Eng | Рус | Буряад
 На главную 
 Новости 
 Районы Бурятии 
 О проекте 

Главная / Каталог книг / Прибайкалье / Особо охраняемые природные территории (ООПТ) / Заповедники, национальные парки, заказники / Байкальский заповедник

Разделы сайта

Запомнить меня на этом компьютере
  Забыли свой пароль?
  Регистрация

Погода

 

Законодательство


КонсультантПлюс

Гарант

Кодекс

Российская газета: Документы



Не менее полезные ссылки 


НОЦ Байкал

Галазий Г. Байкал в вопросах и ответах

Природа Байкала

Природа России: национальный портал

Министерство природных ресурсов РФ


Рейтинг@Mail.ru

  

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Байкальский заповедник

Автор:  Бойченко В.С. и др.
Источник:  Заповедники Сибири. Т. II/// Под общ. Ред. Д.С. Павлова, В.Е. Соколова, Е.Е. Сыроечковского. - М.: 2000. – С. 191-204.

Общие сведения и история создания 

Государственный природный биосферный заповедник «Байкальский» расположен на смежных участках земель трёх административных районов Республики Бурятия: Джидинского, Селенгинского и Кабанского. Основная часть заповедной территории занимает центральный участок горного хребта Хамар-Дабан, протянувшегося в широтном направлении вдоль южного побережья озера Байкал. Главный водораздел Хамар-Дабана условно разделяет территорию заповедника на две неравные половины: большую — северную, захватывающую кроме северного макросклона хребта и полосу байкальского побережья, и малую — южную. Основная северная часть заповедника лежит в пределах Кабанского района; здесь же, в посёлке Танхой, находится и его центральная усадьба.
Северная граница заповедника проходит по берегу Байкала, то отступая, то приближаясь к озеру почти вплотную, оставаясь отделённой от него лишь узкой полосой отчуждения Транссибирской магистрали и шоссе Иркутск - Улан-Уде. На юге, западе и востоке границы заповедника проходят в основном по естественным рубежам — долинам горных рек: Тем-ник, Левая Мишиха, Выдриная, Верхняя Хандагайта.
Общая площадь заповедной территории составляет 165724 га, а протяженность ее границ достигает 200 километров. По периметру заповедник охватывает замкнутое кольцо охранной зоны. Ширина полосы охранной зоны колеблется от 0,5 до 4 км, общая её площадь — 34788 га.
Идея создания природного заповедника на южном побережье Байкала возникла в начале пятидесятых годов уходящего столетия в среде учёных, занимавшихся изучением природы этого уникального района Прибайкалья. Особенно активно ее выдвигали ботаники Иркутского государственного университета — доцент Нина Афанасьевна Епова и профессор Алексей Всеволодович Смирнов, неоднократно предпринимавшие ботанические экспедиции в различные районы Хамар-Дабана.
Нина Афанасьевна Епова (1903-1960), кандидат биологических наук (1937), ботаник биофака Иркутского университета, изучавшая растительность Хамар-Дабана и рекомендовавшая создание заповедника для охраны его природы. Автор ряда ценных научных публикаций. Изучала самые труднодоступные районы хребта, отличалась большой целеустремленностью и трудолюбием. Она погибла 30 августа 1960 г. при переправе через реку Мишиху в ее среднем течении. Работники заповедника чтут ее память.
Поддержал предложение ботаников и ведущий зоолог ИГУ профессор Андрей Степанович Фетисов.
Практические шаги по созданию заповедника были сделаны в 1967-1968 гг по инициативе энтузиаста охраны природы Байкала Николая Тимофеевича Антоненко, возглавлявшего в то время Управление охотничье-промыслового хозяйства Бурятии. В подготовке документов, необходимых для организации заповедника, принимали активное участие сотрудники Баргузинского заповедника во главе с лесоводом Аркадием Ивановичем Ткаченко, а также работники соответствующих ведомств Бурятской АССР (лесного, охотничьего и др.).
Первоначально к заповеданию намечалась территория порядка 250-300 тыс. га, но это вызвало возражение со стороны союзных и республиканских органов лесной промышленности и Госплана СССР.
Постановление Правительства РСФСР о создании Байкальского государственного заповедника было принято в сентябре 1969 г., как одно из намеченных правительственных мероприятий по охране Байкала (хотя непосредственно озера это никак не касалось).
Исходная площадь заповедника — 169269 га — в 1973 г. была несколько сокращена из-за постоянных претензий местных жителей, лишившихся участков для выпаса скота, сенокосов, сбора ягод и т. д. Некоторые припоселковые территории, ранее входившие в заповедник, были из него исключены. Все эти согласования потребовали немалых усилий районной администрации и руководства заповедника.
Предпринимались усилия не только для упорядочения, но и расширения заповедной территории. Многие специалисты отмечали, что заповедник имеет малое отношение непосредственно к Байкалу, но был создан в связи с глобально важной байкальской проблемой. Основу заповедника составляет хребет Хамар-Дабан, обладающий замечательной природой и рядом уникальных особенностей. Предлагалось даже переименовать заповедник в «Хамар-Дабанс-кий», но это не имело смысла и лишало недавно созданный резерват политического звучания.
В 1985 г. территорию Байкальского заповедника обследовали академик Е.Е. Сыроечковский и профессор Э.В. Рогачева. В это время уже развернулась подготовка 10-томного издания «Заповедники СССР» (изд-во «Мысль»). Задачей экспедиции был сбор и обобщение материалов о природе Байкальского заповедника и мобилизация коллектива на подготовку соответствующего очерка для указанной серии. Е.Е. Сыроечховский и Э.В. Рогахева дали согласие войти в авторский коллектив.
Одновременнно разрабатывались планы расширения территории заповедника за счет включения в него южного склона Хамар-Дабана вплоть до остепненных ландшафтов с целью отражения в пределах данного резервата всего природного и биологического разнообразия хребта как уникального и самостоятельного объекта природы горной Сибири. Е.Е. Сыроечковским и Э.В. Рогачевой были составлены соответствующие обоснования в виде обширной докладной записки, одобренной рядом других авторитетных ученых, научных и природоохранительных организаций, которая была передана в вышестоящие государственные органы. К сожалению, поднятый вопрос о расширении Байкальского заповедника «завис» в советских бюрократических инстанциях, но данная проблема остается актуальной и в наше время.
Основные задачи заповедника были кратко сформулированы в первом «Положении» о нем и направлены на сохранение в естественном состоянии уникального природного комплекса Южного Прибайкалья, на изучение динамики естественных природных процессов и на развитие экологического просвещения населения, содействие подготовке кадров природоохранного профиля. Задачи эти не потеряли актуальности и в настоящее время.
В 1985 г. под юрисдикцию заповедника была передана территория государственного природного заказника «Кабанский», занимающего площадь в 12100 га в дельте р. Селенги. Заказник имеет федеральный статус и согласно Рамсарской конвенции отнесён к водно-болотным угодьям, имеющим
международное значение главным образом в качестве местообитания водоплавающих птиц.
В 1986 г. по решению Международного координационного комитета по программе МАБ ЮНЕСКО заповедник был включен в международную сеть биосферных резерватов.
Территории заповедника и заказника «Кабанский» входят в состав участка Всемирного природного наследия «Озеро Байкал», внесённого в список Всемирного культурного и природного наследия ЮНЕСКО.
Первоначально заповедник был подчинен Главному Управлению охотничьего хозяйства и заповедников при Совете Министров РСФСР. С организацией в 1988 г. Государственных Комитетов СССР и РСФСР по охране природы он перешел в подчинение этих систем. В 2000 г. был передан из структуры упраздненной Госкомэкологии России Министерству природных ресурсов Российской Федерации.
Адрес дирекции - 671220, Республика Бурятия, Кабанский район, пос. Танхой, ул. Красногвардейская, 34.

Физико-географические условия

Согласно схеме физико-географического районирования (Атлас Забайкалья, 1967) территория заповедника лежит на стыке двух провинций Южно-Сибирской горной области: Хамар-Дабанской гольцово-горнотаёжной, включающей юго-восточное побережье оз. Байкал вплоть до главного водораздела хр. Хамар-Дабан, и Джидинско-Нижнеселенгинс-кой котловинно-горнотаёжной.
Рельеф территории, где расположен заповедник, сформировался около миллиона лет назад при сводовом поднятии, образовавшем горную систему (Флоренсов и др., 1982). На формирование более мелких форм рельефа Хамар-Дабана заметное влияние оказали водная эрозия, неотектоника и гор-но-долинные оледенения плейстоценового периода (Ивановский, 1982). Процесс рельефообразования продолжается и в настоящее время. Сейсмичность осевой части хребта оценивается в 7 баллов. В процессе современного рельефообразования важную роль играют снежные лавины. На каждый километр маршрута в высокогорье Хамар-Дабана приходится в среднем до десяти лавинных очагов. Непосредственно в заповеднике, только на северном, наиболее многоснежном, склоне хребта было выявлено 127 постоянно действующих лавинных очагов. Наряду со снежными лавинами в формировании рельефа здесь также нередко участвуют оползни и сели.
Территория заповедника имеет резко расчленённый рельеф. Относительные превышения водоразделов над днищами речных долин колеблются в пределах от 400 до 900 м. н. у. м. Широко распространены древнеледниковые, гравитационные, флювиальные и криогенные формы рельефа. Абсолютные отметки высот в пределам заповедника колеблются от 456 до 2316 м н. у. м. (вершина г. Сохор).
Протяженность северного макросклона Хамар-Дабана, обращенного к Байкалу, достигает 35 км, перепад высот составляет 1860 м. Для него характерны альпинотипные ландшафты высокогорий с наличием резко выраженных гребней гор, устремлённых ввысь острых вершин и крутых обрывистых склонов. Многочисленные боковые отроги хребта, разделённые глубоко врезанными речными долинами, крутыми уступами спускаются на прибайкальские террасы, а точнее — на полого наклонённые к Байкалу террасовидные ступени и участки примыкающей к озеру древней пролювиальной равнины.
Южный скат хребта значительно короче - 12-15 км, имеет меньшие перепады высот (до 1550 м) и слабо выраженную альпинотипность.
Главный водораздел Хамар-Дабана имеет платообразную поверхность (древний пенеплен), которая, в некоторых участках прерываясь, переходит в узкие гребни, и постепенно снижается с запада на восток.
Территория заповедника характеризуется довольно сложным геологическим строением (Атлас Забайкалья, 1967). Здесь встречаются изверженные, метаморфические и осадочные породы различного возраста — от архейского до четвертичного. Архейские породы представлены различными гнейсами, кристаллическими сланцами, пегматитами, реже - кварцитами и кристаллическими известняками. Кроме того, здесь встречаются массивы архейских гранитов, гранодиоритов и диоритов (Обручев, 1938). Особый геологический интерес представляют третичные отложения, вскрытые в долинах рек заповедника и в древних озёрных террасах на берегу Байкала. Третичные отложения представлены обломочным материалом различного литологического состава. Здесь в разных местах среди бурых углистых и песчаных сланцевых глин имеются пласты каменного угля.
Климатические условия на территории заповедника неоднородны. Они зависят от географического положения территории, её орографии, господствующих атмосферных потоков и многих других факторов, самым значительным из которых является воздействие огромной водной массы Байкала. В результате этого воздействия климат северного макросклона Хамар-Дабана существенно отличается от южного, носит черты муссонности, отсутствуют резкие перепады температур, зима отличается многоснежьем и сравнительно слабыми морозами, тогда как летние месяцы прохладные, с частыми и продолжительными дождями. «Холодные субтропики» — так назвал эти места профессор А.В. Смирнов. Формированию своеобразного климата на северном макросклоне хребта в значительной мере способствуют северо-западные ветры, которые обуславливают выпадение обильных осадков и смягчение континентальное™ климата. На высотах, близких к 1500 м н. у. м. здесь выпадает за год около 1440 мм осадков, глубина снега достигает к концу зимы 1,7-1,9 м. На берегу озера осадков выпадает несколько меньше, около 1000 мм, и глубина снежного покрова обычно не превышает 0,8 м. Средняя температура воздуха в январе —17,9°С, в июле — +14, ГС. Территория южного макросклона Хамар-Дабана подвержена сильному влиянию аридного климата Забайкалья. Зима здесь малоснежная, лето жаркое и сухое. Средняя температура воздуха в июле - +18-19°С, в январе у -26-27Х. Годовое количество осадков не превышает 400 мм. Встречаются участки с вечной мерзлотой. Глубина снежного покрова у подножия склона, в долине р. Темник, 10-20 см, в верхней части склона - 50-60 см. Здесь нередко образуются мощные надувы снега - снежники, которые в затенённых участках склонов долго, иногда до конца лета, не оттаивают, питая горные озёра и ключи.
Территория заповедника имеет густую сеть речных долин, прорезающих оба макросклона Хамар-Дабана. Многие реки заповедника берут своё начало из горных озёр и ручейками или водопадами устремляются вниз, сливаясь затем в бурные потоки. В пределах заповедника находится более 160 мелких и крупных озёр. Большинство из них расположены выше границы леса, на дне каров. Они выглядят весьма живописно на фоне окружающих суровых горных скал, искрящихся на солнце снежников, ярко-зелёных низкотравных лугов и цветущих альпийских лужаек. Глубина этих озер колеблется от 1 до 50 метров, площадь поверхности — от 0,1 до 25 га.
Все реки заповедника можно разделить на три группы. В первую входят реки южного макросклона хребта. Основу их питания, более 40% годового стока, составляют грунтовые воды. Самая многоводная река, Темник, берёт начало западнее заповедника и протекает в межгорной котловине, образованной двумя протянувшимися параллельно друг другу горными хребтами - Хамар-Дабаном и расположенным южнее Малым Хамар-Дабаном. Темник впадает в реку Селенгу, принимая сток более мелких горных речек со склонов этих хребтов. В самом заповеднике р. Темник имеет ширину от 10 до 40 и глубину от 0,8 до 2,5 метров, значительно превышая указанные величины во время паводков. По правому берегу этой реки проходит южная граница заповедника. Здесь имеется вьючная тропа и расположены кордоны заповедника. В ноябре Темник полностью замерзает, а к концу декабря в устьях притоков образуются мощные наледи, сильно затрудняющие передвижение по реке. Вскрывается река обычно в конце апреля, уровень воды при этом значительно повышается, но своего максимума паводки, как правило, достигают после обильных и продолжительных дождей.
Ко второй группе относятся довольно крупные реки северного макросклона, имеющие сравнительно большие водосборные бассейны. Сюда можно отнести реки Мишиху, Переёмную, Выдриную, Аносовку. Все они берут начало в высокогорье, имеют множество притоков и в низовьях представляют собой довольно мощные водотоки. Глубина их здесь может достигать двух и более метров, ширина — 60 метров, во время сильных паводков уровень воды в них почти в два раза превышает меженный.
Третью группу образуют относительно мелкие реки северного склона Хамар-Дабана. Их истоки почти не выходят за пределы лесного пояса, а водосборные бассейны невелики. Глубина их в низовьях обычно не превышает метра, а ширина -10 м.
Общей особенностью рек северного макросклона являются бурные дождевые паводки и слабое промерзание зимой. Ледовый покров на них устанавливается поздно, обычно в начале декабря и под мощным снеговым покрывалом имеет незначительную толщину со множеством промоин и пропа-рин. Весной такой лёд легко ломается, и к середине апреля его уже практически не остаётся на реке.
На хребте Хамар-Дабан хорошо выражены две структуры распределения почв по вертикальным поясам: экстраконтинентальная — для южного макросклона и гумидная — для северного. В первой представлены элементы всех почвенных зон, от тундровой до степной, а во второй отсутствуют типы почв, присущие лесостепной и степной зонам.
На выположенных участках главного водораздела хребта, занятых высокогорной тундрой, встречаются тундровые гольцово-дерновые примитивные почвы. На склонах, заросших кедровым стлаником с примесью карликовых берёз, ив и можжевельника, обычны тундровые подбурые почвы: сухо-торфянистые, тёмные и светлые. Подзолы иллювиально-гумусовые тундровые, луговые альпийские и субальпийские почвы встречаются на нивальных луговинах и альпийских лужайках близ снежников. Довольно широко также распространены в высокогорье горно-луговые дерновые остепнён-ные почвы, глеезёмы торфянистые и глеезёмы перегнойные тундровые (Цыбжитов, Убугунова, 1981).
Наибольшие площади в лесном поясе южного макросклона хребта приходятся на долю комплексов, включающих, наряду с глеезёмами, подзолистые и подбурые светлые (мерзлот -но-таёжные типичные) почвы. По долинам крупных рек распространены подзолы иллювиально-гумусово-железистые и слабооподзоленные подбуры в сочетании с дерново-таежными и дерново-буроземно-железистыми слабокислыми почвами.
Почвенный покров северного макросклона Хамар-Дабана замечателен наличием здесь бурозёмов, сформировавшихся под влиянием относительно мягкого климата (Мартынова, Мартынов, 1980). Бурозёмные почвы специфичны для умеренно-тёплого климата и распространены в широколиственных и хвойно-широколиственных лесах. Наличие на Хамар-Дабане почв бурозёмного типа в корне изменяет представление о сути процессов почвообразования и структуре почвенного покрова в Прибайкалье. Есть все основания полагать, что обилие во флоре заповедника реликтовых растений третичного периода отчасти объясняется именно тем, что они сохранялись на этих плодородных почвах. Таким образом, сами бурозёмы также можно отнести к реликтовым образованиям. Свидетельством этого может служить специфичность их микробоценоза, состоящего преимущественно из олиго-нитрофильных бактерий, в отличие от прочих почв Прибайкалья, где превалируют грибы. Данное обстоятельство роднит бурые горно-лесные почвы Хамар-Дабана с бурыми лесными почвами Кавказа. Бурозёмы занимают доминирующее положение в средней части горно-лесного пояса северного макросклона хребта, главным образом в пихтовых и кедрово-пихтовых лесах с крупнотравьем и папоротниками, а также во вторичных березняках и тополевниках. В этих почвах, характерных для многоснежных районов, сформировался своеобразный терморежим, исключающий промораживание даже поверхностных горизонтов грунта, что в своё время в значительной мере способствовало выживанию реликтовых растений. Достаточная теплообеспеченность бурозёмов гарантирует интенсивную работу микроорганизмов в течение всего года, в результате чего почвы, несмотря на обилие атмосферных осадков и интесивно-промывной водный режим, остаются высокоплодородными.
В высокогорье северного склона хребта в основном преобладают горно-луговые и горно-луговые дерновые почвы в сочетании с тундровыми подбурами и подзолами. У восточной границы заповедника наряду с ними, а также с глеезёмами, щебнистыми примитивными почвами, подбурами и бурозёмами встречаются характерные для южного макросклона горно-луговые дерновые остепнённые почвы и подзолы иллю-виально-гумусово-железистые.
Почвенный покров глубоких речных долин слагают подзолы, тёмные подбуры и грубогумусные бурозёмы. В нижней части лесного пояса на древних озёрных террасах, простирающихся вдоль подножия северного макросклона, на формирование почвенного покрова значительное влияние оказывает структура растительного покрова. Среди темнохвойной тайги здесь встречаются заболоченные березняки, верховые осоково-сфагновые болота, осиновые и тополёвые леса в поймах рек, поэтому к основным почвам лесного пояса здесь добавляются пойменные слоистые, пойменные дерновые и болотные почвы.
В целом почвы заповедника обладают хорошими естественными водно-физическими и лесорастительными качествами, гарантирующими нормальное функционирование экосистем.

Растительный покров

Флора заповедника характерна для гор Южной Сибири и насчитывает в своём составе более 840 видов высших сосудистых растений, что является значительной цифрой для относительно небольшой территории, к тому же эту цифру ещё нельзя считать окончательной. Преобладающее большинство видов относится к бореальной эколого-географичской группе, но наряду с ними в значительном количестве встречаются представители и других групп — монтанной, или горной, лесостепной, альпийской и других (Васильченко, Киселёва, 1981). Яркая особенность флоры заповедника - наличие в её составе элементов третичного неморального комплекса или, проще говоря, — растений-реликтов третичного периода истории Земли.
Сегодня трудно себе представить, что на месте, где мы привыкли видеть горные вершины Хамар-Дабана и синюю гладь Байкала, 20 млн. лет назад простиралась слегка всхолмлённая платообразная равнина с небольшими перепадами высот и множеством мелководных озёр и болот. Климат в то время был здесь тёплый и влажный, близкий к субтропическому, со средними температурами января около +8°С. Растительность того периода, по данным палинологического анализа и найденным отпечаткам вегетативных частей растений, была представлена хвойно-широколиственными и широколиственными лесами (Белова, 1975). Во флоре, наряду с теплолюбивыми листопадными деревьями, такими как тюльпанное дерево, стираксовое дерево, встречались пальмы, пандановые, магнолии. Позднее, в миоцене, происходит постепенная активизация тектонической деятельности, способствующая массовому излиянию вулканических базальтов, прогибанию котловин, образовавших в дальнейшем Байкальскую впадину, медленному поднятию Байкальского свода и появлению возвышенностей на месте будущих горных хребтов. Меняется климат, он становится холоднее и утрачивает черты субтропического. В это время на северном склоне Хамар-Дабана уже выделились лесной пояс и участки субальпийской зоны. В лесном поясе преобладали лиственные леса из бука, граба, вяза, липы и других широколиственных пород с участием хвойных деревьев.
В плиоценовую эпоху климат продолжал меняться в сторону похолодания. Растительность на берегах Байкальской котловины постепенно приобретала горный облик с чёткой высотной зональностью. Роль широколиственных пород неуклонно снижается, широкое распространение получают хвойные породы: сосна, ель, пихта, тсуга, можжевельник.
В начале четвертичного периода образуется единая Байкальская котловина, окружённая горами (Думитрашко,1956). К этому времени климатические условия на северном и южном склонах Хамар-Дабана уже заметно разнились, что, по-видимому, сыграло важную роль в формировании растительности на этих склонах (Епова, 1960). В растительном покрове происходят дальнейшие изменения: флора обогатилась бореальными видами, хотя неморальные элементы ещё сохранились. Однако через некоторое время они почти совсем исчезли из состава горных лесов, сохраняясь только в долинных елово-пихтовых лесах северного макросклона хребта, где климатические условия, судя по всему, были для них достаточно комфортными.
Плейстоценовое похолодание климата, совпавшее с интенсивным поднятием горных хребтов, привело к наступлению оледенения горно-долинного типа. Орография хребта Хамар-Дабан в этот период практически уже была близка к современной, поэтому достаточно точно устанавливается граница древней снеговой линии. На северном склоне хребта во время максимальной стадии оледенения она располагалась на высоте 1150-1200 м н. у. м. (Заморуев, 1971). И хотя ледниковый покров не был сплошным, тем не менее отмирание большинства листопадных пород стало неизбежным. Их постепенно сменили хвойные леса современного облика, но, как живое напоминание о субтропическом прошлом этих мест, под сенью долинных лесов, не тронутых в своё время ледниками, сохранились до наших дней некоторые травянистые растения, обитавшие в теплолюбивых лесах прошедших эпох. К ним относятся папоротники: щитовники - мужской и горный, многорядник копьевидный, подмаренники — трёхцветковый и удивительный, вальдштейния тройчатая. Интересна и группа весенних эфемероидов, многолетних растений с очень коротким вегетационным периодом, к числу которых относятся весенник сибирский, ветреница алтайская и хохлатка прицветниковая. Всего на территории заповедника и его охранной зоны найдено 24 вида высших сосудистых растений, относящихся к реликтовому неморальному комплексу, 16 из них внесены в Красную книгу Бурятии. Они хорошо приспособлены к условиям обитания в лесном поясе северного макросклона Хамар-Дабана, довольно широко распространены здесь и вошли в состав многих сообществ, концентрируясь, как правило, под пологом пихтовых и тополёвых лесов по долинам рек, а некоторые из них, например ветреница байкальская и вальдштейния тройчатая, даже являются доминантами в некоторых фитоценозах.
Во флоре заповедника насчитывается более 80 семейств высших сосудистых растений. Большой интерес среди них представляет древнейшая группа вечнозелёных растений — плаунов. Из семейства плауновых в заповеднике встречается 6 видов. Самым распространённым можно считать плаун годичный, его стелющиеся побеги с колосками часто встречаются в тополёвых и смешанных лесах северного макросклона хребта.
Из очень древней и своеобразной группы лишённых листьев растений — хвощей, некогда господствовавших на земном шаре и оставивших окаменевшие отпечатки в отложениях каменноугольного периода, в заповеднике встречаются 8 видов. Из них более распространёнными являются хвоши полевой, речной, зимующий, луговой и лесной.
В заповеднике насчитывается 25 видов папоротников. Наибольшее их разнообразие наблюдается во влажных тем-нохвойных лесах северного макросклона хребта. Здесь обычны щитовник мужской, фегоптерис связывающий, голокуч-ник трёхраздельный. По долинам рек многочислен страус-ник обыкновенный, поражающий декоративной пышностью своих огромных вай. Сплошные заросли в высокогорье северного склона образует орляк обыкновенный. К экстремальным местообитаниям в высокогорье, скалистым склонам и каменным осыпям тяготеют вудсия эльбская, пузырник горный, щитовник пахучий.
К одной из интереснейших групп относится семейство ужовниковых.. По внешнему виду, анатомическому строению и другим биологическим особенностям они заметно отличаются от остальных папоротников и занимают довольно изолированное таксономическое положение. Четыре из пяти, встречающихся в заповеднике, видов этого семейства занесены в Красную книгу Бурятии. Это гроздовники северный, ланцетовидный, многораздельный и виргинский.
Представители семейства сосновых являются на территории заповедника главными лесообразующими породами, к ним относятся пихта сибирская, сосна сибирская (кедр), сосна обыкновенная, ель сибирская и лиственница сибирская. В лесном поясе северного макросклона преобладают пихта и кедр, на южном обычны сосна и лиственница. В заповеднике и на прилежащей территории произрастает редкая по красоте голубая ель, точнее сизохвойная форма ели сибирской, внесённая в своё время в Красную книгу СССР. Судя по всему, на возникновение и сохранение сизого воскового налёта на хвое влияют условия местообитания, в частности повышенная влажность воздуха. Явление это эндемично и пока до конца не изучено. Леса с участием голубой ели занимают около 12 тыс. га и распространены в северозападной части территории заповедника, отличающейся повышенной влажностью. Голубая ель входит в основном в состав пихтовых, кедровых, еловых и тополёвых лесов. Особенно часто она встречается в черничном и^широкотравном типах леса, распространённых на древних байкальских террасах и в низовьях речных долин. Интересно отметить, что при изучении голубой ели, встречающейся в кедровых лесах, было обращено внимание на не совсем обычный вид хвои некоторых кедров. При дальнейшем их исследовании выяснилось, что этим особям присущ ускоренный, однолетний цикл развития женских шишек. Эти деревья, составляющие очень малую, менее одного процента, часть популяции, отличаются целым рядом признаков: в 1,5 раза большей длиной хвои, количеством хвои в пучке, достигающим 10, способностью образовывать осеннюю и весеннюю мутовку ветвей и другими признаками. Аналогичная находка была сделана в предгорье Западного Саяна лесоводом-генетиком А.И. Ирошниковым, по мнению которого, особи с однолетним циклом развития шишек являются реликтовыми формами. Вполне вероятно, что предки современного сибирского кедра произрастали в условиях тёплого, влажного климата, без сколько-нибудь выраженной сезонности, что позволяло деревьям давать второй прирост побегов и продолжать развитие женских шишек без периода покоя. Число встреч уникальных особей кедра значительно возрастает на сопредельной с заповедником территории в междуречье рек Выдриной и Снежной. Там расположен и центр ареала голубой ели, поэтому заповедник ставит вопрос о создании биосферного полигона на этой территории.
Из семейства кипарисовых на территории заповедника произрастают можжевельники обыкновенный, ложноказац-кий и сибирский — декоративные кустарники, весьма устойчивые к условиям среды.
Наиболее многочисленна в заповеднике группа цветковых растений. Среди древесных пород, относящихся к этой группе, наиболее богато представлено семейство ивовых, включающее 23 вида, которые широко распространены по всей заповедной территории. Обычны осина, иногда выступающая в качестве лесообразующей породы, и тополь душистый. Леса, где преобладает тополь, можно встретить по долинам крупных рек северного макросклона. Душистый тополь приметен своими размерами: нередко встречаются деревья исполинского роста, достигающие тридцатиметровой высоты с полутораметровым диаметром ствола.
В семействе берёзовых для заповедника отмечено 8 видов. Обычными являются берёзы плосколистная и повислая, образующие вторичные леса по гарям и вырубкам. Берёза пушистая часто встречается у верхней границы лесного пояса в составе пихтовых «парков». На южном макросклоне хребта, кроме того, широко распространены кустарниковая, круглолистная и карликовая берёзы. К семейству берёзовых также относится и ольха кустарниковая — типичный представитель смешанных лесов .по долинам и поймам рек.
На остепнённых каменистых склонах в южной части заповедника встречается вяз приземистый — единственный в заповеднике представитель семейства ильмовых.
Из семейства вересковых заслуживают внимания ягодные кустарнички, занимающие довольно значительные площади и образующие ягодники. В заповеднике и его охранной зоне на осоково-сфагновых болотах обычны клюква мелкоплодная и клюква болотная, здесь же встречается и голубика. Брусника и черника широко распространены по территории заповедника, являясь во многих типах леса доминантами в напочвенном покрове. Также широко распространены багульник болотный и рододендрон золотистый (кашкара). Более узкое распространение имеют рододендрон даурский, встречающийся в основном в нижней части лесного пояса у южной границы заповедника, и обитатель высокогорий - рододендрон Адамса.
По каменистым склонам и галечникам речных пойм распространены различные виды смородин, в заповеднике их 7 видов, представляющих семейство крыжовниковых. Наиболее обычны тёмно-пурпуровая, душистая, чёрная и красная (голенькая) смородины.
Из семейства камнеломковых нельзя не упомянуть бадан толстолистный, заселяющий каменистые склоны в лесном поясе и образующий заросли типа пустошей в высокогорье. В некоторых типах леса этот вид доминирует в кустарниково-травяном покрове.
Семейство бобовых насчитывает в заповеднике 40 видов. Это различные виды клевера, горошка, астрагалов и караган. Среди последних выделяется карагана гривистая, встречающаяся у южной границы заповедника, она является ценным лекарственным растением.
Семейство розоцветных представлено 54 видами. Сюда относятся растения разных жизненных форм. Из древесных растений широко распространены рябина сибирская и черёмуха обыкновенная, обычные во всех лесных фитоценозах. Кроме них встречаются яблоня ягодная, боярышники кроваво-красный и даурский. Кустарники представлены кизильником черноплодным, шиповниками даурским и иглистым, обыкновенной и сахалинской малиной и пятью видами таволг. Среди травянистых представителей семейства преобладают лапчатки — 17 видов.
Из семейств, представленных в основном травянистыми растениями, самым многочисленным является семейство сложноцветных, содержащее 92 вида. Несколько уступают ему семейства мятликовых (71 вид), осоковых (61 вид), лютиковых (42 вида), крестоцветных (39 видов) и гвоздичных (36 видов).
На территории заповедника встречается более 50 видов высших сосудистых растений, относящихся к категориям редких, эндемичных или реликтовых. Все они подлежат особой охране и занесены в Красную книгу Республики Бурятия, а 12 из них были включены в Красную книгу РСФСР. Это касатик гладкий, ветреница байкальская, башмачок крупноцветковый и другие. Два вида, сверция байкальская из семейства горечавковых и стеммаканта хамарская из семейства сложноцветных, являются эндемиками хребта Хамар-Дабан.
Некоторые виды растений, к сожалению, подвергаются очень интенсивной эксплуатации на смежных с заповедником территориях. В 1980-е годы, например, когда шла усиленная заготовка папоротника-орляка на экспорт, были существенно подорваны его запасы. В последние годы резко снизились ресурсы активно заготавливаемой населением в коммерческих целях черемши (лука победного). Страдают от неумеренного сбора ягодники и популяции ценных лекарственных растений — родиолы розовой (золотого корня), стеммаканты хамарской (заменитель маральего корня) и некоторых других видов.
К группе высших растений, произрастающих на территории заповедника, относятся также мохообразные, которых насчитывается здесь 287 видов (Казановский,1995). Класс печёночников представлен 24 семействами и 81 видом. Листостебельные мхи также представлены 24 семействами, но количество видов, объединяющихся в них, достигает 206. Горный характер рельефа заповедной территории предопределяет экотопическое разнообразие, что способствует богатству бриофлоры заповедника. Преобладающее большинство составляют виды, обитание которых связано с использованием скально-каменистых субстратов. Богата видами также флора напочвенных бриофитов и флора повышенно увлажнённых местообитаний. Из числа мохообразных заповедника
один вид, неккера северная, встречающийся в тополевых лесах северного макросклона Хамар-Дабана, является редким третичным реликтом и был занесён в Красную книгу РСФСР.
К настоящему моменту на территории заповедника описано 880 видов низших растений, что, по-видимому, ещё далеко не полностью отражает их истинное количество. Наиболее полно изучены лишайники, несколько слабее — грибы, довольно фрагментарно — почвенные водоросли; совсем не изучены водоросли, обитающие в водоёмах заповедника.
Лихенофлора заповедника насчитывает в своём составе 540 видов лишайников, относящихся к 58 семействам (Ур-банавичене, Урбанавичюс,1998). Ведущими по числу видов являются семейства пармелиевых (82 вида), фисциевых (46 видов), леканоровых (42 вида) и кладониевых (37 видов). Лишайники очень широко распространены по территории заповедника, заселяя все высотные пояса и используя все доступные субстраты — поверхность почвы, камни, деревья. Многие виды лишайников очень чувствительны к техногенным загрязнениям окружающей среды, что позволяет использовать их в качестве биоиндикаторов. Благодаря древности происхождения, широкому распространению и биологическому консерватизму они представляют собой удачный инструмент для палеоботанических, биогеографических и палеогеографических исследований. Среди лишайников заповедника 9 видов считаются очень редкими и занесены в Красную книгу России. Интересен факт находки в заповеднике нового для России вида — меланелии Альберта (Урбанавичене, Урбанавичюс,1998).
В заповеднике известно обитание 102 видов фитопатоген-ных грибов, вызывающих болезни у разных видов древесных растений (Соколова, 1987). Всего же на территории заповедника пока найдено 200 видов грибов, представляющих классы собственно слизевиков (2 вида), базидиомицетов (173 вида), аскомицетов (22 вида) и дейтеромицетов (3 вида). Из их числа подосиновик белый, ежовик коралловидный и рогатик пестиковый были внесены в Красную книгу РСФСР.
Имеющийся список почвенных водорослей заповедника насчитывает 140 видов из 5 отделов, в том числе: 60 зелёных, 58 синезелёных, 15 жёлтозелёных, 6 диатомовых и один вид евгленовых (Перминова и др., 1989). Среди зелёных преобладают представители семейств хлорококковых и хламидомона-довых, а среди синезелёных — ностоковые и осциллаториевые.
Как уже отмечалось, склоны Хамар-Дабана различаются своими климатическими условиями, что способствует, наряду с особенностями орографии, формированию на них своеобразного растительного покрова. Как на северном, так и на южном склонах хребта более или менее чётко выражена вертикальная поясность. Однако растительность высотных поясов на северном и южном склонах существенно отличается и по составу основных элементов и по пространственной структуре сообществ. Поэтому есть основание считать, что на Ха-мар-Дабане существует 2 типа поясности — гумидно-психро-фитный, на северном макросклоне, и ксерофитно-криофит-ный, на южном (Дылис и др.,1965).
Большую часть территории заповедника, более 60%, занимает лесной пояс. В нижней части северного макросклона хребта преимущественно распространены папоротниково-разнотравные пихтовые и пихтово-кедровые леса иногда со значительным участием берёзы, с хорошо развитым подлеском из крупноствольных рябины, черёмухи, ив, ольховника, с подростом из лесообразующих пород. В начале вегетационного периода здесь часто аспектируют синузии эфемероидов (Мартусова, 1989). По поймам рек встречаются тополёвые леса с преобладанием тополя душистого, содержащие в травянистом ярусе реликтовые виды. На прибайкальских террасах, как правило, распространены перемежающиеся с верховыми осоково-сфагновыми болотами вторичные березняки с подростом из кедра, пихты и ели. Кое-где они уже замещены молодыми кедровниками. Верхняя часть лесного пояса представлена пихтовыми, пихтово-кедровыми, кедровыми чернично-зеленомошными, чернично-папоротниковыми, травянисто-зеленомошными, разнотравно-вейниковыми, бада-ново-зеленомошными и другими типами леса. В подлеске нередки кедровый и пихтовый стланики. На крутых участках склонов встречаются кедрачи бадановые. Верхняя граница леса проходит на высоте около 1600 м н. у. м. и образована редкостойными пихтовыми и пихтово-кедровыми лесами паркового облика без подлеска и с редким подростом. В травянистом ярусе здесь ещё встречаются лесные виды, но господствует субальпийское разнотравье. На южном макросклоне Хамар-Дабана, в нижней его части, преобладают со-сново-лиственничные с участием кедра и берёзы леса мохо-во-лишайникового и рододендронового типов. Особенно крутые склоны южной экспозиции заняты разреженными со-сново-лиственничными лесами и остепнёнными открытыми местами — «убурами». Верхнюю часть лесного пояса здесь занимают лиственнично-кедровые и кедровые леса чернично-бруснично-зеленомошного, ерниковоге и мохово-лишайникового типов. Верхняя граница леса на этом макросклоне образована в основном кедровниками, нередко с зарослями кустарниковых берёз и ив.
На долю субальпийского пояса в заповеднике приходится около 30% территории. На северном макросклоне хребта этот пояс хорошо выражен и представлен субальпийскими лугами, внизу обычно смешивающимися с пихтовыми «парками», а вверху теряющимися в зарослях кедрового стланика. Травостой субальпийских лугов довольно беден по своему видовому составу, но, в силу избыточного увлажнения, поражает мощным развитием. Основу его обычно составляют осоки, вейни-ки, сабельники, бодяк девясиловый, чемерица Лобеля, борец северный, стеммаканта хамарская и другие виды. Каменистые склоны северной экспозиции занимают заросли кедрового стланика. Высота стволов стланика колеблется от 0,5 до 3 м. В напочвенном покрове стланиковых зарослей встречаются рододендрон золотистый, филлодоце голубая, брусника. По относительно пологим сухим склонам встречаются кустарнич-ковые пустоши, занятые теми же видами с добавлением черники, бадана и дриады острозубчатой. В более влажных местах кустарничковые пустоши переходят в пустошные луга. На южном макросклоне субальпийский пояс выражен слабее и представлен только стланикорыми зарослями, чередующимися иногда с куртинками можжевельника сибирского и группами криволесья из невысоких кедров и лиственниц, часто имеющих уродливые, флагообразные кроны из-за постоянного воздействия холодных северных ветров.
Альпийский пояс на Хамар-Дабане занимает господствующие высоты, начиная с 1800 м н. у. м. Растительность этого пояса представлена низкотравными лугами, горными тундрами, кустарничковыми пустошами и нивальными луговинами. На низкотравных лугах, тяготеющих к северным склонам, в травостое преобладают водосбор железистый, дорони-кум алтайский, вероника альпийская, володушка трёхлучевая, различные виды лука. В середине лета эти луга представляют собой незабываемое красочное зрелище. По относительно пологим склонам каров, в местах с хорошим увлажнением, в луговом травостое появляются кровохлёбка альпийская, дороникум алтайский и родиола розовая. Низкотравные луга нередко чередуются здесь с участками ерниковой
или ивняковой тундры. Днища каров обычно покрыты осоково-пушицевыми болотами. Вблизи от снежников часто встречаются нивальные луговины. Травостой на них беден по составу, но интересен в фенологическом отношении. На одной и той же луговине можно найти растения в разных фазах развития: на краю луговины давно цветут горечавка крупноцветковая и фиалка алтайская, а из под снега только начинают пробиваться первоцвет Палласа и весенник сибирский. Южная часть альпийского пояса представлена в основном тундрами. Горные тундры занимают здесь привершинные, выположенные участки хребта. По пониженным местам этих участков встречается ерниково-мохово-лишайниковая тундра с берёзкой круглолистной, ивами Турчанинова и монето-видной, осоками, горечавками и другими видами в напочвенном ярусе. На высотах 1900-2000 м н. у. м., на щебнистых склонах, широко распространены дриадовые тундры.

Животный мир

Фауна заповедника довольно типична для гор юга Сибири; некоторое своеобразие её заключается лишь в том, что в ней присутствуют виды животных (особенно среди птиц), местом происхождения которых являются глубинные районы Центральной Азии.
Основная фауна многочисленных беспозвоночных животных, обитающих в заповеднике, пока остается неизученной; имеются материалы лишь по отдельным группам насекомых. Их насчитывается более 1000 видов, принадлежащих к 8 отрядам и 87 семействам. О фауне позвоночных животных данные значительно полнее. Число их видов, более или менее постоянно встречающихся на территории заповедника, равно 318.
Мир беспозвоночных животных чрезвычайно богат видами, но изучать их крайне сложно из-за разнообразия видовой специализации. Из насекомых в заповеднике обитает 344 вида высших разноусых чешуекрылых, представляющих 10 семейств, около 150 видов цикадовых, 22 вида веснянок, 83 вида мух-журчалок, 23 вида слепней и более 380 видов жуков (Белова,1991). Конечно это далеко не полные сведения, которые дают лишь весьма приблизительное представление о численности одного только класса насекомых. Заповедник с 1981 г. ведет наблюдения за наиболее опасными для лесного хозяйства насекомыми. За время существования заповедника вспышек массового их размножения практически не было, за исключением локальных вспышек численности лугового мотылька, пяденицы берёзолистной, ивовой волнянки и непарного шелкопряда. Существенного вреда растительным ресурсам заповедника при этом нанесено не было.
Ихтиофауна заповедника представлена 12 видами. Основные из них хариус, ленок и таймень. Все эти виды заходят в реки на период нереста и нагула, в конце лета они мигрируют в Байкал и зимуют в озере. Исключение составляет река Темник, где хариус, ленок, налим и, возможно, таймень способны жить и зимой. Кроме указанных видов для водоёмов заповедника обычны гольян, плотва и щука.
Фауна земноводных и пресмыкающихся крайне бедна. Широко по заповеднику распространена живородящая ящерица. На побережье Байкала обычна остромордая лягушка, очень редка дальневосточная квакша. На южном склоне Хамар-Дабана обитают сибирский углозуб и обыкновенный щитомордник.
В заповеднике насчитывают более 250 видов птиц, относящихся к 19 отрядам. Орнитофауна здесь отличается сложностью зоогеографической структуры. Доминируют сибирские виды, но в то же время насчитывается немало представителей европейских и арктических фаун. К числу же особенностей следует отнести наличие элементов восточно-азиатской, монгольской, китайской и тибетской орнитофаун (Васильченко, 1985).
Из всех видов птиц, встреченных на территории заповедника, 93 вида являются пролётными и встречаются только весной или осенью; 162 вида постоянно гнездятся в заповеднике; 39 из них оседлы (остаются на зимовку). Некоторые птицы прилетают в заповедник на зимовку или появляются во время зимних кочёвок (например зимняк, белая сова, свиристель, чечётки, пуночка). Интересен факт залёта в район заповедника колпицы, пеганки, мухоловки-пеструшки.
Из дневных хищных птиц в лесах заповедника широко распространены канюк, чёрный коршун, ястребы - перепелятник и тетеревятник. Изредка встречаются хохлатый осоед и малый перепелятник. Постоянно гнездятся чеглок и пустельга.
На заповедной территории мало водоемов, пригодных для обитания водоплавающих, поэтому их количество здесь невелико. На побережье Байкала и в долине р. Темник гнездятся кряква и чирок-свистунок. В долинах крупных рек постоянно обитает большой крохаль и, реже, средний крохаль. На озерах южного склона хребта встречается горбоносый турпан.
Во всех высотных поясах распространены представители семейства куриных. Обычной птицей высокогорий является тундряная куропатка, гнездящаяся в каменистых россыпях и в горной тундре с зарослями березки круглолистной и рододендрона золотистого. После выведения птенцов куропатки нередко держатся и в зарослях кедрового стланика. Широко, но неравномерно распространен в заповеднике обыкновенный глухарь. Типичные местообитания этой птицы — сосняки, а также кедровники у верхней границы лесного пояса, но встречается он и в кедровниках на побережье Байкала. Редок в заповеднике каменный глухарь, встречающийся преимущественно в светлохвойных лесах юго-восточной части заповедника. Рябчик — самый обычный представитель семейства куриных в заповеднике, держится в основном в смешанных лесах с хорошо развитым подростом и кустарниковым подлеском.
Большинство видов куликов, отмеченных в заповеднике, бывает здесь только в период сезонных миграций. Из гнездящихся на побережье Байкала видов можно назвать фифи и малого зуйка, по берегам горных рек лесного пояса ши роко распространен перевозчик. Наибольшей численности перевозчик достигает в долине р. Темник и в нижнем течении крупных рек северного макросклона хребта, таких как Переемная, Выдриная, Мишиха. В лесном поясе гнездятся вальдшнеп и лесной дупель. В биотопах высокогорной тундры гнездится хрустан.
В начале лета в заповеднике нередко можно услышать голоса глухой и обыкновенной кукушек; причём глухая кукушка заметно превосходит по численности обыкновенную.
Малочисленны в заповеднике совы. Из них встречаются ушастая и болотная совы, длиннохвостая неясыть и воробьиный сыч.
Некоторые птицы, встречающиеся в заповеднике, внесены в Красную книгу России. Так, в долине реки Темник найдена на гнездовье скопа; на заповедном участке реки гнездится две пары этих птиц. Изредка встречается скопа и на водоемах северного макросклона Хамар-Дабана, как правило, в долине р. Переемной, но жилых гнезд пока здесь не находили. В альпийском поясе постоянно отмечается беркут, но место его гнездования пока не найдено. Степной орел, могильник, орлан-белохвост, балобан, сапсан, журавль-красавка, азиатский бекасовидный веретенник относительно часто встре-ча-ются в заповеднике на пролете. Очень редок филин.
В период миграции, прежде всего весенней, видовой состав и численность птиц в заповеднике резко возрастает. Это особенно хорошо заметно на прибайкальской равнине. Если для крупных птиц - гусей, журавлей, многих хищных - хребет не является серьезным препятствием во время пролета, то для мелких видов более удобным оказывается путь в обход хребта. Мигрирующие птицы концентрируются на побережье Байкала, перемещаясь в основном в юго-западном направлении вдоль берега озера.
На начальном этапе миграции до конца апреля преобладает овсянка-ремез, затем начинается массовый пролет дроздов — краснозобого и рыжего, а позднее - оливкового, в большом количестве летят зеленый конек и овсянка-крошка. В третьей декаде мая самым массовым пролетным видом становится дубровник.
Одновременно с осенним пролетом происходит формирование зимней орнитофауны заповедника. Самые обычные зимой птицы — обыкновенный поползень, буроголовая и сероголовая гаички, кедровка, кукша, черный и трехпалый дятлы. Из более северных широт в заповедник на зиму прикочёвывают белая сова, свиристель, пепельная чечетка, пуночка.
В урожайные на ягоды и кедровые орехи годы количество зимующих птиц заметно растет. Остаются на зимовку дрозды — рябинник, краснозобый и рыжий, сибирская чечевица. Постоянно встречаются стайки дубоносов, щуров, снегирей.
Териофауна заповедника представлена 49 видами из 6 отрядов (Бойченко и др., 1988). Большинство млекопитающих относится к группе палеарктов. Вместе с тем, немало видов имеют европейско-сибирское, транспалеарктическое, голарктическое и даже берингийское происхождение.
Из насекомоядных наиболее обычны равнозубая, обыкновенная и средняя бурозубки, водяная кутора и сибирский крот. В биотопах южного макросклона Хамар-Дабана довольно обычна тундряная бурозубка.
Редки в заповеднике рукокрылые. Из 6 известных для его территории видов более или менее обычны только водяная ночница и ушан, которые встречается в основном в лесном поясе.
Среди мелких грызунов самыми многочисленными являются красно-серая и красная полевки. Обычны восточно-азиатская мышь, лесная мышовка, полевка-экономка и обитатель высокогорий большеухая полевка. Из других видов грызунов следует упомянуть ранее акклиматизированную ондатру. Она встречается на побережье Байкала. Численность ее здесь очень низка из-за почти полного отсутствия подходящих мест обитания. Обычны в заповеднике белка и бурундук — типичные таежные обитатели. Из зайцеобразных в заповеднике распространены заяц-беляк и альпийская пищуха.
Территория заповедника служит резерватом и очагом расселения соболя. Местная, хамар-дабанская, популяция соболя сохранялась в период общесибирской депрессии численности этого вида, продолжавшейся с конца XIX столетия по тридцатые годы уходящего века. Но численность была настолько низкой, что для ее восстановления до промысловых размеров потребовалось искусственное расселение животных. В 1939-1959 гг. в десяти пунктах Хамар-Дабана было выпушено более 200 соболей (Монахов, Тимофеев, 1973).
В настоящее время соболь в заповеднике заселяет все пригодные местообитания, от предгорий до субальпийских редколесий. Общая численность соболей на территории заповедника колеблется в пределах 450-550 при показателях средней плотности обитания в 3-4 особи на 1000 га. Наиболее плотно соболь заселяет предгорья, нижнюю и верхнюю части лесного пояса. Обычно предпочитает темнохвойную тайгу
с преобладанием кедра и кедровники в долинах рек. Здесь у соболя достаточно корма, доступного в течение всего года, а в многочисленных каменных осыпях, под корнями деревьев и среди валежника он находит себе прекрасные убежища.
Из довольно редких представителей семейства куньих, постоянно обитающих в заповеднике, можно назвать речную выдру. Большинство рек северного склона хребта не имеют сплошного ледяного покрова, и в их низовьях сохраняются условия, позволяющие выдре жить здесь постоянно. В заповеднике одна из рек даже названа в честь этого зверька, в прошлом, по-видимому, водившегося здесь в изобилии. На реке Темник условия иные, река полностью замерзает, но в результате уменьшения стока лед проседает и ломается, образуются «пустоледья». Их успешно используют выдры, которые постоянно обитают здесь в небольшом числе. Весной и в начале зимы выдры нередко переходят из одной речной долины в другую.
В последние годы в заповеднике встречена американская норка, ее появление связано, по всей вероятности, с расселением из Иркутской области.
На южном макросклоне хребта постоянно встречается росомаха. Число этих зверей в заповеднике невелико, большая часть их кочует по южным склонам Хамар-Дабана, нередко используя в пищу останки волчьих жертв. На северном склоне хребта росомаха довольно редка.
Кроме перечисленных видов куньих встречаются горностай и ласка, а также представитель степной фауны — солонгой.
В заповеднике обитает около 80 бурых медведей. В весенне-летний период они встречаются по всей территории заповедника. В начале лета их легко наблюдать во время кормежки на высокогорных лугах. Позднее, с началом гона, они собираются в верхней полосе лесного пояса; в августе и сентябре медведи кормятся на ягодниках и в кедровниках. Из берлог они выходят обычно в первой половине апреля — в южной части заповедника раньше, а ложатся в берлоги обычно с конца октября. Часть зверей ежегодно покидает территорию заповедника и расселяется в окрестных угодьях. На южном склоне Хамар-Дабана неоднократно встречались берлоги, вырытые под корнями деревьев — вероятно, это связано с малоснежьем. На северном макросклоне Хамар-Дабана медведи берлог обычно не роют, ограничиваясь сооружением гнёзд под упавшими стволами деревьев или в густых зарослях подлеска.
Из семейства собачьих в заповеднике распространены лисица и волк. Лисицы встречаются по всей территории заповедника. Более часто их можно встретить на побережье Байкала или в долине р. Темник. Волки обитают в пределах долины Темника, постоянно придерживаясь мест распространения копытных животных. На северный макросклон Хамар-Дабана волки практически не проникают. Общая численность волков на территории заповедника в осенний период оценивается в 15-20 особей. В глубокоснежные зимы волки редко углубляются в заповедник, оставаясь в пределах охранной зоны и передвигаясь вдоль Темника и его правых притоков.
Из копытных животных на территории заповедника обычны благородный олень, лось, сибирская косуля, кабарга, северный олень и кабан.
Подвидовая принадлежность благородных оленей заповедника до сих пор остается не совсем ясной. Местные охотники называют здешних оленей изюбрями, но на самом деле в районе Хамар-Дабана происходит наложение ареалов двух подвидов, поэтому ряд исследователей считают данную популяцию смешанной с преобладанием таксономических признаков марала (Субботин, 1980). Летом в заповеднике обитает около 250 оленей. Они держатся в самых различных стациях, но больше их привлекают долинные леса с луговыми полянами, пойменные кустарники, опушки верховых болот («кал-тусов») на прибайкальских террасах, высокогорные луга и пустоши, старые лавинные прочёсы, зарастающие гари, заболоченные участки верховьев рек («мари»), остепненные горные склоны в долине Темника («убуры»). В период массового появления кровососущих насекомых маралов нередко можно встретить в субальпийском поясе. Избегают олени только густой темнохвойной тайги, старых березняков, крутых лесистых склонов. К зиме около половины стада покидает территорию заповедника, так как глубокий снег ограничивает возможность передвижения и добычи корма. Оставшиеся маралы концентрируются в долине Темника и на склонах Малого Хамар-Дабана в охранной зоне заповедника.
Северные олени обитают в основном в субальпийском, альпийском поясах гор и в высокогорной части лесного пояса. Численность их в заповеднике в отдельные годы достигает 30-50 голов. В летнее время северные олени чаще всего встречаются в горной тундре, нередко их можно увидеть вблизи снежников и горных озер. Зимой они обитают в участках субальпийского пояса, как правило, в истоках рек южного склона Хамар-Дабана.
Лоси и косули встречаются в лесах на прибайкальских террасах и в долине реки Темник. Численность их в заповеднике относительно невелика. На северной окраине своего ареала находятся здесь кабаны. Обитают они в основном на южном склоне Хамар-Дабана, в юго-восточной части заповедника. Численность их низка.
На пространственное распределение животного населения в заповеднике оказывают влияние три группы факторов: различие экологических условий на северном и южном макросклонах хребта, чётко выраженная вертикальная зональность и неоднородность биотопов каждого из высотных поясов.
На побережье Байкала, в смешанных лесах с густым подлеском среди птиц преобладают седоголовая овсянка, буро-головая гаичка, длиннохвостая синица, большая горлица, корольковая и зеленая пеночки. Здесь же обитает и сибирский дрозд. В тех местах, где в древостое присутствует тополь, гнездится иглохвостый стриж. В березняках типичны на гнездовье черная ворона, пеночка-таловка, а также малая мухоловка, встречающаяся в подобных биотопах и в долине р. Темник. Из млекопитающих многочислен заяц-беляк, обычны лисица и косуля.
Наибольшее биотопическое разнообразие и богатство фауны присуще смешанным лесам в долинах и поймах рек, особенно в их нижнем течении. На участках темнохвойного леса с подлеском из стланиковой формы пихты характерно пребывание желтобровой овсянки, а в зарослях кустарников с полянами обычны жулан и обыкновенная чечевица. По берегам рек гнездятся горная трясогузка, оляпка, перевозчик, большой и средний крохали. По долинам рек высоко в горы проникают обыкновенная чечевица, синий соловей, певчий дрозд. В лесах с изобилием тополя гнездится черный дятел. В долинных биотопах постоянно обитают соболь, медведь, сибирский крот, полевка-экономка, красно-серая полёвка, бурундук, обыкновенная и малая бурозубки. По долинам рек обычен заяц-беляк, а в летний период держится марал.
Гораздо беднее выглядят лесные биотопы на склонах и водоразделах. В темнохвойных лесах из птиц преобладают синехвостка и корольковая пеночка, а в кедрово-пихтовых лесах и в парковых пихтарниках становится обычным трехпалый дятел. В верховьях рек, в ерниковых зарослях доминиру-
ет бурая пеночка. Из мелких млекопитающих распространены равнозубая бурозубка, красно-серая полевка, бурундук, восточно-азиатская мышь. Встречаются лесной лемминг, летяга и лесная мышовка. Обычны соболь и бурый медведь. Из копытных здесь постоянно живет кабарга.
В лесах южного макросклона Хамар-Дабана гнездятся птицы, которые не встречаются на гнездовании в других местах. Это — скопа, бородатая куропатка, черный стриж, белогор-лый дрозд и горбоносый турпан. Для лесов южного макросклона и долины Темника типичны также белопоясничный стриж, рыжая и белошапочная овсянки. Только здесь имеются зимние стации марала и кабана. В этих лесах также обычны косуля, лось, волк, медведь, росомаха, соболь и белка, по речным долинам многочислен заяц-беляк. Среди мелких млекопитающих преобладают красная полевка и средняя бурозубка, встречаются тундряная и бурая бурозубки. Из рептилий обитают обыкновенный щитомордник, сибирский угло-зуб и многочисленна живородящая ящерица.
В биотопах субальпийского пояса среди птиц доминируют соловей-красношейка и обыкновенная чечевица, на южном склоне — сибирская мухоловка. Здесь найден восточный воронок, впервые описанный как новый вид для фауны Советского Союза (Степанян, Васильченко, 1980). Из млекопитающих обычны северная пищуха, большеухая и красно-серая полевки, лесная мышовка, заяц-беляк, северный олень. Летом здесь обитают бурый медведь и марал. Среди насекомоядных преобладает средняя бурозубка.
В альпийском поясе гнездится сравнительно небольшое число видов птиц, но плотность гнездования многих из них высокая. Прежде всего это относится к горному коньку и рогатому жаворонку. Многие виды птиц встречаются только в этом высотном поясе. Таковы хрустан, альпийская завирушка, краснобрюхая горихвостка и сибирский вьюрок. Из млекопитающих в альпийском поясе постоянно живут большеухая полевка, средняя бурозубка, северный олень. Встречаются северная пищуха, горностай, равнозубая бурозубка, красно-серая полевка.

Современное состояние экосистем.

На территории, где в настоящее время расположен заповедник, практически никогда не велось активной хозяйственной деятельности, кроме охоты, рыболовства и сбора плодов различных растений. На многих участках северного макросклона Хамар-Дабана сохранились не пройденные пожарами коренные пихтово-кедровые леса. На южном макросклоне вся территория постоянно подвергалась пожарам, и старых лесов там практически нет.
В настоящее время серьёзную угрозу экосистемам заповедника представляют аэровыбросы промышленных предприятий региона, региональных источников загрязнения атмосферы. Специфика атмосферного переноса в Байкальской котловине такова, что на северный макросклон Хамар-Дабана вместе с обильными осадками приносятся химические элементы, содержащиеся в промышленных выбросах не только ближайшего, расположенного в 60 км от заповедника, Байкальского ЦБК, но и более удалённых предприятий Ангарско-Иркутского промышленного узла. Наличие в пылегазо-вых выбросах большого количества сернистых соединений приводит к сильному закислению жидких осадков. Кислотная нагрузка на экосистемы заповедника весьма значительна, что вызывает деградацию некоторых их компонентов, поскольку темнохвойные леса северного макросклона Хамар-Дабана относятся к малоустойчивым геосистемам (Букс и
др., 1987; Ермакова, 1996 и др.). В условиях интенсивных техногенных нагрузок полог пихтового леса не может в полной мере выполнять функции нейтрализатора атмосферного кислотного потока, связывая водород органическими соединениями, а также ослабляя его воздействие за счёт поступающих из напочвенного покрова катионов. Воздействуя на почву, важнейшее структурное звено биосферы, кислотные осадки изменяют различные её параметры и негативно влияют на геокомплекс в целом. Последствия действия кислых дождей начали проявляться уже в конце 70-х годов. В отдельных участках северного макросклона Хамар-Дабана появились насаждения пихты с побуревшей хвоей. Исследования показали (Воронин и др., 1986), что в побуревшей хвое наличествует повышенное содержание серы. Продолжительность жизни хвои у поврежденных деревьев сократилась почти в . три раза, на 20-30% уменьшились её вес и линейные размеры. Годовой прирост древесины пихтовых лесов в целом снизился на 40-60%. В 4 раза возросла стерильность пыльцы, в 2 раза увеличилось число пустых семян. На ранних стадиях стало наблюдаться отмирание 65% женских шишек, что в два раза превышает норму. Скорость распада древостоя (переход деревьев в категории «необратимо ослабленные» и «сухостой») достигла 50% в год. Резко сократилось возобновление. Особенно интенсивное усыхание наблюдается в бадановых, каш-каровых, горно-каменистых и пихтово-стланиковых типах леса, распространенных в верховьях горных ручьев и рек заповедника. Значительно увеличились темпы разрушения и пойменных лесов (крупнотравных, вейниковых, широкотравных и папоротниковых), причем их усыхание не связано с возрастными изменениями в древостоях. Ослабленные древостой активно заселяют насекомые-вредители и окончательно подрывают их жизнеспособность.
Отмеченные нарушения в пихтовых лесах северного склона Хамар-Дабана послужили серьёзным аргументом в пользу перепрофилирования Байкальского целлюлозно-бумажного комбината. В настоящее время объём аэропромвыбросов несколько уменьшился в результате сокращения производства на некоторых предприятиях региона, но в целом радикального решения проблемы пока, к сожалению, не найдено.
Наряду с региональными источниками атмосферного загрязнения в районе расположения заповедника существуют и другие, локальные источники — железная и автодороги и отопительные системы близких к заповеднику посёлков. Опасность воздействия локальных загрязнителей атмосферы на биоту заповедника относительно невелика, но тем не менее на экосистемы, граничащие с источниками загрязнений, они безусловно действуют. Нарушение целостности экосистем привносит и высоковольтная линия электропередач, проходящая вдоль границы заповедника. Причём линии коммуникаций не только служат источниками локальных загрязнений, но являются объектами, вызывающими гибель животных. Так, о провода ЛЭП разбиваются птицы, особенно часто это происходит во время осеннего пролёта. Немало птиц и других животных гибнет и на дорогах.
На южном макросклоне Хамар-Дабана основную угрозу экосистемам представляют лесные пожары, довольно часто возникающие от «сухих» гроз.
В целом, за исключением отдельных участков поврежденных пихтачей на северном макросклоне хребта, большинство экосистем заповедника находится в равновесном состоянии, естественные процессы в них протекают без заметных отклонений, что внушает надежду на дальнейшее благополучное их существование и сохранение в них основных механизмов саморегуляции.

Научные исследования.

Через район, где в настоящее время находится заповедник, в своё время пролегали пути многих научных экспедиций. В 1835 г. флору этого района изучал Н.С. Турчанинов. В 1877 г. здесь исследовал рельеф и геологическое строение И.Д. Черский. В 1901 г. в районе р. Переёмной собирал гербарий А.Ф. Фадеев. В 1929 г. вблизи от станции Танхой работала экспедиция академика В.Н. Сукачёва. Примерно в это же время на Хамар-Дабане работала геологическая экспедиция академика В.А. Обручева. Позднее здесь проводились ботанические исследования экспедициями Иркутского государственного университета и Академии наук СССР под руководством профессоров А.В. Смирнова-и М.Г. Попова. Фауну наземных позвоночных исследовали, начиная с 30-х годов, . А.С. Фетисов, И.К. Лавров, Т.Н. Гагина, Г.К. Боровицкая, И.В. Измайлов. Все перечисленные исследования в большинстве своём охватывали обширную территорию, далеко выходящую за современные границы заповедника. Результаты этих исследований отражены в крупных монографиях и отдельных статьях, но, как правило, конкретных сведений о территории заповедника в них содержится крайне мало.
Основная задача научно-исследовательских работ в заповеднике с самого начала его деятельности заключалась в изучении основных компонентов природного комплекса на момент изъятия территории из хозяйственного использования и в дальнейшем слежении за его последующими изменениями (как под влиянием естественных причин, так и в результате деятельности людей на окружающих территориях). Конечная цель этих исследований — накопление научных знаний, необходимых для разработки методов рационального природопользования и сбережения уникальной геосистемы Байкала.
Сформированному почти сразу после организации заповедника научному отделу пришлось одновременно с развёртыванием стационарных мониторинговых исследований по программе «Летописи природы» усиленно осуществлять инвентаризационные работы. Для их налаживания немало усилий приложили опытные исследователи, работавшие ранее в Баргузинском заповеднике, Л.Н. Николаева и А.И. Ткаченко. Под их руководством закладывались стационарные пробные площади и маршруты, разрабатывались графики режимных наблюдений, календарные планы работ по научно-исследовательским программам. На высоком научно-методическом уровне был составлен ими первый том «Летописи природы».
Летом 1971 г. в заповеднике проводили полевые работы для изучения мелких млекопитающих Н.Ф. Реймерс и А.В. Алина. В пойме р. Мишихи ими было отловлено более 400 землероек и мелких грызунов 11 видов. В дальнейшем изучением фауны наземных позвоночных животных занимались как сотрудники заповедника, так и зоологи Биологического института СО АН СССР (Б.С. Юдин, Ю.Г. Швецов, Л.И. Галкина и др.). К концу 1975 г. инвентаризация наземных позвоночных заповедника была в основном закончена, а в 1978 г. подведены итоги инвентаризации флоры высших растений (З.И. Васильченко и др., 1978). Высокая мозаичность экологических условий на территории заповедника требовала от исследователей широкого охвата территории, многие участки которой казались ранее практически недоступными. Поэтому нельзя не вспомнить с уважением имена первых исследователей, выполнявших инвентаризационные работы: A.M. Субботина, М.Н. Сушенцова, З.А. Васильченко, Л.В. Литвинову, А.А. Васильченко* (см. стр. 201).
Большую помощь в инвентаризации флоры заповеднику оказали сотрудницы Сибирского института физиологии и биохимии растений СО АН СССР  М.М. Иванова и А.А. Киселёва.
С 1976 по 1980 год сотрудницей заповедника Е.Г. Марту-совой проводилось геоботаническое картографирование бассейнов рек Переёмная и Абидуй, представляющих собой высотный профиль, включающий все основные группы растительности. Результатом этой работы явилось создание геоботанической карты масштаба 1:50000. Легенда к_ карте включает 23 категории растительности.
В этот же период заповедником выполнялась тема «Размещение гнездящихся птиц по биотопам и высотным поясам хребта Хамар-Дабан». Такие исследования ранее в Южном Прибайкалье не проводились и имели большую научную и практическую ценность. Параллельно с названной темой с 1976 г. велись работы по изучению особенностей миграции птиц в Южном Прибайкалье, которые включали мечение птиц на весеннем и осеннем пролётах. Мечение птиц осуществлялось в охранной зоне заповедника с помощью стационарной ловушки и продолжалось практически без перерывов до 1994 г. За эти годы орнитологами заповедника А.А. Ва-сильченко, В.В. Баскаковым и К.Ф. Михалкиным было помечено около 22 тысяч особей птиц и собран уникальный научный материал.
В 1980 г. проводилось плановое лесоустройство территории заповедника. Многие результаты исследовательской работы, проведённой заповедником в предыдущие годы, легли в основу итоговых документов лесоустройства. Перед началом устройства была разработана программа, определены объём и методика работ. Кроме обычных лесоустроительных работ дополнительно были сформулированы задачи, вытекающие из специфики и особенностей деятельности заповедника. В таком объёме лесоустройство в сибирских заповедниках проводилось впервые. В результате заповедник получил качественные материалы тридцати наименований. Большую научно-методическую и практическую помощь, оказал в то время заповеднику научный сотрудник Лимнологического института СО РАН В.Н. Моложников, которым была составлена геоботаническая карта заповедника и передан ряд других картографических материалов.
В 1981 г. заповедник начинает разработку темы по изучению популяционной экологии соболя. Необходимость таких исследований в регионе назрела к тому времени из-за снижения численности соболя. Исследования по данной теме дали очень много интересного материала и проводятся заповедником до сих пор.В последние годы заповедник стал одним из ведущих центров по данной тематике, результаты исследований имеют практическое значение и используются в практике планирования охотничьего промысла в Бурятии.
С 1981 г. в заповеднике начато изучение биофлоры, флоры низших растений и фауны беспозвоночных животных. К этой работе, наряду с сотрудниками заповедника, привлекались опытные специалисты из академических институтов и высших учебных заведений. Сложная таксономическая структура и многочисленность указанных групп растений и животных требуют многолетней и кропотливой работы, которая с перерывами ведётся до сих пор. К настоящему моменту достигнуты значительные успехи в этой работе. Почти полностью инвентаризированы мхи и лишайники, частично изучены почвенные водоросли, имеются довольно обширные данные о насекомых заповедника, начато составление списка грибов.
В 1986 г. была начата разработка темы «Сбор и анализ информации о состоянии заповедного режима и влиянии антропогенного фактора на охраняемые природные комплексы». Это фактически было расширением мониторинговых исследований, проводившихся по программе «Летописи природы». Позднее работы по этой тематике продолжились и проводятся до сих пор. Необходимость в этом возникла по причине развития очагов усыхания пихтовых лесов на северном склоне Хамар-Дабана.
С 1986 г. ведётся в заповеднике изучение состояния популяций редких видов растений и животных. Охране и изучению этих видов и сегодня уделяется особое внимание. Сотрудники заповедника постоянно участвуют в обновлении списков редких растений и животных региона. К настоящему моменту на территории заповедника и подчинённого ему госзаказника «Кабанский» установлено присутствие 48 видов растений и 49 видов животных, относящихся к категориям редких или сокращающих свой ареал.
К настоящему моменту по результатам исследований, проводившихся на территории заповедника, защищено 8 диссертаций на соискание учёной степени кандидата наук и более 20 дипломных студенческих работ, составлено 62 научных отчёта, опубликовано более 200 научных статей, в том числе 4 из них опубликованы в зарубежных изданиях, а 3 работы представляют собой сводки монографического характера. Нельзя не упомянуть вышедшие из печати в 1988 и 1989 годах сборники научных статей «Растительность хребта Хамар-Дабан» и «Климат и растительность Южного Прибайкалья», почти целиком посвященные заповеднику, а также такие серьёзные работы как «Обзор видов высших растений Байкальского заповедника» (Васильченко и др., 1978), «Население наземных позвоночных средней части Хамар-Дабана» (Швецов и др., 1980). «Высшие разноусые чешуекрылые Байкальского заповедника» (Белова, 1986), «Птицы Хамар-Дабана» (Васильченко, 1985), «Фауна Байкальского заповедника» (1988), «Лишайники Байкальского заповедника» (Урбанави-чене, Урбанавичюс, 1998).
За истекшие годы заповедником самостоятельно и совместно со сторонними научными организациями проведены исследования разных направлений по 24 научно-исследовательским темам и научным мероприятиям.
Результаты многих работ, кроме их публикации, были использованы для составления многих практических рекомендаций, а также ежегодных прогнозов в отношении местных популяций соболя.
В настоящее время в научном отделе заповедника работают десять специалистов, в том числе 5 кандидатов наук. Разрабатываются 4 научно-исследовательские темы. Базовая тема, «Летопись природы», включает разделы, представляющие собой серьёзные научные разработки, например, в разделах этой темы изучаются эколого-биологические особенности редких видов растений, популяционная экология фоновых и редких видов животных, динамика урожайности ягодных кустарничков, динамика ионообменных процессов и гидротермического режима почв. Полученные данные ежегодно включаются в материалы для единой государственной системы экологического мониторинга и используются для практических целей планирования природопользования в регионе.
Изучение динамика лесопатологического состояния древостоев заповедника обеспечивает постоянное слежение за состоянием его лесов, содействуя ведению лесного хозяйства
на окружающих территориях. Специально изучалось отрицательное влияние антропогенных факторов на состояние природных комплексов. Заповедником ведётся работа по международной программе «Сохранение биоразнообразия».
Статус биосферного резервата позволяет вести научно-исследовательскую деятельность как в самом заповеднике, так и на смежных территориях, куда включаются участки, составляющие единый комплекс с резерватом. На этих землях должны разрабатываться механизмы конструктивного взаимодействия интересов особо охраняемой природной территории, прежде всего сохранения биоразнообразия, и социально-экономических интересов местного населения. Поэтому в планах заповедника намечается развернуть мониторинговые исследования в прилежащих к заповеднику территориях для разработки перспективных моделей природопользования на этих землях. На территории заповедника будут продолжаться исследования по программе «Летописи природы», включающей широкий спектр мониторинговых исследований. Большая работа предстоит также по изучению состояния водно-болотных экосистем и орнитофауны госзаказника «Кабанский». Широкая научная специализация, уровень квалификации и большой опыт работы сотрудников научного отдела заповедника позволяют надеяться на успешное решение перспективных научно-исследовательских задач, стоящих перед заповедником.

Литература

Атлас Забайкалья. М., Иркутск, 1967, 167 с.
Белова В.А. История развития растительности котловин Байкальской рифтовой зоны. М., 1975, 142 с.
Белова Н.А. Высшие разноусые чешуекрылые (Heterocera, Mac-rolepidoptera) Байкальского заповедника. // Фауна и экология беспозвоночных животных в заповедниках РСФСР. М, 1986, с. 83-98.
Белова Н.А. Высшие разноусые чешуекрылые. // Флора и фауна заповедников СССР. Фауна Байкальского заповедника (оперативно-информационный материал). М., 1988, с. 5-23.
Белова Н.А. Динамика состояния древостоев Байкальского заповедника. // Экологические проблемы охраны живой природы. 4.1, М., 1990, с. 2-3.
Белова Н.А. О результатах инвентаризации энтомофауны Байкальского региона. // Энтомологические проблемы Байкальского региона. Тез. докл. региональной школы-семинара ( 6-8 августа 1991 г. Улан-Удэ). Улан-Удэ, 1991, с. 24-25.
Биоразнообразие Байкальской Сибири. Под ред. И.Ю. Ко-ропачинского и В.М. Корсакова. Новосибирск, Наука, 1999, 350 с.
Бойченко B.C. Население мелких млекопитающих ( Micro-mamalia) южного склона хребта Хамар-Дабан. // Фауна и экология позвоночных Сибири. Новосибирск, Наука, 1980.
Бойченко B.C. Население мелких млекопитающих лесного пояса хребта Хамар-Дабан. // Фауна и ресурсы позвоночных бассейна озера Байкал. Улан-Удэ, 1980а.
Бойченко B.C. Сообщества мелких млекопитающих лесных биоценозов Байкальского заповедника. // Проблемы охраны генофонда и управления экосистемами..., Ч. 2, М., 1986, с. 28-30.
Бойченко B.C., Галкина Л.И., Субботин A.M., Швецов Ю.Г., Юдин Б.С. Фауна Байкальского заповедника. Млекопитающие. // Флора и фауна заповедников СССР. М., 1988, с. 24-31.
Бояркин В.М. Хамар-Дабанская горная провинция и организация заповедника. // Охрана горных ландшафтов Сибири. Новосибирск, 1973, с. 218-224.
Будаева С.Э. Лишайники лесов Забайкалья. Новосибирск, 1989, 105 с.
Букс И.И., Прохоров Б.Б., Салиев А.В., Викулов А.Ф. Оценка ландшафтов бассейна озера Байкал по их устойчивости к различным экологическим факторам и их сочетаниям. // Региональный мониторинг состояния озера Байкал. Л., Гидрометеоиздат, 1987, с. 23-35.
Васильченко А.А. Итоги инвентаризации орнитофауны Ха-мар-Дабана. // Фауна и ресурсы позвоночных бассейна озера Байкал. Улан-Удэ, 1980.
Васильченко А.А. Птицы Хамар-Дабана. // Новосибирск, Наука, 1987, 102 с.
Васильченко А.А., Субботин A.M. Заповедник на Хамар-Даба-не. // Охота и охотн. хоз-во, 1973, № 5.
Васильченко З.А., Иванова М.М., Киселева А.А. Обзор видов высших растений Байкальского заповедника. // Флора Прибайкалья. Новосибирск, Наука, 1978, с. 49-114.
Васильченко З.А., Киселева А.А. Количественная характеристика флоры Байкальского заповелника. // Флористические исследования в заповедниках РСФСР. М., 1981, с. 82-91.
Воробьев А.В., Субботин А.М. Байкальский заповедник: десятилетие деятельности и перспективы. // Заповедник в горах Хамар-Дабана. Улан-Удэ, 1980, с. 10-22.
Воронин В.И., Карбаинов Ю.М., Моложников В.М., Соков М.К. Влияние техногенеза на деструкцию высокогорных пихтовников Хамар-Дабана. // Экологическая роль горных лесов. Улан-Удэ, 1986, с. 82-84.
Галазий Г.И. Вертикальный предел древесной растительности в горах Восточной Сибири и его динамика. // Тр. Ботанического Ин-та АН СССР им. В.Л. Комарова, 1954, Вып. 9, с. 210-329.
Думитрашко Н.В. Происхождение Байкала и оледенение Прибайкалья. // Мат-лы по геоморфологии и палеогеографии СССР, 1956, Вып. 15, с. 129-146.
Дутина О.П. Горизонтальная структура лесных сообществ Байкальского государственного заповедника. // Современное состояние и перспективы научных исследований в заповедниках Сибири. М., 1986, с. 79-81.
Дылис Н.В., Рещиков М.А., Малышев Л.И. Растительность. // Предбайкалье и Забайкалье. М., Наука, 1965, с. 225-281.
Епифанцева Л.Ю. К экологии большеухой полевки в Байкальском заповеднике. // Современное состояние и перспективы научных исследований в заповедниках Сибири. М, 1986, с. 132-133.
Епова Н.А. Реликты широколиственных лесов в пихтовой тайге Хамар-Дабана. // Изв. Биол.-географ. НИИ, Иркутск, 1956, т.16, Вып. 1-4, с. 25-61.
Епова Н.А. Растительность высокогорной области Хамар-Дабана. // Объединенная научная сессия Отд. биол. наук Вост.-Сиб. филиала АН СССР 10-17 июня 1957 г., Иркутск, 1957, с. 63-65.
Епова Н.А. Материалы по характеристике высокогорных лугов Хамар-Дабана. Пред. сообщ. // Известия Биол.-геогр. научн.-исслед. ин-та при Иркутском Университете. Иркутск, 1958, т.17, Вып. 1-4, с.12-56.
Епова Н.А. Охрана растительности Хамар-Дабана. // Охрана природы Сибири, Иркутск, 1959, с. 102-105.
Епова Н.А. К истории формирования растительности Хамар-Дабана. // Научн. Чтения памяти М.Г. Попова. Новосибирск, 1960, Вып. 2, с. 45-66.
Епова Н.А. К характеристике пихтовой тайги Хамар-Дабана. // Труды Бурятского комплексного научно-исследова-
тельского ин-та СО АН СССР, сер. биол.-почв., Вып. IY, 1960а, с.141-163.
Епова Н.А. Опыт дробного геоботанического районирования Хамар-Дабана (южная часть Средней Сибири). // Проблемы ботаники, М.-Л., 19606 , Вып. 5.
Ермакова О.Д. Почвы Байкальского заповедника. // Почвенные исследования в Байкальском заповеднике. М., 1995, с. 87-98.
Ермакова О.Д. Буроземы Байкальского заповедника. // Почвенные исследования в Байкальском заповеднике. М., 1995, с. 99-113.
Ермакова О.Д. Кислотные осадки как фактор воздействия на экосистемы Байкальского заповедника и его охранной зоны. // Антропогенные воздействия на природные комплексы заповедников. М., Вып. 9, 1996, с.140-152.
Жуков В.М. Климат. // Предбайкалье и Забайкалье. М., 1965, с. 91-126.
Заморуев В.В. О характере и возрасте четвертичного оледенения гор южного Забайкалья и Предбайкалья. // Хронология ледникового века. Л., 1971, с. 92-10.
Заповедник на Хамар-Дабане. Охота и охотничье хозяйство, №5, 1973, с. 18-20
Заповедник в горах Хамар-Дабана. (Байкальский государственный заповедник). Ред. A.M. Субботин, Улан-Удэ, 1980.
Иванова М.М. Количественная характеристика высокогорной флоры Хамар-Дабана ( Южное Прибайкалье). // Изв. Биол.-геогр. НИИ при Иркутском ун-те, Изд-во Ленинградского ун-та, 1969, т. 23, Вып. 3.
Ивановский Л.Н. Проблема древнего оледенения и селеопас-ность на южном побережье Байкала. // Позднекайнозой-ская история озер в СССР. Новосибирск, 1982, с. 38-42.
Измайлов И.В.,Боровицкая Г.К. Птицы южно-западного Забайкалья. Владимир, 1973, 315 с.
Казановский С.Г. Биофлора хребта Хамар-Дабан (Южное Прибайкалье). // Автореф. дисс. на соиск. учен, степени канд. биол. наук. Иркутск, 1995, 16 с.   -
Калихман А.Д., Педерсен А.Д.,Савенкова Т.П., Сукнев А.Я. Методика пределов допустимых изменений на Байкале — участке Всемирного наследия ЮНЕСКО. Иркутск, Изд-во «Оттиск», 1999, 100с.
Карбаинов Ю.М Реликтовая популяция кедра сибирского на юго-восточном побережье озера Байкал. // Проблемы экологии Прибайкалья. Экологический контроль наземных экосистем. Иркутск, 1982, Ч. 4, с. 22.
Карбаинов Ю.М. Голубая ель в Байкальском заповеднике. // Охрана живой природы. М., 1983, с. 85-86.
Карбаинов Ю.М., Воронин В.И. Закономерности роста и производительности пихтовых древостоев Байкальского заповедника. // Закономерности роста и производительности древостоев. Каунас, 1985, с. 152-154.
Карбаинов Ю.М., Моложников В.Н. Усыхание темнохвойных лесов южного Прибайкалья. // Усыхание горных темно-хвойных лесов южного и юго-восточного побережий озера Байкал (ДСП), Иркутск, 1983.
Карбаинов Ю.М., Моложников В.Н. Опыт комплексного картографирования заповедной территории Прибайкалья. // Современное состояние и перспективы научных исследований в заповедниках Сибири. М., 1986, с. 33-34.
Карбаинов Ю.М., Моложников В.Н. Дендроиндикация периодичности возникновения лесных пожаров. // Дендрохронология и дендроиндикация. Новосибирск, Наука, 1986.
Коротаев Г.П. Материалы к экологии бурого медведя в Байкальском заповеднике. // Эколого-фаунистические исследования в заповедниках. М., 1981, с. 30-37.
Коротаев Г.П. О питании соболя в Байкальском заповеднике. // Экологические исследования в заповедниках Южной Сибири. М., 1989, с. 50-54
Краснопевцева А.С. Изучение грибов в Байкальском за-по-веднике. // Заповедники СССР: их прошлое, настоящее и будущее. Ч. 2, Новгород, 1990, с. 106-107.
Мартусова Е.Г. Растительность Байкальского заповедника и ее изучение. // Охрана растительного мира Сибири. Новосибирск, Наука, 1981, с. 110-116.
Мартусова Е.Г. Краткий очерк растительности Байкальского заповедника. // Флора и растительность заповедников РСФСР, М., 1981а, с. 80-81.
Мартусова Е.Г. Растительность Байкальского заповедника. // Автореферат дисс. на соиск. учен, степени канд. биол. наук. Новосибирск, 1989, 16 с.
Мартынова А.С, Мартынов В.П. Почвы северной части Байкальского гос. заповедника. // Охрана и рац. использование почв Западного Забайкалья. Улан-Удэ, 1980, с. 34-46.
Мозолевская Е.Г., Таласьева Т.В., Краснопевцева М.Н. Организация слежения за состоянием лесов в Байкальском заповеднике. // Проблема охраны генофонда и управления экосистемами. Ч. 1, М., 1986, с. 145-147.
Монахов Г.И., Тимофеев В.В. Соболь. Региональные особенности динамики запасов, экологии и хозяйственного использования. Предбайкалье и Забайкалье. // Промысловые животные СССР и среда их обитания. М., Наука, 1973, с. 84-95.
Обручев В.А. Геология Сибири. // М.,1938, т. 3, с. 118-131.
Орлов Л.М., Шарый М.А. О сизой форме ели сибирской с побережья Байкала. // Зап-ки Забайкальского филиала ГО СССР, 1966,  Вып. 26, 4.1, с.19-21.
Перминова Г.Н., Гутишвили И.С, Китаев Е.В. Почвенные водоросли фитоценозов Байкальского заповедника. // Водоросли, лишайники, грибы и мохообразные в заповедниках РСФСР. М., 1989, с. 17-25.
Поликарпов Н.П., Чебанова Н.М., Назимова Д.И. Климат и горные леса южной Сибири. Новосибирск, Наука, 1986, 225 с.
Попов В.Н. К питанию соболя хамар-дабанской популяции. // Проблемы экологии Прибайкалья. Иркутск, 1982.
Попов В.Н., Коротаев Г.П. Некоторые черты зимней экологии соболя в центральной части Хамар-Дабана. // Охрана и рациональное использование ресурсов соболя в РСФСР. Красноярск, 1981.
Попов В.Н., Карбаинов Ю.М. Большой черный еловый усач в питании соболя на Хамар-Дабане. // Проблемы экологии Прибайкалья. Экологический контроль наземных экосистем. Иркутск, 1982, Ч. 4, с. 124.
Попов В.Н., Сутула В.И. Роль буферной охранной зоны в поддержании оптимального режима в Байкальском заповеднике. // Проблемы охраны генофонда..., Ч. 1, с. 312-313.
Попов М.Г. Эндемизм во флоре побережий Байкала и его происхождение.//Академику В.Н.Сукачеву к 75-летию со дня рождения. М.-Л., 1956.
Предбайкалье и Забайкалье.  М., Наука, 1965, 492 с.
Рогачева Э.В., Сыроечковский Е.Е. Байкальский государственный заповедник. // Заповедники СССР, М., 1983.
Смирнов А.В. Высокогорные кедровые леса Прибайкалья. // Изв. Вост.-Сиб. фил. АН СССР, 1957, № 10, с. 122-129.
Соколова Э.С. Фитопатогенные грибы древесных пород Байкальского заповедника. // Растительность хребта Хамар-Дабан. Новосибирск, Наука, 1987, с. 105-112.
Степанян Л.С, Васильченко А.А. Восточный воронок ( De-lichon dasypus) в фауне СССР. // Бюлл. МОИП, отд. био-логич., т. 85, Вып. 5, с. 41-44.
Субботин А.М. Медведь в Байкальском заповеднике. // Экологические основы рационального использования и охраны хищных млекопитающих СССР.   М, Наука, 1979.
Субботин A.M. Распространение и биотопическое размещение парнокопытных (Artiodactyia) и хищных (Carnivora) в горах Хамар-Дабана. // Фауна и экология позвоночных Сибири. Новосибирск, Наука, 1980, с. 115-122.
Субботин A.M. Воды. // Заповедник в горах Хамар-Дабана. Улан-Удэ, 1980а, с. 26-28.
Субботин A.M. Структура популяций изюбра и северного оленя Хамар-Дабана как показатель их состояния. // Фауна и ресурсы позвоночных бассейна Озера Байкал. Улан-Удэ, 19806.
Субботин A.M. Распространение и биотопическое размещение парнокопытных и хищных в горах Хамар-Дабана. // Фауна и экология позвоночных Сибири. Новосибирск, 198Ов.
Субботин A.M., Бойченко B.C. Роль Байкальского заповедника в сохранении природных комплексов южного Прибайкалья. // Проблемы   Байкала ( ДСП), Улан-Удэ, 1985.
Убугунова В.И., Цыбжитов Ц. X., Большаков В.А. Бурые гор-но-лесные  почвы Прибайкалья. // Почвоведение 1985, № 7.
Убугунова В.И., Цыбжитов Ц.Х., Большаков В.А. Региональная промышленность и уровень загрязнения атмосферы в Байкальском биосферном заповеднике. // Заповедное дело в новых социально-экономических условиях. СПб., 1995, с. 155-156.
Урбанавичене И.Н., Урбанавичюс Г.П. Melanelia albertana (Lichenes) — новый для России вид из Южного Прибайкалья. // Ботанический журнал, 1998, т. 83, № 1, с. 130-131.а
Урбанавичене И.Н., Урбанавичюс Г.П. Лишайники Байкальского заповедника. // Флора и фауна заповедников. М., 1998, Вып. 68, 55 с.
Фауна лесов бассейна озера Байкал. Новосибирск, Наука, 1979.
Флора и фауна заповедников СССР. Фауна Байкальского заповедника. ( Оперативно-информационный материал). М, 1988, с. 5-23.
Флоренсов Н.А., Лут Б.Ф., Белова В.А., Голдырев Г.С. История развития впадины оз. Байкал. // Позднекайнозой-ская история озер в СССР. Новосибирск, 1982, с. 6-11.
Хлебников А.И., Антипов Е.И. Реакция соболя на изменение экологической обстановки в лесах Хамар-Дабана. // Фауна лесов бассейна озера Байкал, Новосибирск, Наука, 1979, с. 135-145.
Цыбжитов Ц.Х., Убугунова В.И. Очерк о почвенном покрове Байкальского государственного заповедника. Улан-Удэ, 1981, 33 с.
Шаргаев М.А., Штильмарк Ф.Р. Заповедники и заказники Забайкалья и перспективы их развития. // Фауна и ресурсы позвоночных бассейна оз. Байкал. Улан-Удэ, 1980, с.131-137.
Швецов Ю.Г., Галкина Л.И., Юдин Б.С., Бойченко B.C., Субботин М.А. Население наземных позвоночных средней части Хамар-Дабана. // Фауна и экология позвоночных Сибири. Новосибирск, Наука, 1980, Вып. 44, с. 98-109.
Baikalsky
Zapovednik, in the southern part of the Republic of Buryat -ia. The Zapovednik was founded in 1969. Its area is 165.7 thousand ha. Situated on the terraces of the southern shore of Lake Baikal and in the central part of the Khamar-Daman Mountain Range, at heights of 2000-2300 m above the sea level. For the northern slopes alpine relief is characteristic, with cirques, canyons and sharp ranges; the relief of southern slopes is more flat. In the plant cover of the northern slope a dark-fir taiga prevails formed of fir, cedar and spruce with muskegs and birch areas. Higher this is replaced with almost Park-like fir forests, thickets of cedar elfin woodland, rhododendron, and alpestrine meadows. In the upper parts of slopes and on flat mountain tops bush and lichen tundras have developed. The southern slopes of the Khamar-Daban Mountain Range are occupied by light coniferous larch-pine and cedar-larch taiga with steppe zones at the foot of the slopes. The wood-covered area is 112.5 thousand ha. Flora comprises 812 plant species, including 12 rare species. Fauna is typical for mountainous southern taiga. It consists of 49 animal species, 272 bird species, and 7 fish species. Sable, brown bear, Siberian weasel, and common weasel are very numerous. Lynx, skunk bear and river otter are encountered. In summer such species as maral and elk are usual, migrating in winter to the southern slopes. Of the bird species hazel grouse, wood grouse, Tetrao urogal-loides, Lagopus mutus; birds of prey (black kite, hen harrier, kestrel, sparrow hawk) and owls (hawk owl, Ural owl and great gray owl) are the most prominent. Nesting places offish hawks and golden eagles are found. Since 1985 the Zapovednik has a structural subdivision, the Kabansky Nature Zakaznik, a federal Park founded in 1974 with an area of 12.1 thousand ha. The Zapovednik has biosphere status.

Назад в раздел






СПРАВОЧНАЯ СЛУЖБА

Национальная библиотека Республики Бурятия

Научно-практический журнал Библиопанорама

Охрана озера Байкал 
Росгеолфонд. Сибирское отделение   
Туризм и отдых в Бурятии 
Официальный портал органов государственной власти Республики Бурятия 





Copyright 2006, Национальная библиотека Республики Бурятия
Информационный портал - Байкал-Lake