Eng | Рус | Буряад
 На главную 
 Новости 
 Районы Бурятии 
 О проекте 

Главная / Каталог книг / Прибайкалье / Особо охраняемые природные территории (ООПТ) / Заповедники, национальные парки, заказники / Байкальский заповедник

Разделы сайта

Запомнить меня на этом компьютере
  Забыли свой пароль?
  Регистрация

Погода

 

Законодательство


КонсультантПлюс

Гарант

Кодекс

Российская газета: Документы



Не менее полезные ссылки 


НОЦ Байкал

Галазий Г. Байкал в вопросах и ответах

Природа Байкала

Природа России: национальный портал

Министерство природных ресурсов РФ


Рейтинг@Mail.ru

  

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

ПРИМУЛА ПАЛЛАСА В БАЙКАЛЬСКОМ ЗАПОВЕДНИКЕ

Автор:  Краснопевцева А.С.
Краснопевцева В.М.
Источник:  Материалы исследований природных комплексов Южного Прибайкалья: Труды Гос. природ. Биосфер. Заповедника «Байкальский». – Улан-Удэ, 2000. – С.76-87.

Как показывает анализ Красной книги СССР, данные по биоло­гии, численности, степени устойчивости к антропогенным влияниям многих редких видов сейчас очень скудны. Между тем именно они являются необходимой основой для разработки их охраны.

Наиболее подробные сведения по состоянию вида могут быть получены при длительных стационарных исследованиях, которые позволят выявить особенности биологии, продолжительность ос­новных стадий онтогенеза, возрастной состав наблюдаемых цено-популяций, динамику его, влияние рекреационного фактора, то есть комплекс показателей, на основе которых можно судить об опти­мальном режиме существования данных ценопопуляций.

В основу изучения примулы Палласа положены рекомендации В.Н. Голубева, Е.Ф. Молчанова «Методические указания к популяционно-количественному и эколого-биологическому изучению ред­ких, исчезающих растений Крыма» (1978), И.Н. Бейдемана «Мето­дика изучения фенологии растений и растительных сообществ» (1974), Л.В. Денисовой и Л.С. Белоусовой «Краткие инструкции по изучению редких видов растений в заповедниках» (1975).

Ареал примулы Палласа приурочен, главным образом, к высоко­горьям Кавказа, Урала, Кузнецкого Алатау, Алтая, Тарбогатая, Саян и прилегающих к нему гор Центральной Азии (Редкие и исчезаю­щие..., 1980). Конкретные местонахождения его известны в преде­лах Кузнецкого Алатау (Куминова, 1960), Западного Саяна (Крас-ноборов, 1976; Власенко, 1979), Восточного Саяна - по р.Мурхой - в бассейне р. Бирюсы (Малышев, 1965; Малышев, Пешкова, 1979). В Бурятии отмечен на северном склоне хребта Хамар-Дабан - в доли­нах рек Переемная, Мишиха, Мамай, Лангатуй, Хара-Мурин, на гольце Мангыли и в окрестностях ст. Выдрино (Красная книга Бу­рятии, 1988). Несколько экземпляров примулы Палласа найдено по р. Бабха. Это изолированное местонахождение лежит к западу от известной границы хамар-дабанского участка ареала (Иванова, 1993). Н.А. Епова отмечает вид на субальпийских лугах, в долинных смешанных лесах (1956, 1958).

Первоцвет Палласа - многолетнее розеточное, короткокорневищное, травянистое, поликарпическое растение. Неявнополицентрический вид с поздней неполной специализированной дезинтеграцией (Ценопопуляций растений, 1976). У взрослых особей в естествен­ных ценопопуляциях корневище эпигеогенное, дуговидно изогну­тое, восходящее, снабжено остатками листовых черешков и цвето­носов. Побег укороченный, розеточный, в фазе цветения образует пазушный цветоносный стебель - «стрелку». Цветоносы в начале цветения небольшие, едва превышающие розетку, безлистные, с зонтиками светло-желтых цветков. Цветоножки прямостоячие, раз­ной длины. Наиболее развитый цветок на самой длинной цветоножке. Разная длина цветоножек сохраняется и при плодоношении. Цветоносы, так же как и листья, интенсивно растут. К началу июля они увеличиваются вдвое. У некоторых экземпляров отдельные лу­чики зонтиков несут «дочерние» зонтички с хорошо развитыми цветками (до 4), дающими плоды. Коробочки раскрываются 7-8 зубчиками на верхушке. Созревают они в разные сроки. Многие цветки на коротких цветоножках не завязывают плодов.

Плод - многосемянная коробочка. Зародыш мелкий, погружен в роговидный белок. Семена примулы неправильно-угловатые, клетки экзотесты округло-овальные, наружная стенка достаточно явно вдавленная, что создает мелкоямчатую структуру поверхности се­мян (Ковтонюк, 1997). Масса 100 шт. семян через два месяца после сбора составляет 0,053 г, масса 1000 шт. - 0,45 г.

У примулы Палласа 2п = 22 (Хромосомные числа..., 1969). На се­веро-западном побережье Байкала, в Якутской АССР, р. Арча-Салаа 2п = 22, в верхоььях Карасумы (Западный Саян) обнаружена форма с 2п = 16 (Красноборов, 1976; Крогулевич, Ростовцева, 1984).

Измерение морфологических признаков генеративных особей проводилось в лесном поясе по р.Осиновке (нижней и средней его частях) во время цветения и плодоношения. Подсчитывалось коли­чество вегетативных и генеративных розеток. В одной из генера­тивных розеток определялось число листьев, их размеры :длина все­го листа, отдельно черешка и пластинки. У молодых листьев завер­нутые края пластинок разворачивались. У примулы Палласа череш­ки переходят в пластинку постепенно, поэтому длина их отдельно не измерялась. Длина цветоноса измерялась от основания до места отхождения цветоножек, подсчитывалось число цветков , измерял­ся диаметр цветков.

Количество цветков в соцветии в нижнем течении р. Осиновки варьирует от 3 до 21, диаметр цветка (в мм) от 12 до 24, в среднем течении р. Осиновки количество цветков от 2 до 11, диаметр цветка - от 27 до 34.

Количество полноценных семян в одной коробочке варьирует от 17 до 55, неполноценных - от 1 до 11.

Примула Палласа - гемикриптофит. Обитание в составе злаково-разнотравного луга характеризуют этот вид как мезофит.

Раннее развитие и цветение в условиях интенсивного солнечного освещения с последующим ростом листьев и созреванием плодов под пологом высоких трав свидетельствует о приспособлении к различному освещению в разные периоды жизни.

По отношению примулы Палласа к почвам, вид можно отнести к эвтрофным растениям. Встречается как на легких суглинистых почвах, так и на супесчаных, сравнительно богатых гумусом.

Примула Палласа произрастает в лесном поясе, на субальпий­ских лугах и связанных с ними высокотравьях (Епова, 1958), кото­рые занимают особенно значительные площади в центральной части прибрежной горной дуги - Снежнинском подрайоне, наиболее бога­том осадками. Разнотравные высокотравья, где отмечена примула Палласа, наиболее богаты видами. В их составе встречаются сле­дующие виды: Galium boreale, Heracleum dissectum, Angelica silvestris, Archangelica decurrens, Thalictrum minus, Aconitum czecanovskii. Более обильно: Stemmacantha chamarensis, Calamagrostis langsdorffii, Veratrum lobelianum, местами Pleurospermum uralense, Allium victirialis, Driopteris phegopteris, Athyrium filix femina, изредка Dryopteris filix mas. Довольно обильно представлена группа эфемероидов: Shibateranthis sibirica, Anemonoides altaica, Coridalis bracteata. Отмечена Anemonoides baicalensis, а также в небольших количествах Polygonum alpinum, Latnium album, Melica nutans, Millium effusum, Viola biflora. В раз­личных степенях обилия представители субальпийских лугов: Ranunculus boreale, Trollius ledebouri, Aquilegia glandulosa, Poa sibirica, Geranium albiflorum, Bupleurum aureum и другие.

Альпийские луга в виде красочных лужаек - низкотравных лугов - приурочены к верхним частям южных склонов, на которых пере­дувается снег со склонов северных экспозиций. Почва горно-луговая, слабозадернованная, маломощная. В состав этих лугов входят следующие виды: Aquilegia glandulosa, Viola altaica, Lycopodium alpinum, Sibbaldia macrophylla, Doronicum altaicum, дальше от снегового навала можно встретить : Veronica densiflora, Pedicularis amoena, Rhodiola rosea, Bupleurum triradiatum, Bergenia crassifolia, а также Primula palassii.

В нижней и средней частях лесного пояса травостой слагают ви­ды лесного высокотравья, не обильные, но хорошо заметные благо­даря крупным размерам: Thalictrum minus, Aconitum septentrionale, A. czekanovskyi, Ranunculus propinquus, Heracleum dissectum, Veratrum lobelianum, Angelica sylvestris, Cirsium heterophyllum.

Во втором ярусе - 30-55 см высотой - отмечено небольшое число видов: Agrostis clavata, Anthoxanthum odoratum, Crepis lyrata, реже встречаются Роа sibirica, Paris verticillata, Polygonum viviparum, Miosotis krylovii, Lamiutn album, Veronica chamaedrys, Gallium boreale, Dactylorhiza fuchsii, Trifolium pratense, Solidago dahurica, Achillea asiatica и другие.

В третьем ярусе присутствуют Anemonoides baicalensis, Shibateranthis sibirica, Trifolium repens, Viola sacchalinensis, изредка Botrychium multifidum, Maianthemum bifolium, Euphrasia pectinata, Halenia corniculata, Rumex acetosella и др.

Примула Палласа более обильна на луговых полянах среди леса, используемых местным населением как сенокосы. Результатом дея­тельности человека является присутствие заносных растений: Rumex acetosella, Trifolium repens, T. pratense, Hieracium floribundum.

Самой яркой чертой сообщества является развитие синузий ве­сенних эфемероидов и раноцветущих растений. Эти синузий широ­ко распространены на северном макросклоне Хамар-Дабана в соста­ве различных сообществ - субальпийских лугов, высокотравий, в долинных смешанных лесах, пихтачах и топольниках (Епова, 1956, 1958; Мартусова, Краснопевцева, 1985, 1987, 1998). Это: Anemonoides altaica, A. reflexa, Corydalis bracteata, Shibateranthis sibirica.

На обследованных участках, кроме примулы Палласа, присутст­вуют довольно много видов, подлежащих местной охране: Anemonoides altaicum, Corydalis bracteata, Botrychium multifidum, Shibateranthis aibirica, Rhaponticum chamarense, госу­дарственной - Anemonoides    baicalensis.

Каждая особь в природных ценопопуляциях характеризуется со­вокупностью возрастных признаков, соответствующих определен­ному периоду онтогенеза. Выделение возрастных групп у примулы Палласа проводилось в соответствии с классификацией Т.А. Работ-нова (1950) и А.А. Уранова (1973, 1975). Определялся абсолютный возраст, то есть время с момента прорастания семени до момента наблюдения (Уранов, 1976). Индексы возрастного состояния приня­ты по А.А. Уранову (1973). Определение численности и возрастного спектра в разных ценопопуляциях проводилось по методике Л.Б. Заугольновой (1982), рассчитанной для редких видов.

В онтогенезе примулы Палласа выделено шесть периодов, соот­ветствующих различному возрастному состоянию: латентный, ювенильный, имматурный, виргинильный, генеративный и сенильный.

Латентный период - Se. Семена созревают с середины июля. Прорастают при температуре 18 -20 градусов через 12 дней. Проро­стки - Рг - имеют два яйцевидной формы семядольных листа. Про­должительность возрастного состояния 1 -2.5 месяца.

Ювенильные растения - j - имеют один розеточный побег с 1 -4 мелкими листьями ювенильного типа округло-почковидной формы с сердцевидным основанием и с бескрылыми черешками, семядоль­ные листья еще сохраняются. Главный корень функционирует, вет­вится, во влажном субстрате гипокотиль сильно утолщается, может образоваться 2-3 придаточных корешка. Продолжительность воз­растного состояния 1-3 года.

Имматурные - im - особи однопобеговые, имеют 3-5 листьев с признаками взрослых растений (черешки крылатые). Характерно наличие эпигеогенного ортотропного корневища с 5-7 придаточны­ми корнями. К 5-7 годам растения достигают молодого вегетативно­го состояния - vl. Листья приобретают форму взрослых, эпигеоген-ное корневище с 20-26 придаточными корнями становится плагиотропным.

Взрослые вегетативные - v 2 - или вегетативные средневозраст­ные растения (8-13 лет) имеют 1, реже 2 побега, активные участки корневища, наиболее удаленные от почек возобновления, продол­жают разрушаться. Нарастание побегов моноподиальное, растения несут черты полностью взрослых особей.

Генеративные молодые растения - gl - зацветают на 8 -10 год жизни.

После цветения моноподиальное нарастание сменяется симподи-альным. Корневище в этом состоянии ветвится редко, главный ко­рень полностью отмирает. Наибольшей мощности растения приму­лы Палласа достигают в средневозрастном генеративном состоянии - g2. Корневища снабжены остатками листовых черешков и 2-3 ге­неративными побегами прошлых лет, число придаточных корней может достигать 40 шт. и более. Для средневозрастного генератив­ного состояния примулы характерна партикуляция и образование особей вегетативного происхождения. В пределах одного клона до­черние особи бывают разновозрастными.

Средневозрастные генеративные особи после 3-4 лет цветения могут иметь перерыв в цветении (особи временно не цветущие - g2 вн), которые можно отнести к переходной группе стареющих. Ста­реющие генеративные особи еще очень мощные, имеют 2-4 побега второго или третьего порядков. Однако значительная часть корне­вища у них охвачена процессами старения, годичные приросты в базальной части почти неразличимы, сильно утолщены, имеют тем­но-коричневую окраску и плотную стекловидную консистенцию.

Старые генеративные растения - g 3- практически утрачивают способность к плодоношению, верхушка главного розеточного по­бега отмирает, функционируют только розетки 2-го и 3-го порядков, цветочная стрелка и цветки на ней обычно недоразвиты. Большая часть корневища отмирает, придаточных корней остается мало. Плодов не образуется.

У сенильных растений - s - корневище распадается на мелкие участки, состоящие из 1-2 годичных приростов, новообразований придаточных корней не наблюдается. Побеги сенильных особей не­сут черты ювенильных растений.

Общая продолжительность онтогенеза примулы Палласа состав­ляет 16 -20 лет (Гонтарь, 1990).

При анализе возрастного состава примулы Палласа отмечено, что, несмотря на имеющиеся вариации, существует общая законо­мерность, повторяющаяся в большинстве ценопопуляций. Они нор­мальные, большинство из них полночленные, с максимумом в воз­растном состоянии генеративных особей. Генеративные особи, по мнению т.А. Работнова (1950) и А.А. Уранова (1960), занимают особое положение в составе популяций, ибо они обеспечивают на­растание биомассы и семенное возобновление и в конечном счете определяют устойчивость вида.

Нами определялись численность и возрастной состав популяций примулы Палласа в лесном поясе по pp. Осиновка и Переемная (табл. 1). При описании ценопопуляций были использованы мето­дические рекомендации Т.А. Работнова (1950, 1960). Численность различных возрастных групп особей определялась на площадках размером 0,25 х 0.25 м, а также методом закладки трансект. Особи примулы хорошо отделяются друг от дру| а и являются петому единицами подсчета. Число перед дробью - количество побегов данного возраста на всех учетных площадках, число за дробью - от­носительное (в процентах) участие побегов данного возраста к об­щему количеству на всех учетных площадках.

Наблюдения за сезонным ритмом развития редких растений про­водились согласно методическим указаниям СМ. Преображенского и Н.Н. Галахова (1948), И.Н. Бейдемана (1974) с дополнениями В.Н.Голубева (1965) маршрутным методом.

Сбор материалов по фенологии производился в вегетационный период, с конца апреля и до конца октября - начала ноября, т.е. до появления снежного покрова.

В снежную зиму рост почек возобновления продолжается под снегом. Весной побеги начинают расти под снегом, сразу после его стаивания появляется розетка нераспустившихся листьев и бутонов. У растений примулы отмечается префлоральное опережение в развитии.


Цветению примулы Палласа не препятствуют ночные заморозки и отрицательные температуры воздуха и почвы (-1-4). Заморозки отмечаются в некоторые годы до II декады июня. Развитие плодов происходит уже при положительных температурах.

Фазы вегетации, бутонизации и цветения проходят почти одно­временно и в очень короткий срок (около 1 месяца). Отрастает и бутонизирует примула Палласа со П декады апреля (11-16) в ниж­ней и средней части лесного пояса. В верхней происходит сдвиг на 2 недели (26-30). Первые цветы в нижней части отмечены в III декаде апреля (22-25-30). Поднимаясь выше - в 1 декаде мая (2-4). Массо­вое цветение - во II декаде мая (11-15, крайний срок - 21). Это явле­ние длится около 2 недель. В высокогорье сроки цветения сдвинуты на 2-4 недели (27.06 - оз. Черное; 6-10.06 - истоки рек М.Осиновка, Абидуй). Зеленые плоды отмечены в 1 декаде июня (6-11). Массо­вое обсеменение - с III декады июля. В конце 1 декады июля начинается осеннее расцвечивание листьев. В III декаде июля наблюда­ется вторичная вегетация. Массовое отмирание надземной части растения происходит в III декаде августа. Под снег растения уходят с частично зелеными листьями вторичной вегетации. Отмечено вто­ричное цветение примулы Палласа (III декада октября).

Консортивные связи. Как и другие виды рода примул, примула Палласа опыляется пчелами, шмелями, ночными бабочками, трипсами (Дарвин, 1948).

В условиях Хамар-Дабана в период цветения отмечено массовое повреждение цветов, завязей жучком (сем. Staphylinidae, род Anthophagus). На растениях отмечено 2 вида гусениц, которые зна­чительно повреждают листья примулы.

Признаков болезней не обнаружено, но после дождей на листьях примулы Палласа отмечены пятна ожогов (очевидно, влияние Бай­кальского ЦБК).

Биохимический состав. Примула Палласа - лекарственное расте­ние. Гемолитический индекс сапонинов у примулы Палласа выше, чем у примулы весенней и сенеги (Черникова, 1949). Гемолитиче­ский индекс корней - 2000, надземной части - 1600.

Надземные и подземные органы примулы Палласа содержат три-терпеновый гликозид примуласапонин - 7.1 - 17.7% (Захаров и др., 1974), флавоноиды (Захаров, Саргазаков, 1970), аскорбиновую ки­слоту (Гроссгейм, 1952). Листья содержат танины, небольшое коли­чество арбутина, лейкоантоцианы и катехины (Гонтарь, 1990).

По результатам наших анализов, проведенных в лаборатории Восточно-Сибирского технологического института, в листьях при­мулы Палласа, собранных в Ш декаде июня, содержится 1520 мг% (1,52 %) в пересчете на массу сухого сырья (Краснопевцева, 1998).

Интродукция. В питомнике научно-исследовательского институ­та садоводства Сибири (г. Барнаул) примула Палласа выращивается как декоративное растение. В условиях Алтайской колочной лесо­степи продолжительность вегетационного периода вида составляет 5,5 месяца. Растение обильно цветет и плодоносит (Лучник, 1979). В питомнике ЦСБС СО РАН примула представлена популяциями: из субальпийского пояса, разнотравно-молочаевого луга и альпийского пояса, ерниково-высокотравного луга.

Местное население широко применяет перенос взрослых расте­ний на свои приусадебные участки.

Хозяйственное значение. Примула Палласа - лекарственное растение. Подземная часть, листья используются как потогонное, от­харкивающее, противовоспалительное средство при бронхитах, воспалениях легких, бронхиальной астме, коклюше, гриппе, тубер­кулезе, пневмонии, при астенических состояниях, ревматизме, цин­ге, нефритах. Листья в виде чая находят применение при С - авита­минозах, цветки - как потогонное средство (Черных и др., 1968). Растение считается пригодным для производства галеновых препа­ратов с отхаркивающим действием, заменяющим ипекакуану и се­негу (Полезные растения..., 1972). Используется как антимикробное (Свиридонов, 1978), кормовое (Соколов, 1949), медоносное (Полез­ные растения..., 1972), декоративное (Кормовые растения..., 1956; Полезные растения..., 1972). В Англии, Голландии листья этого вида используют в пищу (Минаева, 1970).

Примула Палласа нуждается в государственной охране (Редкие и исчезающие растения..., 1980). Вид внесен в Красную книгу Буря­тии (1988). Часть популяций охраняется в Байкальском заповеднике.

Необходимо проведение специальных охранных мероприятий, разработка способов введения в культуру. Интродукция вида будет способствовать сохранению генофонда, а также послужит дейст­венным способом защиты и восстановления природных популяций. Следует запретить сбор на букеты.

При накоплении многолетних данных подобный материал позво­лит провести анализ многолетнего ряда для выработки прогноза бу­дущего изменения состояния популяций редких видов. Возможно и решение вопроса и стабильности (или изменчивости) связи вида с территорией, например, о продолжительности произрастания вида на отдельных площадках.

Литература

1.    Бейдеман И.Н.  Методика изучения фенологии растений и растительных. - Новосибирск: Наука, 1974. - С. 155.

2.    Власенко В.И. Структура фитоценозов подгольцово-субальпийского пояса Западного Саяна // Проблемы ботаники. - 1979. - Т. 14, Вып. 1. - С.132-139.

3.    Голубев В.Н. Эколого-биологические особенности травянистых растений и растительных сообществ лесостепи. - М, 1965.

4.    Голубев В.Н., Молчанов Е.Ф. Методические указания к популяционно-количественному и эколого-биологическому изучению редких, исчезающих и эндемичных растений Крыма. - Ялта: Изд-во Никитского бот. сада, 1978. - 41 с.

5.    Гонтарь Э.М. Примула Палласа - Primula pallasii Lehm // Биологические ос­новы охраны редких и исчезающих растений Сибири. Новосибирск: Наука, 1990.-С. 159-179.

6.    Гроссгейм А.А. Растительные богатства Кавказа. - М.: Изд-во МОИП. 1952. -631с.

7.    Дарвин Ч. Избранные сочинения. - М.:Л.: Изд-во АН СССР, 1948. - Т. 7.-С.57-211.

8.    Денисова Л.В., Белоусова Л.С. Краткие инструкции по изучению редких видов растений в заповедниках. - М, 1975.

9.    Епова Н.А. Реликты широколиственных лесов в пихтовой тайге   Хамар-Дабана // Изв. Биол.-географ, науч.-иссл. ин-та при Иркут. гос. ун-те. 1956. -Т. 16. Вып. 1-4. -С. 25-61.

10.  Епова НА. Материалы по характеристике высокогорных лугов Хамар-Дабана// Изв. Биол.-географ, науч.-исслед ин-та при Иркут. гос. ун-те, 1958. Т. 17. Вып. 1-4.-С. 12-57.

11. Заугольнова Л.Б. Методика изучения ценопопуляций   редких видов расте­ний с целью оценки их состояния // Охрана растительных сообществ редких и находящихся под угрозой исчезновения экосистем. - М., 1982. - С. 74-78.

12.  Захаров A.M., Саргазаков Дж. Хроматографическое изучение некоторых представителей из рода Primula // Физиологически активные соединения из растений Киргизии. - Фрунзе: Илим, 1970. - 114 с.

13.  Захаров A.M., Пакалн Д.Л., Захарова О.И., Боряев К.И. Содержание тритер-пеновых гликозидов в некоторых видах сем. Primulaceae флоры Средней Азии и Кавказа // Растительные ресурсы. - 1974. - Т. 10. Вып. 3. - С. 375-379.

14.  Иванова ММ. Редкие в Южном Прибайкалье желтоцветковые примулы -Primula macrocalyx и Primula pallasii //Сиб. биолог. №3. - 1993. - С. 61-74.

15.  Ковтонюк Н.К. Структура поверхности семян в систематике Забайкальских видов Primula L // Флора и растительность и растительные ресурсы Забай­калья. - Чита, 1997. - С. 41-43.

16.  Кормовые растения сенокосов и пастбищ СССР. - М.-Л.: Гос. изд-во с.-хоз. литер., 1956. -Т. З.-С. 218-219.

17.  Красная книга редких и находящихся под угрозой исчезновения видов жи­вотных и растений Бурятской АССР. - Улан-Удэ: Бурят, кн. изд-во, 1988 -416с.

18.  Красноборов И.М. Высокогорная флора Западного Саяна. - Новосибирск: Наука, 1976.-379 с.

19.  Краснопевцева А.С. Сравнительное содержание витаминов в свежих и вы­сушенных пищевых растениях // Сб. молодых ученых. - Улан-Удэ: Вост.-Сиб. гос. технол. ун-т, 1998. - Вып. 1. - С. 54-57.

20.  Крогулевич Р.Е., Ростовцева Т.С. Хромосомные числа цветковых растений Сибири Дальнего Востока. - Новосибирск: Наука, 1984. - 286 с.

21.  Куминова А.В. Растительный покров Алтая. - Новосибирск: РИО СО АН СССР, 1960.-450 с.

22.  Малышев ЛИ. Высокогорная флора Восточного Саяна. - М.-Л.: Наука, 1965.-368 с.

23.  Малышев ЛИ., Пешкова Г.А. Нуждаются в охране - редкие и исчезающие растения Центральной Сибири . - Новосибирск: Наука, 1979. - 172 с.

24.  Мартусова Е.Г.. Краснопевцева А.С. Некоторые особенности сезонного раз­вития таежного фитоценоза южного побережья озера Байкал// Круговорот веществ и энергии в водоемах. - Иркутск, 1985. Вып. 1. - С. 35.

25.  Мартусова Е.Г., Краснопевцева А.С. Редкие фитоценозы Байкальского заповедника // Растительные ресурсы Забайкалья и их использование. - Улан-Удэ, 1987.-С. 17-21.

26.  Мартусова Е.Г., Краснопевцева А.С. Изучение и охрана генофонда весенних эфемероидов в Байкальском заповеднике// Проблемы охраны и рациональ­ного использования природных экосистем и биологических ресурсов. - Пен­за, 1998-С. 105-106.

27.  Минаева В.Г. Лекарственные растения Сибири. Новосибирск: Наука, 1970. -272 с.

28.  Полезные растения Западной Сибири и перспективы их интродукции. - Но­восибирск: Наука, 1972. - С. 273.

29.  Преображенский СМ., Галахов Н.Н. Фенологические наблюдения. Руково­дство.-М., 1948.-С. 1-157.

30.  Работнов Т.А. Жизненный цикл многолетних травянистых растений в луго­вых ценозах// Тр. БИН АН СССР. Сер. 3. Геоботаника. - М.-Л., 1950. Вып. 6. -С. 3-197.

31 Работнов Т.А. Методы изучения семенного размножения травянистых рас­тений в сообществах// Полевая геоботаника. - М.-Л.: Изд-во АН СССР, I960.-Т.2.

32.  Редкие и исчезающие растения Сибири. Новосибирск: Наука, 1980. - 224с.

33.  Свиридонов Г.И. Полезные растения Горного Алтая. - Горно-Алтайск: Кн. изд-во, 1978.-231 с.

34.  Соколов Е.А. Охотничьи животные: Корма и питание промысловых зверей и птиц. М.: Лесн. хоз-во, 1949. - Вып. 1. - 256 с.

35.  Уранов А.А. Жизненное состояние вида в растительном сообществе: Бюл. МОИП. Отд. биол. - I960.- Т. 65. - № 3. - С. 77-92.

36. Уранов А.А. Большой жизненный цикл и возрастной спектр ценопопуляций цветковых растений: Тез. докл. делегат.У съезда ВБО. Киев: Наукова думка, 1973.-С. 42-43.

37.  Уранов А.А. Возрастность всей популяции// Ценопопуляций растений. М.: .    1976.-С. 2-14.

38.  Хромосомные числа цветковых растений. М.: Наука, 1969. - 461с.

39.  Ценопопуляций растений: Основные понятия и структура. М.: Наука, 1976. -215с.

40.  Черникова З.В. Сапониноносные растения Сибири и свойства их сапонинов " Новые лекарственные растения Сибири и лечебные препараты и приме­нение. -  Новосибирск   АН СССР. 1944. - Вып  З.

Назад в раздел





СПРАВОЧНАЯ СЛУЖБА

Национальная библиотека Республики Бурятия

Научно-практический журнал Библиопанорама

Охрана озера Байкал 
Росгеолфонд. Сибирское отделение   
Туризм и отдых в Бурятии 
Официальный портал органов государственной власти Республики Бурятия 





Copyright 2006, Национальная библиотека Республики Бурятия
Информационный портал - Байкал-Lake