Eng | Рус | Буряад
 На главную 
 Новости 
 Районы Бурятии 
 О проекте 

Главная / Каталог книг / Электронная библиотека / Рыбные ресурсы и рыбное хозяйство

Разделы сайта

Запомнить меня на этом компьютере
  Забыли свой пароль?
  Регистрация

Погода

 

Законодательство


КонсультантПлюс

Гарант

Кодекс

Российская газета: Документы



Не менее полезные ссылки 


НОЦ Байкал

Галазий Г. Байкал в вопросах и ответах

Природа Байкала

Природа России: национальный портал

Министерство природных ресурсов РФ


Рейтинг@Mail.ru

  

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Рыбный промысел на Байкале и в Прибайкальском районе

Источник:  Прибайкальская межпоселенческая библиотека

История   рыболовства  на  озере  Байкал

Горячинский (Прибайкальский) промысловый район  в середине ХХ в.

Ход промысла и его организация в Прибайкалье

Озеро  Котокель  как  промысловая  зона

Горячинский  рыбопромысловый  район

 

 

История   рыболовства  на  озере  Байкал

 

         Рыболовство на Байкале и в водоемах его бассейна зародилось с незапамятных времен, о чем свидетельствуют ар­хеологические находки древних погребений в виде рыболовных крючков, гарпунов, грузил от неводов и сетей.

Добыча рыбы, водившейся в изобилии и входившей масса­ми на нерест из Байкала в реки, вряд ли составляла большие трудности даже при наличии примитивных орудий лова.

Наиболее достоверные данные о развитии рыболовства от­носятся к периоду заселения побережья Байкала и Забайкалья русскими (XVII в.), которые вместе с собой принесли и навыки лова рыбы более совершенными орудиями лова.

Государственные лица, в частности Николай Спафарий (1675 г.), путешественники, исследователи и другие, проезжавшие через оз. Байкал, отмечали обилие рыбы как в самом Байкале, так и во впадающих в него реках.

Протопоп Аввакум (1656 г.) в своих записях так характеризовал рыбные богатства Байкала:  «Рыба в нем - осетры, таймени, стерляди, и омули, и сиги,   и прочих родов много. Вода пресная, а нерпы и зайцы великие  в нем: во океане море большом, живучи на Мезени, таких не видал. А рыбы зело густо в нем: осетры и таймени жирны гораздо, - нельзя жарить на сковороде: жир все будет».

Вначале рыболовство на Байкале имело только потребительское значение. Для удовлетворения нужд незначительного по тому времени населения добывали мало   рыбы, и она всегда в изобилии водилась в водоемах бассейна Байкала.

Позднее, с увеличением населения и развитием рыболовства, возникла необходимость закрепления за рыбодобытчиками  рыболовных участков  по берегам Байкала и нижних течениях впадающих в озеро рек.

Учреждения, обладавшие в тот период наибольшим поли­тическим и экономическим весом, получали преимущества на право пользования лучшими рыболовными участками. Это было государство (казна), торговый капитал, а также монастыри и другие церковные учреждения. Жалованные грамоты от правительства на лучшие рыболовные участки оз. Байкал и крупные, наиболее рыбные притоки по­лучили в XVIII и XIX вв. монастыри: Троицкий, Посольский, Иркутский-Вознесенский, Якутский, Киренский, «архиерейские дома» ‑ иркутский и читинский. Монастырям было предостав­лено право во время рунного хода занимать бесплатно тони на  крестьянских дачах.

«В царствование Елизаветы Петровны рыбные промыслы Байкала находились в оброчном владении графа Шувалова» (Сабуров, 1889).

Недалеко от Кабанска, на самом берегу озера, находилось шатровое управление, заведовавшее графа Шувалова рыбными ловлями и промыслом тюленей, кожи и жир которых были пред­метами торговли с Китаем.

Позднее русские крестьяне, буряты и эвенки организовыва­ли артели, сообща ловили и делили рыбу. Артельные рыболов­ные участки не удовлетворяли артели, и последние прибегали к аренде монастырских и казенных участков, но часто не непо­средственно, а через арендаторов-спекулянтов, в роли которых выступали чиновники, купцы и промышленники, наживавшие на этой спекуляции крупные барыши. Часто артели, арендовавшие рыболовные участки у монастырей, обязаны были отдавать за аренду не менее половины добытой рыбы. Во главе артели сто­ял «башлык» из зажиточных крестьян, который был главным распорядителем при лове и распределении добытой рыбы. Внут­ри артели выделялась группа наиболее состоятельных артель­щиков, которая вместе с башлыком эксплуатировала маломощ­ную часть артели и наемных рабочих. Маломощные члены артели закабалялись состоятельными путем кредита, и в связи с этим последние мало чем отличались от наемных рабочих. На Байкале господствовали крупные рыбопромышленники. Они занимали лучшие рыболовные участки, они имели не­воды, рыбоделы  и разные другие постройки на тонях. Вполне естественно, что на рынке в г. Иркутске первенствовала рыбная продукция (соленый омуль и икра), принадлежавшая крупным рыбопромышленникам. (Из статьи П.Ф. Попова в сборнике «Рыбы и рыбное хозяйство в бассейне озера Байкал». Иркутск, 1958.)  

Н. Н. Сабуров (1889) ярко описывает чудовищную эксплу­атацию рабочих рыбопромышленниками: «Жизнь рабочих дей­ствительно такова, что непривычный человек не вынес бы тя­желого положения ангарщины. Обыкновенно пища их ‑ сухой хлеб да кирпичный чай; даже рыба дается не всегда. Но особен­но поражает в положении рабочих на неводах неудовлетвори­тельность жилища, собственно, отсутствие жилища, так как большая часть артелей, виденных мною, помещается в корьевых балаганах; эти балаганы вполне не защищают ни от ветра, ни от дождя, ни от холода, не имеют ни малейших приспособлений ни для сидения, ни для лежания, и весь комфорт в них ‑ рас­положенный на земле огонек, который своей теплотой должен защищать рабочих от всех невзгод переменчивой прибайкаль­ской погоды. Рабочие не знают правильного сна, так как на то­нях обыкновенно принято, кроме дневной ловли, выкидывать невод вечером поздно и утром рано, на что употребляется поч­ти вся короткая летняя ночь... Что возможно взять вперед от хозяина в счет заработка, то уже взято, что придется получить при расчете осенью по окончании промысла, то не может по­дать повода к малейшей радости, так как эта получка сводится обыкновенно к трем-десяти рублям, а там холодная зима без работы и новый чисто каторжный труд на тех же не­водах».

Такую же тяжелую картину бытовых условий на промысле ‑ скудное питание, низкие заработки и нещадную эксплуатацию ‑ приводит в своей работе врач Н. Кирилов (1886).

Пользуясь изобилием рыбы, выходившей из оз. Байкал на нерест в реки, рыбодобытчики небольшими по длине неводами (200‑500 м) вылавливали большое количество рыбы (иногда у за одно притонение до 100 и даже 500 тысяч штук омулей, до 200 и более осетров). Беднота, не имевшая неводов, пользова­лась более простыми орудиями лова ‑ саками, кривдами, мор­дами, корчагами и др.

Из желания подчеркнуть обилие омуля, устремлявшегося в реки на нерест, жители и разные лица, посетившие Байкал в ранний период развития рыбного промысла, говорили: «По омулю переходили с одного берега на другой...». «На омуля лаяли собаки, глядя на реку».

Еще в 70-х годах XVIII в. академики Паллас и Георги, по­сетившие Байкал, отмечали, что рыбопромышленники летом ловили в озере только осетра и только осенью занимались ло­вом омуля в реках Селенге, Верхней Ангаре и Баргузине и солили столько, сколько желали и имели посуды (Сабуров, 1889).

«Прежде бывали значительные осетровые промыслы на  р. Селенге; в тони попадались целые сотни осетров, ‑ и был один замечательный случай ловли, что в одной тони неводом  поймано было 630 штук этой рыбы» (Пежемский, 1853).

Рыба вылавливалась без учета ее воспроизводства. И.Сельский (1852‑1853 гг.) так описывает лов омуля в период захода его в р. Селенгу на нерест... «Когда омули огромными рунами вошли в верхнее устье Селенги, русло реки в полном смысле было загромождено рыбою.

По жребию на первый лов вышла артель Коргинская, ког­да она закинула сети, то столько попалось рыбы, что едва вы­тащили двойным комплексом рабочих; в эту первую тоню было добыто 200 бочек, в засол пошло по 2500 омулей в каждую боч­ку. За Коргинскою следовала Култукская артель, которая на одном и том же пространстве верхнего устья добывала также в одну тоню 150 бочек, и потом третья Березовская ‑ 100 бочек. Количество рыбы на этот раз было так велико, что у рыбопромышленников не доставало ни бочек, ни соли и це­лые груды рыбы были брошены на берег».

Неводами и другими орудиями с мелкой ячеёй вылавлива­ли в большом количество молодь омуля (помимо рунного не­рестового омуля). Уснувшую молодь или выбрасывали в воду, или сжигали, закапывали в землю, оставляли гнить на откры­том воздухе, а иногда солили, получая малоценный про­дукт.

Таких примеров можно привести много. Ловили, главным образом, нерестового омуля, мало обращая внимания на другую рыбу, кроме осетра.

Ге только омуль, но и осетр хищнически истреблялся. Если в XVII‑XVIII вв. за одну тоню вылавливали до 200 и даже более осетров, то в 1909 г. было добыто за весь год 295 шт. осетров, в 1910 г. ‑ 478 шт.   Истощив  хищническими способами лова запасы ценной рыбы (омуля и осетра) в районе рек Селенги и Баргузина, ры­бопромышленники к концу XIX в. опустошили рыбные богатст­ва рек Северного Байкала ‑ Кичеры и В. Ангары. И здесь хищнический вылов омуля во время нереста отрицательно ска­зался на запасах омуля. Так, в первые годы по открытии про­мысла в В. Ангаре промышляли до 7000 бочек; в 50-х годах улов сократился до 3500 бочек; в 60-х годах ‑ до 1500 бочек и наконец в 80-х годах промысел упал до 900 бочонков.

Расширение промыслов шло за счет освоения новых рыбо­ловных участков, увеличения количества рыбопромышленников, средств лова и времени лова. Местное население, вытеснен­ное со своих обжитых и коренных рыболовных участков, при­нуждено было искать новых способов лова рыбы на еще не освоенных участках Байкала. Так возникает, и в довольно широких размерах, сетной лов рыбы, наделавший к середине XIX в. много хлопот властям из-за жалоб неводчиков на то, что якобы сетовщики являются виновниками уменьшения не только уловов в неводах, но и вообще в уменьшении рыбы, особенно омуля, в Байкале.

В 1886 г. совещание рыбопромышленников Иркутска, созванное для выяснения причин уменьшения улова омуля и воз­растания цен на него, указало как на основную причину на то, что главными виновниками уменьшения рыбы являются мел­кие рыбаки из русских крестьян, бурят и эвенков прибрежных байкальских селений, ловящие рыбу сетями в самом озере и особенно около рек. Они якобы преграждают движение рыбы к рекам, заставляют рыбу метать икру в озере, а последняя там гибнет. Отсюда просьба воспретить лов рыбы сетями, по край­ней мере, во время рунного хода ее, т. е. с первых чисел августа месяца. В 30-х годах прошлого столетия в одной из жалоб на лов рыбы сетями говорилось: «Руна омулей разгоняются сетя­ми, и омули дают ход раздробительный» (Сабуров, 1889). Против устья р. Селенги в 80-х годах прошлого столетия выбрасывалось сетей общей длиной около 60 верст.

Конечно, уменьшение количества добываемого омуля за­висело не от сетей или неводов, а всецело было связано с хищническим ловом омуля во время нереста. Омулю не давали размножаться.

Крупные рыбопромышленники, сваливая вину на мелких рыбаков, добивались отстранения их от рыбалки, чтобы за­хватить в свои руки районы рыболовства, увеличить количе­ство  добываемой рыбы и получить  более крупные до­ходы.

В связи с этим в появившихся во второй половине XIX в. правилах рыболовства были предусмотрены ограничения мест лова сетями и даже запрет сетного промысла в период при­ближения омуля к нерестовым рекам и в период нереста, тогда как таких же ограничений неводного лова, произво­дившегося в основном крупными кулаками, промышленниками и монастырями, установлено не было.

Хищничество в самом Байкале и. особенно, в реках во время нереста отрицательно сказалось на количестве добы­ваемой рыбы. Так, В. Гирченко (1928) пишет: «Во время рунного хода хищники каждую ночь, а то и днем, пере­гораживают все 15 проток Селенги, составляющих дельту этой реки при впадении ее в Байкал, чем совершенно пре­граждают ход рыбы в реку; одновременно несколько сот лодок вылавливают остановившуюся рыбу, как на Байкале, так и в устьях. Затем в 7 приблизительно верстах на главных протоках (Средней, Галута) также несколько сот лодок с саками поджидают входящего в реку омуля, а несколько да­лее, в 9 верстах, промышленники поджидают рыбу уже с неводами, закидывая их тоже во всю ширину реки».

Выловленная рыба потреблялась главным образом в районе, прилегающем к оз. Байкал. Основным рынком сбыта был г. Ир­кутск, как наиболее крупный город. Сюда привозились для продажи до 1/4 выловленного в Байкале омуля.

В южной части Байкала и во впадающих в него в этой части  речках неводами и заездками вылавливали хариуса, тайменя, ленка и налима и в свежем виде на лодках доставляли в Ир­кутск. Рыбу эту ловили в период ее нереста.  И зимой и летом в Иркутск доставляли живых осетров. Зимой при перевозке их по Байкалу через определенное время долбили проруби, в которые спускали на веревках осетров для отдыха, так как везли их на санях без воды, завернутыми в мокрый мох. Значительная часть соленого омуля, а также часть осетров перевозилась в Улан-Удэ, Читу. Эти города и другие населенные пункты Прибайкалья и Забайкалья потребляли до 1/4 добываемой рыбы.

 Омуль, однако, проникал как ассортимент гастрономии - далеко на восток, включая и Манчжурию, на север до Киренска и частично в Якутию. На запад омуль в незначительных размерах проникал до Ярославля и даже до Твери.

После революции все рыболовные угодья перешли в собственность госу­дарства, которое передало их для эксплуатации предприятиям гослова, сельхозар­телям и рыболовецким артелям. В 30-е годы принимаются решительные меры к ликвидации последствий хищнического лова в прошлые столетия.           

В разных районах Байкала появляются рыбозаводы как организационные центры рыболовства. Организуется рыбораз­ведение на р. Селенге, Большой речке, где построен рыборазводный омулевый завод, охраняются места нереста омуля,  устанавливается запрет лова омуля в период нереста, из­даются и проводятся в жизнь другие правила рыболовства и рыбоохраны, направленные на всемерное увеличение стада омуля и другой рыбы.

Идет перестройка орудий лова: повышаются их качества и вместе с тем уловистость, например, появляются сети из тон­чайшей капроновой нитки, ставные невода и др. Создается  моторный флот и моторно-рыболовные станции. Вместо антисанитарных «рыбоделов» прошлого строятся рыбообрабатывающие предприятия, где рыбу солят, коптят и приготовляют из нее консервы. На рыбозаводах появляются производства: бондарное, се­тевязальное, канатное и др., обслуживающие расширяющееся рыболовство.

В 1942 г. для руководства и дальнейшего развития рыболов­ства в Бурят-Монгольской АССР и Иркутской области был организован Байкальский государственный Рыбтрест и затем Рыбвод. В 1943 г. из Байкальского был выделен Иркутский Госрыбтрест. За период Великой Отечественной войны (1941‑1945 гг.) го­сударственный и колхозный лов дал стране 600 000 ц. рыбы, чем оказал существенную помощь фронту и тылу.

Однако и в годы советской власти рыболовство на Байкале принимало порой хищнические формы и в отдельные годы государство вынуждено было вводить строгие запреты на вылов не только осетра, но и омуля.

 

 

Горячинский (Прибайкальский) промысловый район  в середине ХХ в.

 

Район охватывает восточное побережье Байкала от м. Кат­кова ‑ южной границы Баргузинского района, до м. Толстого,

Длина береговой линии Байкала в районе около 100 км. На этом протяжении в Байкал впадает довольно крупная р. Турка (230 км), р. Кика (100 км), а также много речек и ручьев, имеющих горный характер.

В район входит также крупное оз. Котокель, площадью 5600 га, расположенное в бассейне р. Турки в 3‑7 км от Байка­ла. В районе вдоль побережья Байкала имеется не­сколько населенных пунктов, из них наиболее крупное село Горячинск, где имеется курорт, село Турка, с. Гремячее, дер..Катково, на берегу оз. Котокель село Исток (Котокельское).

      Средний годовой вылов здесь за 1938‑1940 гг. был равен 15‑16 тыс. ц,  а за 1949-1950 годы всего лишь 6‑10 тыс. ц. то­варной рыбы.

       Указанные цифры вылова товарной рыбы, как и в других районах, значительно меньше валового улова, так как около 15‑20% выловленной рыбы употреблялось в пищу рыбаками и, вероятно, столько же продавалось на местном рын­ке, не попадая в статистику. По­этому к официальным цифрам товарной добычи рыбы нужно прибавить еще не менее 1/3, чтобы получить валовую добычу рыбы, считали исследователи того времени.

    Основу промысла в Прибайкальском районе составляет омуль, затем сорога и окунь (в оз. Котокель). На оз. Байкал в пределах района широко распространены  мелководья, являющиеся местом нагула донных и пелагиче­ских рыб. Общая площадь мелководий в пределах глубин от О до 250 м равна приблизительно 42000 га, из них на долю глу­бин 0‑100 м приходится 31000 га.

Вдоль побережья Байкала в пределах района расположено несколько крупных губ с пологим и песчаным дном, удобным для облова неводами. В них располагаются основные невод­ные тони для лова омуля. Таковы губы Каткова, Безымянная, Песчаная, Гремячая и Таланки.

От м. Тонкого до м. Гремячинского почти весь берег отмелый и песчаный. От м. Тонкого до м. Каткова 10-метровые глу­бины местами то подходят к берегу на 500 м, то удаляются до 1,5 км и даже до 3 км, особенно в губах.

У берегов обширные участки дна заняты каменистыми грун­тами, а в районе Горячинска, против м. Тонкого, камни обнару­живаются до глубин 50‑60 м. Лишь в губах Безымянной и Та­ланки и в районе к югу от р. Турки имеются обширные участки песков.

Пески преобладают вдоль берегов, начинаясь с глубин при­близительно в 8‑10 м.

В 1 км от м. Лиственичного, к северу от губы Безымянной, находится остров Лиственичный, имеющий 800 м в длину и 300 м в ширину, покрытый лиственичным лесом. Пролив между островом и материком очень мелководен и усеян камнями.

Вдоль берегов в зоне мелководий в июле-августе разви­вается обильный планктон, густые концентрации которого за­нимают значительные площади, особенно в районе Таланков и устья р. Турки (М. Кожов. «Природа Байкала как среда жизни для рыб»).

Основные промысловые рыбы в районе следующие.

Омуль. Зимний лов омуля в районе не развит, хотя, ве­роятно, омуль зимует на свале против губы Таланки, Безымян­ной, против устья Турки и т. д., так как весной в июне в этих участках он появляется у берегов.

Байкал вскрывается в пределах района в среднем около 5‑10 июня, массовый же подход омуля к берегам начинает­ся в районе плеса Гремячье ‑ Горячинск и губы Таланки в середине июня и особенно в третьей декаде июня. Этот район как раз характерен сильным развитием мелководий, а, кроме того, он находится под известным влиянием вод р. Турки, отепляю­щих открытые воды Байкала в предустьевом пространстве. Позднее омуль появляется в губе Безымянной и к северу от нее, хотя в северных районах привалы его не всегда ясно выражены. Первые привальные косяки омуля у берегов состоят главным образом из молоди. Основная добыча омуля падает на июнь (около 30% годового вылова) и на июль (около 50%).

В середине и в конце июля в полосе мелководья вода на­гревается до 14‑16° (особенно в условиях тихой, безветренной погоды) и наблюдается, как правило, сильное цветение воды в результате исключительно массового развития водорослей. Но это как раз ведет к отходу омуля от берегов в более откры­тые районы. Промысловые скопления в это время наблюдаются иногда в пограничной зоне между полосой интенсивного цвете­ния воды и холодной водой открытых вод. Полоса цветения во­ды в районе Турка ‑ Таланки занимает нередко ширину до 5‑ 6 м и даже более.

По этим причинам уже в середине июля уловы у берегов на­чинают падать, а к концу июля основная масса омуля покидает прибрежную зону: половозрелые, омули уходят в придельтовый район Селенги, а молодь в поисках корма рассеивается вдоль берегов и по открытым районам.

В конце июля ‑ начале августа формируются нерестовые косяки омуля, широко мигрирующие по Байкалу. Мечение ому­лей показало, что в Прибайкальском районе косяки разных рас могут перемешиваться (К. Мишарин. «Байкальский омуль»).

Скопления омулей в тех или иных участках Байкала летом на всем пространстве Прибайкальского промыслового района в сильной степени зависят от температурных и ветровых усло­вий.

Ветры северо-восточного направления (верховик, баргузин) сильно охлаждают воду районов вдоль восточного берега, и омуль держится вдали от него. Совершенно противоположное влияние оказывают сильные ветры с запада и северо-запада. Они прижимают прогретые поверхностные воды к восточным берегам, и здесь создаются условия для привала крупных кося­ков к берегам мелководий.

В августе успех промысла в сильнейшей степени зависит от хорошей организации сетевого промысла и его активности. В сентябре вылов омуля прекращается до новой весны. Осенью часть половозрелых омулей заходит для икромета­ния в реки Кику и Турку, но в незначительных количествах (К. Мишарин. «Байкальский омуль»).

Опыт промысла указывает на то, что привалы омуля к берегам Горячинского района в довоенные годы были более густыми, нередко за притонение вылавливалось по 300‑700 ц рыбы. Причины уменьшения уловов местные рыбаки объясня­ют тем, что в последние годы резко возрос вылов омуля в Ма­лом море, вследствие чего якобы к восточным берегам подходят уже разрозненные косяки. Однако причины обеднения района рыбой, вероятно, более сложные.

Хариус.  В районе вылавливается в количестве около 150 ц товарной рыбы в год. Добывают хариуса со льда удочкой на бормаша, а отчасти донными сетями. Район может дать при хоро­шо поставленном промысле, вероятно, до 400‑500 ц хариуса в год.

Сиг распространен вдоль всего восточного побережья При­байкальского района. Летом в июле и августе придавливается в незначительном количестве на всех тонях от района устья р. Кики до губы Безымянной закидными неводами, особенно на тонях Пески. Осенью некоторое количество сигов заходит для икрометания в р. Турку и в приток Турки, речку Коточик. Здесь, недалеко от устья этой речки, сиги мечут икру.

Промысел сига в районе развит очень слабо, в среднем до­бывают его не более 20 ц, главным образом в качестве прило­ва к омулю.

Осетр в пределах района встречается в небольших коли­чествах в губе Таланки, около устьев рек Турки и Кики и в гу­бе Горячинской, вероятно, заходит и  в реку Турку. Промысловое значение осетра в районе ничтожно.

Промысел сороги, окуня, щуки и других частиковых рыб в пределах Прибайкальского района происходит почти исключи­тельно в оз. Котокель и в системе рек, связывающих это озеро с Байкалом.

Оз. Котокель расположено в 3‑7 км от Байкала ив 15 км от устья р. Турки. Озеро имеет длину 14,5 км, наи­большую  ширину ‑ 6 км, площадь ‑ 5600 га  и наи­большую глубину‑до 14 м. Однако глубины 8‑14 м зани­мают лишь небольшую часть озера, преобладающие же глуби­ны не превышают 4‑6 м. Дно песчаное и илистое. В озеро впа­дает несколько небольших речек и ключей, а вытекает речка Исток, впадающая в р. Коточик ‑ приток р. Турки.

Исток в начале мелководен и зимой промерзает до дна, в остальной же части он изобилует глубокими ямами, заводями и старицами, очень богатыми кормом для рыб. Речка Коточик также имеет по пути много заводей и стариц глубиной до 2‑ 3 м и более. Через эту систему речек оз. Котокель имеет связь с Байкалом, из которого частиковые породы рыб свободно мо­гут проходить в озеро для икрометания и нагула и выходить из него, если Исток не промерзает до дна или не загроможден ле­сом (плотами) или заездками.

Основная масса сороги, окуня, щуки зимует в озере, в глу­боких его участках, где и служит объектом зимнего промысла. При неблагоприятном режиме вод озера в зимнее время рыба выходит из озера в Байкал. Весной она идет обратно в оз. Ко­токель для икрометания, после чего часть рыбы уходит обрат­но в реки и в Байкал, часть же остается в озере до июля-авгу­ста. Осенью во время штормовой погоды на Байкале рыба опять идет в оз. Котокель. Количество рыбы, уходящей из озера в подледный период ее жизни, сильно колеблется по годам в за­висимости от газового режима воды. В некоторые годы зимой в озере наступает замор и рыба гибнет массами, если Исток про­мерзает и выхода в Байкал нет. Иногда бывают заморы и ле­том, наблюдался такой замор, например, в августе 1940 г.

Озеро богато рыбой. Вылов товарной рыбы здесь колеблет­ся от 3000‑4000 ц до 7000‑9000 ц в год. Средний вылов за 1939‑1953 гг. составил 5243 ц, из них 80%  - сорога. Основ­ной лов рыбы в озере происходит зимой подо льдом неводами, практикуется также и бормашевый промысел окуня.

В 40-50-е годы  ХХ века оз. Котокель и речка Исток служили ме­стом сплава леса. Лес засорял Исток, образовались завалы, топляки, что, безусловно, препятствовало свободному обмену между ихтиофауной оз. Котокель и Байкала.

Промерзание Истока зимой, отсутствие мелиоративных ра­бот на нем также являются существенным препятствием для такого обмена. Между тем связь оз. Котокель с Байкалом со­вершенно необходима, так как значительную часть своей жизни рыба, добываемая в оз. Котокель, нагуливается в Байкале.

Засоренность Истока, вероятно, является одной из важней­ших причин резкого снижения уловов рыбы в оз. Котокель за последние 5 лет. Кроме того, недостаточная охрана нерестового периода, вылов рыбы во время хода на нерест значительно сни­жают эффективность размножения.

При строгом соблюдении правил рыбоохраны и проведении мелиоративных работ в Истоке и в р. Коточик, ограничение антропогенных воздействий на озеро, безусловно, намного повысит рыбопродуктивность Котокеля.

В оз. Котокель могли бы жить и другие, более ценные по­роды рыб ‑ сазан или лещ, а также планктофаги ‑ ряпушка или рипус. В 1954 г. впервые в оз. Котокель был завезен амур­ский сазан (М. Асхаев. «Новые породы рыб в водоемах бассейна Байкала»).

 

Ход промысла и его организация в Прибайкалье

 

Основным занятием населения, проживающего в прибреж­ных селах района, издавна было рыболовство, которое велось в летний период на Байкале, а в зимний период ‑ на оз. Ко­токель.

Государственный рыбопромышленный завод с центром в с. Гремячем возник в 1938 г. на базе рыбного хозяйства, принадлежавшего Иркутскому торговому объединению (Ирторгу). Заготовка рыбы к моменту передачи колебалась в пределах 3300 ц. Вновь организованный рыбозавод был призван расши­рить рыболовство. В предвоенные годы и в годы войны в круп­ных губах были построены или расширены рыбообрабатывающие базы, позволяющие выпускать различные виды соленой и охлаж­денной рыбопродукции. Общая единовременная емкость ста­ционарного чанового хозяйства и цехов Госрыбзавода доведе­на в 50-х годах ХХ века до 2500‑3000 ц.

Вместе с этим в послевоенные годы были пущены в эксплуа­тацию две электростанции местного значения, с помощью ко­торых механизирован ряд неводных участков, лесообработка отдельные процессы рыбообработки, а также удовлетворены бытовые потребности коллектива рыбозавода и рыбаков кол­хоза «Свободный путь». Выработка электроэнергии по заводу увеличилась до 93,2 тыс. квт-ч в 1954 г., при этом более 50% ее использовалось на двигательную силу. Моторный транспортный и промысловый флот, отсутствовавший в 1939‑1940 гг., со­ставил в 1954 г. 14 единиц, в том числе промысловый моторный флот ‑ 12 единиц. Кроме рыбозавода, рыболовецкие колхозы в 1954 г. непо­средственно имели в своем распоряжении 5 промысловых мо­торных единиц.

Горячинский рыбопромысловый район имеет ту особенность, что в летний сезон, особенно в первой половине лета, лов ве­дется только на Байкале, во второй же половине, начиная с сентября, промысел в основном переключается на оз. Котокель.

На Байкале рыболовство сосредоточено в районе следующих участков, где  имеются  рыбоприемные   обрабатывающие пункты.

Рыбоприемный пункт Гремячее. Здесь (в селе Гремячинске) размещались резиденция рыбозавода и рыбоколхоза «Свобод­ный путь». Пункт располагал единовременной чановой ем­костью для обработки на 700‑800 ц, рыбозавод имел в те времена ледник, бондар­ный цех, пилораму для выпуска различных видов тары, электро­станцию. На Гремячинском промучастке в 1949‑1950 гг. были начаты работы по механизации тяги байкальских закидных не­водов. На участке имеется четыре неводных тони (три ‑ рыбоколхозов и одна‑гослова). Две тони, находившиеся в постоян­ной эксплуатации, были механизированы. На тяге неводов приме­нялись электролебедки (ЛМН-1), а заезд на замет произво­дился  катером.

   В губе Гремячинской доминирующее значение имеет лов закидными неводами, вместе с этим в 3‑8 километровой зоне от берега ежегодно велся сетной промысел, производимый в те годы с моторизованных и гребных сетелодок. На  том же плесе устанавливают ставные невода.

На пункт Гремячее поступало от 500 (1949г.) до 2800 (1947 г.) ц рыбы, преимущественно омуля (80‑ 90%).  В последующие годы (1952‑1954 гг.)  прием  рыбы снизился  до 700-900 ц.

Из крупного частика на п. Гремячее поступал налим,  до­бываемый в р. Кике подледными заездками при движении его по реке на нерест.

Что касается мелкого частика, то он был представлен главным образом карасем, добываемым в Духовых озерах, расположен­ных вблизи устья р. Кики. Карась этот отлавливается зимой подледными закидными неводами в количестве от 50 до 150 ц.

Рыбоприемный пункт Таланки был расположен в районе губы Таланки, где в середине 50-х годов насчитывалось 17 неводных тоневых участ­ков, из которых эксплуатировалось не более 5‑6. В губе велся сетной промысел с гребных и моторных сетелодок. В последующие годы на участке от Таланков по на­правлению к губе Гремячей осваивался лов ставными не­водами.

Рыбоприемный пункт в Таланках располагал чановой емкостью на 1000 ц единовременного посола. Наличие вполне удовлетвори­тельных обрабатывающих средств и ледников позволяло вы­пускать различные виды соленой продукции. На пункте была электростанция, энергия которой ис­пользовалась на механизации двух неводных тоней, на льдодробление и на другие производственные и бытовые нужды.

На пункт поступало рыбы от 1000 до 3800 ц. В 1952‑1954 гг. прием рыбы колебался в пределах 1000‑ 1200 ц. Поступал почти исключительно омуль. Налим в не­большом количестве отлавливался в зимний период в речке Сухой во время хода на нерест.

В марте или апреле в Таланкинской губе велся лов бормашевой удой белого хариуса, которого, включая вылов рыба­ками, приезжавшими из Байкало-Кударинского района, выла­вливалось в лучшие годы до 50‑60 ц.

В губе Таланки была также промысловая база Прибай­кальского райпотребсоюза, которая вела лов закидными нево­дами и сетями.

Пункт Пески был расположен южнее устья Турки. Здесь заго­тавливалось от 50 до 175 ц рыбы, почти исключительно омуля. В районе Песков было 4 тоневых участка, принадлежащих Гослову и колхозам и один участок ‑ Байкальскому лес­промхозу. Здесь велся также сетной лов в 3‑5 км от берега.

Вдоль каменистого побережья между Песками и Гремячим велсяя лов хариуса. В подледный период его ловят на бормашевую уду, а после распадения льда ‑ хариусовыми сетями.

     Рыбоприемный пункт Безымянка был расположен в губе Безымянной, к северу от Горячинской губы. Промысел здесь прохо­дит летом и неравномерно, так как не каждый год наблюдают­ся хорошие заходы рыбы в губу. На пункт поступало от 100 до 400 ц омуля. В 1943 г. вылов омуля достиг 700 ц.  В губе имеется 3‑4 тоневых участка для лова закидными неводами.

В районе Безымянной губы, а также в прилегающей полосе Байкала ведется в июле лов омуля сетями. В весенний период и зимой в незначи­тельных размерах применяется сетной и бормашевый лов ха­риуса. Отмечено, что в Безымянной губе имеются в осенний пе­риод (август-сентябрь) значительные концентрации ельца, лов которого не освоен.

Участок Катково не представляет самостоятельного освоен­ного промыслом района. Только в 1954 г. в этом районе впервые Горячинский завод вылавливал омуля подледными сетями на глубине 100‑150 м.

 

 

Озеро  Котокель  как  промысловая  зона

 

Оз. Котокель в рыбопромысловом отношении наиболее интересное и значительное среди озер бассейна Байкала и всего Забайкалья. С давних пор оно славится своими рыбными богатствами, привлекает к себе внимание рыбаков и служит местом интенсивного промысла. Оно имеет площадь 6230 г; максимальную глубину 14,4 м.

Основные научные данные об этом озере получены в резуль­тате разносторонних исследований, проводившихся Биолого-географическим Н. И. институтом (БГИ) в 1936 и 1945 гг. Озеро входит в Прибайкальский промысловый район, физико-геогра­фическая характеристика его дана в очерке этого района.

      Котокель относится к числу проточных мелководных озер с глубинной зоной (средняя глубина не более 5 м), характери­зующихся хорошо выраженным поверхностным стоком в тече­ние круглого года и если прерывающимся, то на короткое вре­мя. Почти постоянная связь этого озера с речной системой и оз. Байкал является существенным фактором, обусловливающим поддерживание промысловых запасов рыбы на высоком уровне. Гидрохимический режим вод вполне позволяет разведе­ние в озере карповых рыб и даже некоторых сигов, как, напри­мер, ладожский рипус. Зимних заморов не наблюдается и даже в марте содержание кислорода в воде вполне достаточное (у поверхности 10,4 мг/л).

        По кормности Котокель не уступает другим высококормным озерам, в фауне бентоса преобладают личинки хирономид и бокоплавы. В состав ихтиофауны оз. Котокель входят следующие виды рыб: сорога, окунь, елец, язь, гольян, голец, щука, карась. Иногда из речек в озеро проникают налим и таймень.

В целях акклиматизации в озеро 20 октября 1953 г. выпущен при­везенный с Амура амурский сазан. В реках Турке, Коточике и Кике встречаются все из перечисленных рыб, кроме того, туда поднимаются из Байкала идущие на нерест хариус, сиг и пока еще в небольшом количестве байкальский омуль.

Промысловая рыбопродуктивность озера, как это показы­вают статистические данные Востсибрыбвода, весьма значительная. Товарный вылов рыбы по озеру колеблется в последние годы  пределах 6000‑10000 ц.

По размерам промысловой рыбопродуктивности оз. Кото­кель не имеет себе равных среди других озер Забайкалья и превосходит многие озера СССР. Высокая рыбопродуктивность этого озера обусловливается его связью с Байкалом как за счет местных, так и ежегодно мигрирующих из Байкала рыб. Рыба, вылавливаемая в Котокеле и размножающаяся в нем, нагуливается не только в самом озере, но и в богатых кормами речках, связанных с ними озерах, старицах, а также в при­брежной полосе Байкала. Таким образом, состояние речной связи оз. Котокель с Байкалом имеет жизненно важное значение для рыб и оказывает весьма заметное влияние на состояние рыбного промысла.

    Начиная с 1948 г. уловы рыбы промысловыми организациями сократились. В 1949 г. вылов товарной рыбы выразился в 4994 ц, 1950 г.‑3902 ц, 1951 г. ‑ 3806 ц, 1953 г.‑3681 ц, 1954 г.‑4163 ц. Снижение рыбопродуктивности несомненно в значительной мере вызвано засорением русла Истока, которое имело место при массовом сплаве леса, проводившемся в последнее время в особенно большом объеме по озеру, а из него по рекам Истоку, Коточику и Турке в Байкал. Речные пути захламлялись корой, забивались лесом, топляками створ Истока нередко под действием прибойной волны забивало песком, а после ледостава озеро в прибрежной полосе про­мерзало до дна, проход рыбе из р. Исток в озеро и обратно ста­новился затруднительным и даже невозможным.

По ходатайству научных учреждений и рыбохозяйственных организаций перед правительственными органами Бурятии сплав леса через оз. Котокель, Исток и Коточик был прекращен, что не замедлило сказаться на рыбном промысле. Добыча рыбы резко возросла в 1955 г. и только по учтенным уловам гослова и рыбколхозов достигла 10642 ц.

Для улучшения гидрологического режи­ма озера ученые в свое время рекомендовали направить реку Кику из ее современного русла в озеро Котокель (А. Г. Егоров, 1950), что по топографиче­ским условиям местности было, по мнению ученого, вполне осуществимо без чрезмерных затрат. Пуск вод р. Кики в озеро сделал бы его проточным на всем протяжении, а сток из него ‑ более обеспеченным. Это не снимает однако необходимости поддерживать русла рек Истока и Коточика в хорошем состоянии, очищать их от загрязнения, топляков, углублять русло в случае его заноса и обмеления и делать проходы рыбы при промерзании до дна прибрежной полосы озера перед Истоком. Однако этот проект так и не был осуществлен.

В перспективе рыбный промысел на оз. Котокель, очевидно, по-прежнему будет основываться на добыче частиковых рыб, главным образом, сороги и окуня. На замену этих рыб, хотя бы не полную, более ценными карповы­ми ‑ амурским сазаном и лещом можно рассчитывать лишь в том случае, когда эти рыбы размножатся и станут играть за­метную роль в промысле всей восточной части бассейна Байка­ла. На примерах акклиматизации сазана в Западной Сибири, Казахстане и других районах можно увидеть, что для создания промыслового стада этой рыбе естественным путем, без помощи со стороны человека, требуются десяти­летия.

Любопытны и другие предложения из этого забытого проекта:

«Интенсивный ежегодный облов озера подледными неводами будет отрицательно сказываться на поголовье производителей сазана. Поэтому возникает крайняя нужда в создании сазань­его нерестово-вырастного хозяйства, которое может быть спро­ектировано и построено в комплексе с отводом р. Кики в оз. Котокель. Это нерестово-вырастное хозяйство должно иметь спускные пруды с независимым водоснабжением от р. Кики. Почти полное прекращение промыслового лова рыбы летом по­зволяет использовать озеро для однолетнего выращивания то­варной рыбы быстрорастущих карповых пород. Зарыбление сеголетками, а еще лучше 2-летками сазана дает возможность использовать оз. Котокель как огромный нагульный водоем для выращивания в нем в течение одного летнего сезона ценной товарной рыбы и увеличения рыбной продуктивности озера. В меньшей мере это может дать дополнительно 3000‑4000 ц рыбы. Это мероприятие поможет быстрее создать промысловое стадо сазана во всей системе связанных с Котокелем водоемов бассейна Байкала.

Кроме амурского сазана, для зарыбления озера на базе не­рестово-вырастного хозяйства могут быть рекомендованы и другие виды карповых рыб, как, например, серебряный карась. Серебряный карась рекомендуется в качестве потребителя зоо­планктона, а амурский сазан как основной потребитель фауны ила‑личинок хирономид, олигохет и других обитающих в иле животных».

Для вселения в оз. Котокель и систему связанных с ним водоемов могут быть рекомендованы и другие быстрорастущие рыбы. Как объект акклиматизации особого внимания заслужи­вает белый амур. Амур питается главным образом высшими водными растениями. Опыты по акклиматизации в европей­ской части показали, что амур переносит зимовку в прудах даже лучше, чем амурский сазан и серебряный карась. Места с подходящими условиями для нереста амура имеются. Учитывая положительный опыт выращивания в прудах евро­пейской части страны толстолобика, целесообразно и эту амур­скую рыбу рекомендовать для акклиматизации в оз. Котокель.

 

 

Горячинский  рыбопромысловый  район

 

Водоемы и рыбы. Неорганизованные рыбаки-любители ловят рыбу в оз. Байкал от с. Горячинска до р. Кики, в ре­ках Кике, Турке, в оз. Котокель, которое соединено с Байкалом через рр. Исток, Коточик и Турку.

Водоемы составляют так называемый Горячинский рыбо­промысловый район Байкала,  довольно  богатый  рыбой.

В оз. Байкал основные промысловые рыбы омуль, сиг, части­ковые, включая и налима, в оз. Котокель ‑ частиковая рыба, заходящая из оз. Байкал для нереста и жировки, а также по­стоянно в нем обитающая. По выражению местного населения оз. Котокель представляет собою золотое дно, так как оно зна­чительно насыщено рыбой и издавна считается крупным рыбо­промысловым водоемом. В реки из Байкала заходят на нерест

хариус, ленок и таймень .(весной), омуль, сиг и налим (осенью).

Оз. Котокель своей северной оконечностью расположено в 2 км от оз. Байкал. Длина его 14,4 км, наибольшая ширина 6 км, длина береговой линии 40 км, площадь 6200 га, наиболь­шая глубина 12 м около о. Монастырского.

('А. Г. Егоров. Оз. Котокель. Изв. биолого-географич. н. и. института, т. XI, вып. I, Иркутск, 1950.)

По р. Турке весною поднимаются из Байкала хариус, ленок, таймень и частиковые. Последние через р. Коточик и Исток на­правляются в оз. Котокель, а хариус, ленок и таймень‑вверх по рр. Турке и Коточику. В это время рыбаки-любители вылавли­вают некоторое количество рыбы сетями, фитилями и простой удочкой на дождевого червя или на искусственную мушку, а тайменя и щуку иногда на блесну.

Осенью по Турке и Коточику поднимаются сиг и омуль. Если сиг, по словам рыбаков, идет вверх по Турке и Коточику, то омуль проходит через Турку в р. Коточик, а выше устья Коточика по Турке почти не поднимается.

Рыбаки ловят сига и омуля в этих реках, но особенно в р. Коточик, которая по своим размерам невелика и в ней легче установить орудия лова ‑ фитили и заездки.

Р. Кика с наиболее крупным правым притоком Хаим ‑ ти­пичные горные быстротекущие реки. В самом нижнем тече­нии р. Кика течет медленно среди многовековых песчаных вы­носов. Под влиянием байкальского волноприбоя и неодинако­вого количества воды, выносимой р. Кикой, устье ее время от времени изменяет свое положение.

В верхней горной части рр. Кики и Хаима постоянно обитают хариус и ленок, кроме того, весной эти рыбы вместе с тайменем поднимаются из Байкала вверх по реке на нерест. Весной в нижнюю часть реки заходит на нерест частиковая рыба, осенью ‑ омуль и сиг. Омуль, по словам рыбаков, поднимается до устья р. Хаима, т. е. на 20 км от Байкала, а сиг несколько выше, где его вылавливают любители.

Население и занятие жителей. В этом рыбопро­мысловом районе расположены крупные населенные пункты с. Горячинск, пос. Турка, с. Гремячее, а на оз. Котокель ‑ д. Исток, Черемушки. Кроме них есть и более мелкие насе­ленные пункты. Организованным рыболовством занимаются ры­бозавод, рыбоколхозы и ОРС леспромхоза. Помимо них ловят ры­бу многочисленные рыбаки-любители ‑ рабочие и служащие леспромхозов и других организаций, да и сами колхозники и рабо­чие рыбозавода в дни и часы, свободные от работы, занимаются ловлей.

Основные рыбопромысловые водоемы ‑ оз. Байкал и оз. Котокель. Оз. Котокель, богатое рыбой, привлекает внимание многочисленных рыбаков и из долины р. Итанцы, из Байкало-Кударинского и Кабанского районов и г. Улан-Удэ, чему способствует тракт Улан-Удэ ‑ Баргузин. Сель­ское хозяйство развито слабо. Колхозы имеют небольшие по­севы, держат немного скота, у колхозников, рабочих и служа­щих есть коровы, свиньи, немного птицы. Приусадебные земель­ные участки заняты, главным образом, под картофелем. При таком положении рыба с давних пор здесь является основным продуктом питания.

Большое количество рыбы вылавливают для себя и для про­дажи жители деревень Истока, Черемухово, Бани, для которых оно является основным источником доходов. Здесь и вылавливается основная масса частиковой рыбы района.

Рыбаки-любители зимой рыбу бормашат, а летом ловят ее сетями и с лодок простыми удочками. В рр. Истоке и Коточике ставят фитили, которыми весной ловят частиковую рыбу и ха­риуса, а осенью омуля и сига.

В оз. Байкал и впадающих в него реках вылавливается преж­де всего омуль и хариус, которых ловят сетями, небольшими неводами-бреднями (в р. Кике) во время хода на нерест и бор­машат, особенно ранней весной, со льда. Хариуса ловят весной и осенью трехстенными колотовыми сетями.

Омулем питаются рыбаки на рыбалке, привозят его домой для семей, продают прямо на берегу Байкала приезжающим из Улан-Удэ и др. населенных пунктов.

Поздней осенью до ледостава налима, да и другую рыбу, колют острогой, а подо льдом ловят заездками, в которые ставят морды.

Продают рыбу на рынках близлежащих и удаленных пунк­тов (Горячинск, Турка, населенные пункты по р. Итанца и др. населенные пункты вплоть до г. Улан-Удэ и Иркутска), чему способствуют хорошие пути сообщения.

Из сказанного выше можно заметить, что вследствие слабого развития сельского хозяйства рыба выступает как один из главных продуктов питания населения подрайона.

 

 

 

 

 

 

 

Назад в раздел





СПРАВОЧНАЯ СЛУЖБА

Национальная библиотека Республики Бурятия

Научно-практический журнал Библиопанорама

Охрана озера Байкал 
Росгеолфонд. Сибирское отделение   
Туризм и отдых в Бурятии 
Официальный портал органов государственной власти Республики Бурятия 





Copyright 2006, Национальная библиотека Республики Бурятия
Информационный портал - Байкал-Lake