющими разные направления биологических наук. С иными институциональными структурами МНП отношения не поддержи­вает. Поэтому, чтобы войти в эту программу, биологам Байкальс­кого региона следовало бы создать свой региональный научный совет по проблемам биологических наук и обратиться с соответствующими предложениями в Исполнительный комитет МНП «DIVERSITAS». Включение проектов и программ исследований по Байкальскому региону в Международную научную программу «DIVERSITAS», которая обеспечивает единство подходов и мето­дов исследования объектов природной среды, оказало бы важную научную, методическую и техническую координацию проводимых научных исследованиях.

Вопросы практического сохранения биоразнообразия in situ и ex situ составляют специфическую область организационной дея­тельности. Они входят в непосредственную компетенцию и обязан­ности органов государственной власти и управления, реализуемую с участием высококвалифицированных представителей науки. Структура, содержание и уровни организации этой работы отраже­ны в Глобальной стратегии в области сохранения биоразнообразия (Global Biodiversity, 1992), см. рис. 6 и 7.


Стратегические действия в области сохранения биологическо­го и ландшафтного разнообразия природы, согласно Глобальной стратегии, должны осуществляться согласованно на международ­ном, национальном (государственном), биорегиональном и местном (ферма, деревня, лес или лаборатория) уровнях. Результаты, полу­ченные на каждом из этих уровней, должны вноситься в ГИС (гео­информационные системы) и служить инструментом для принятия государственных решений по управлению биоразнообразием при­родных объектов и биотических сообществ.


Принимаемые на разных уровнях решения должны отражать 4 глобальных фактора: информацию, знания, этику и волю (политику), без учета которых все предпринимаемые шаги в области сохранения биоразнообразия будут малоэффективными по причи­не их бессистемности и отсутствия стратегической направленнос­ти. «Ядром» стратегических усилий по сохранению биологичес­кого разнообразия должны быть такие сферы и объекты деятель­ности, как охраняемые природные территории, ботанические сады, генетические банки, объекты биотехнохимии и биотехнологии, защита растений и экологические исследования; «внешние» сфе­ры сохранения биоразнообразия — это сельскохозяйственная и лесохозяйственная деятельность; охрана дичи и рыбы, управление природными (водными, почвенными, атмосферными) ресурсами, экономические, демографические факторы, управление качеством окружающей природной сферы и производственной сферой и т.д. Все эти компоненты Глобальной стратегии в области сохранения биоразнообразия в той или иной мере находят реализацию в Бай­кальском регионе. Однако сам Байкальский регион, во-первых, раз­делен между двумя суверенными государствами — Россией и Мон­голией; во-вторых, внутри государств его территория разделена между административными регионами различного уровня. Такая «раздробленность» территории биологического региона между го­сударственными и административными образованиями накладывает существенную специфику как в отношении организации научных исследований, так и в отношении проведения единой политики в области практического сохранения биоразнообразия в этом уни­кальном уголке глобальной биосферы.

Наиболее действенной мерой в области сохранения биологи­ческого и ландшафтного разнообразия природы in situ является со­здание эффективно функционирующей сети охраняемых и особо охраняемых природных территорий (ООПТ). Байкальский регион (см. рис. 8) охвачен довольно развитой сетью ООПТ. Вместе с тем общая площадь территорий ООПТ незначительна в сравнении с территориями ООПТ в развитых в этом отношении странах. Кро­ме того, существующие на территории региона ООПТ мало свя­заны друг с другом не только в отношении выполняемых ими функций (научные, рекреационные, просветительские и т.д.), но и в организационном и техническом отношениях. Испытывая боль­шие финансовые и материальные трудности, природные и био­сферные заповедники, национальные парки и заказники региона еще не превратились в эффективно функционирующую сеть ООПТ, как того требуют задачи природоохранной деятельности.


Одной из важнейших стратегических задач в области заповед­ного дела Бурятии является создание сети ООПТ, координируемой из единого регионального центра, оснащенной компьютерной и иной сетью оперативной связи и информации и функционирующей на основании общей для региона научной и природоохранной про­грамм.

Общую площадь ООПТ Бурятии следовало бы постепенно до­вести до мировых стандартов, увеличив ее сначала до 10-15%, за­тем и до 20% всей территории Республики. Назрела также необхо­димость в организации степного и лесостепного заповедников или природных парков.

Нами предлагается подготовить и принять республиканскую, общерегиональную и межгосударственную (российско-монгольс­кую) программы в области научного изучения и сохранения био­логического и ландшафтного разнообразия природных экосистем, гармонизированные и выполняемые совместно с вышеназванными международными программами и проектами. Базисными элемен­тами таких программ явятся все те наработки, которые уже име­ются в проекте ТерСКОП, в материалах Российско-монгольской комплексной биологической экспедиции, «Программы Дэвиса» и т.д. Научные и научно-методические аспекты этих программ смо­жет координировать и реализовать Институт общей и эксперимен­тальной биологии СО РАН, работающий практически по всем ас­пектам изучения биологического и ландшафтного разнообразия экосистем Байкальского региона.

Известно, что природоохранная деятельность — дело весьма дорогостоящее. Выполнение всех тех наметок, которые содержат­ся в Глобальной стратегии в области сохранения биоразнообразия (см. рис. 6 и 7), требует вложения больших финансовых и матери­альных ресурсов, которых у нас в регионе, к сожалению, нет или очень мало. За рубежом в подобного рода ситуациях стараются вначале определить и обсудить приоритеты первоочередных мероп­риятий.

Об актуальности определения приоритетов по проекту Глобаль­ного экофонда (GEF) «Сохранение биоразнообразия в Российской Федерации», имеющему Байкальский региональный компонент, говорилось нами неоднократно (Гончиков, 1997). Однако именно данный аспект проблем остается до сих пор малоразработанным.

Выбор приоритетов первоочередных действий — процедура весьма деликатная; она требует от исполнителя высокой степени компетентности в обсуждаемых вопросах. Наиболее компетентные решения могут предложить только представительный орган или форум высококвалифицированных специалистов. По обсуждаемым в данном разделе вопросам таким представительным форумом био­логов явилась упомянутая выше I Общерегиональная конференция «Сохранение биологического разнообразия в Байкальском регионе: проблемы, подходы, практика» (Улан-Удэ, 1996). Определяя при­оритеты действий в области сохранения биологического разнооб­разия, конференция приняла развернутую резолюцию. Текст резо­люции был доведен в свое время до сведения Госкомэкологии Рос­сии, Президента Республики Бурятия и администраций соседних областей.

Наиболее важные пункты резолюции, сохраняющие свою ак­туальность в настоящее время и yа будущее, являются нижесле­дующие.

• Просить научно-технические советы при Правительстве Рес­публики Бурятия, Иркутской и Читинской областей, коллегии Ми­нистерства и управлений лесного и сельского хозяйств, Госкоми­тетов по экологии и природным ресурсам и управлений охотничь­их хозяйств рассмотреть задачи по сохранению и рациональному использованию биологических ресурсов Байкальского региона и решить вопросы о целевом финансировании научно-исследователь­ских и проектно-изыскательских работ по биологическому разно­образию в регионе.

                                             Создать совместный межрегиональный и международный проекты научных исследований по проблеме мониторинга биораз­нообразия в рамках функционирующей Российско-Монгольской биологической экспедиции, созданной по межгосударственному соглашению Российской Федерации и Монголии.

                                             Провести инвентаризацию и оценку биологических ресур­сов в Байкальском регионе. Составить кадастры растений, живот­ных и почв, а также с/х культур и пород с/х животных.

                                             Считать оптимизацию сети особо охраняемых природных территорий, охраны бореальных лесов и степи одним из приори­тетных направлений сохранения биологического и ландшафтного разнообразия.

                                              Важнейшим приоритетом проблем биоразнообразия считать также вопросы охраны здоровья и экологии человека в регионе.

                                                Рекомендовать Управлениям охотничьих хозяйств Байкаль­ского региона, а также Комитетам по экологии и природных ре­сурсов создать методические указания по регламентации охоты и воспроизводства диких животных на территории региона, являю­щейся в целом территорией особого режима природопользования.

                                           Министерству и управлениям сельскохозяйственного произ­водства шире практиковать плантационное разведение лекарствен­ных растений, а Министерству и управлениям лесного хозяйства регламентировать их заготовки в природных условиях.

                                                Стратегической задачей сохранения биоразнообразия в ре­гионе считать восстановление лесистости до ее состояния на нача­ло интенсивного хозяйственного и индустриального освоения тер­ритории, а также рекультивацию деградированных земель агролан-дшафтов и техногенно деградированных земель.

                                                Просить администрации регионов передать бросовые сель-хозугодия, примыкающие к водным артериям и интенсивно зарас­тающие древесной растительностью самосевом, в лесной фонд. Министерству и управлениям лесного хозяйства организовать уход за лесными культурами этих земель и проводить на них лесохо-

зяйственные мероприятия, способствующие росту и развитию мо­лодых древостоев.

                              Предприятиям авиационной охраны лесов от пожаров разра­ботать систему мониторинга — слежения за состоянием лесов в особо пожароопасные периоды и укрепить в регионе сеть авиаци­онной охраны лесов от пожаров. Просить администрации региона в пожароопасные периоды обеспечивать беспрерывное и первооче­редное финансирование этих предприятий.

                              Государственным комитетам по экологии и природопользо­ванию усилить контроль за предприятиями, загрязняющими вод­ные артерии и оз. Байкал, увеличить штрафы за загрязнения и раз­работать меры поощрения за полное выполнение природоохранных мероприятий.

                              Рекомендовать Государственным комитетам по экологии и природопользованию помочь научно-исследовательским институтам организовать сеть сертификационных лабораторий, способных ква­лифицированно вести контроль за загрязнением окружающей сре­ды и продуктов питания.

                             Просить Правительство Республики Бурятия, администрации Иркутской и Читинской областей, особенно Госкомитеты по эко­логии и природопользованию, выделить целевым назначением фи­нансирование на издание Красной и Зеленой книг Байкальского региона. Ответственность за подготовку книг к изданию возложить на Бурятский институт биологии (ныне ИОЭБ) СО РАН.

                              В соответствии с Соглашением между Правительством РФ и Всемирным банком о гранте Глобального экофонда (ГЭФ) от 11 апреля 1996 г. просить Правительство Республики Бурятия:

-                          издать и опубликовать специальное постановление, опре­деляющее участие Республики Бурятия в реализации про­екта ГЭФ и структуру управления этим проектом на тер­ритории Бурятии;

                        организовать открытый конкурс на должность менеджера группы управления проектом ГЭФ по Бурятии;

-                             ввести в состав Наблюдательного совета (комитета) Бай­кальского компонента ГЭФ от Бурятии квалифицирован­ных биологов-ученых и практиков, предусмотреть одно место в Наблюдательном комитете проекта для представи­теля неправительственных экологических организаций;

-                             проводить ежегодную ротацию менеджера проекта.

                          Создать группу управления проектами по сохранению био­разнообразия в Бурятии на базе Бурятского института биологии СО РАН, которая должна осуществлять научное и научно-методичес­кое обеспечение в вопросах, касающихся организационно-техничес­ких и практических аспектов решения проблем. Аналогичные пред­ложения рекомендовать для администраций Иркутской и Читинс­кой областей; проблемы, связанные с сохранением биоразнообразия как проблемы специфические, требующие компетентного рассмот­рения, включить прежде всего в сферу компетенции биологов-про­фессионалов: биологов-ученых и биологов, работающих в практи­ческой природоохранной деятельности.

                                              Признать, что проведение общерегионального форума био­логов-профессионалов и экологов по проблемам сохранения био­разнообразия является весьма нужной и плодотворной мерой для обеспечения устойчивого развития Байкальской Сибири. В связи с этим рекомендовать, чтобы Бурятский институт биологии СО РАН проводил такую конференцию с периодичностью 4-5 лет.

                                              Признать, что проблемы сохранения биоразнообразия, отра­женные в Конвенции ООН о биологическом разнообразии, для Байкальского региона должны рассматриваться в ряду задач пер­востепенной важности и значимости.

                                               Считать, что рекомендации конференции и предшествующих региональных и международных форумов, а также соответствую­щие проекты и программы являются основой для обеспечения кон­цепции устойчивого развития и сохранения живой природы в Бай­кальском регионе.

Многие, если не все пункты резолюции касаются непосред­ственных действий, которые следует предпринять в плане первоочередных природоохранных мероприятий. Исходя из того, что установление приоритетов действий по проекту ГЭФ в области сохранения биоразнообразия в Байкальском регионе откладывает­ся на неопределенное время, становится понятным, что принятые на конференции решения явятся для их разработки существенным подспорьем.

 Вернуться к "Главная проблема устойчивого развития - сохранение биоразнообразия"

 

 

 

Назад в раздел






СПРАВОЧНАЯ СЛУЖБА

Национальная библиотека Республики Бурятия

Научно-практический журнал Библиопанорама

Охрана озера Байкал 
Росгеолфонд. Сибирское отделение   
Туризм и отдых в Бурятии 
Официальный портал органов государственной власти Республики Бурятия 





Copyright 2006, Национальная библиотека Республики Бурятия
Информационный портал - Байкал-Lake