Eng | Рус | Буряад
 На главную 
 Новости 
 Каталог сайтов 
 Почта 
 О проекте 
 Фотогалерея 

Главная / Каталог книг / Растительный мир

Разделы сайта

Запомнить меня на этом компьютере
  Забыли свой пароль?
  Регистрация


О Байкале


СЛАВНОЕ МОРЕ. ИРКУТСКИЙ ЭКСПРЕСС


 



Новости региона


Байкал-Daily

Деловая Бурятия  
Портал Бурятии RB03  
Байкал 24  
Улан-Удэнский городской портал  
Мой Улан-Удэ  
Байкал Медиа Консалтинг

e-baikal.ru 

АТВ-Байкал

Бурятская ГТРК   
ТК "Ариг Ус"  
ТК "Тивиком"  
Бабр.ru -Сибирь  
БайкалИНФОРМ
Сайт Бурятского народа
Газета "Номер Один"
Газета "Информ Полис"
Газета "Новая Бурятия"
Газета "Аргументы и факты"

 



Погода

 


Законодательство


КонсультантПлюс

Гарант

Кодекс

Российская газета: Документы

Госстандарт России 



Не менее полезные ссылки 


НОЦ Байкал

Галазий Г. Байкал в вопросах и ответах

Байкал. Научно и популярно

Экология Байкала и региона

Природа Байкала

Природа России: национальный портал

Министерство природных ресурсов РФ

Министерство природных ресурсов Бурятии

Республиканское агентство лесного хозяйства

Федеральное агентство по недропользованию

Росводресурсы

Росприроднадзор






Рейтинг@Mail.ru

  

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Основные черты и закономерности растительного покрова...

Основные черты и закономерности растительного покрова // Бурятия: растительный мир. Вып.II. – Улан-Удэ, 1997. – С.15-28.

Бурятия занимает экотонное (буферное) положение на границе Центральной и Северной Азии. Располагаясь на юге Восточной Сибири, она граничит с севера и запада с Иркутской областью, на юге - с территорией Монголии, с востока примыкают горы север­ной части Читинской области, а на юго-западе смыкается с хреб­тами Восточно-Тувинского нагорья и Западного Саяна.

Растительность Бурятии представляет собой сложно организо­ванную систему, сформировавшуюся на протяжении длительного исторического развития. Так, далекие предки забайкальских пес­чаных, солонцеватых степей складывались в пустынных ландшаф­тах древней Ангариды с плиоцена (более 3-5 млн. лет назад), тогда как горные разнотравные степи, альпийские луга и тундры сфор­мировались всего лишь в пределах последних 100 тысяч лет, в ус­ловиях перигляциальных равнин и возвышенностей плейстоцена (Базаров, 1986). На этой сравнительно небольшой территории (351,3 тыс. кв.км.) Забайкальской Сибири представлены все основ­ные экосистемы северного полушария - сообщества степей, лесов, болот, лугов, высокогорных тундр и альпийских пустошей с уни­кальными флористическими комплексами. Уникальность биоты Бурятии исходит из парадоксальной специфики регионального по­ложения бассейна оз. Байкал на Евроазиатском материке.

Во-первых, здесь прослеживается трансконтинентальный дол­готный рубеж влияний Тихого и Атлантического океанов, основ­ных генераторов климата северной Евразии. Во-вторых, Забайка­лье относится к тем регионам Сибири, где основательно снивели­рована зональность природных систем, однако предельно сгущены и сконцентрированы рубежи многих провинций и секторов. Пос­ледние в значительной степени обусловлены сложной орографией территории. И, наконец, в-третьих, территория Бурятии относится к регионам распространения многолетней мерзлоты - этого фено­мена Североазиатского субконтинента.

В соответствии с природными особенностями территории уди­вительно разнообразен растительный мир Бурятии. Вот несколько примеров. Только в лесах Хамар-Дабана встречаются столь отда­ленные по происхождению виды растений, как европейский лютик многоцветковый (Ranunculus polyanthemos) и овсяница дальневос­точная (Festuca extremiorientalis), подтверждая указанный выше глобальный климатический рубеж; о многих древнейших историче­ских связях повествуют удивительные представители экосистем Байкальской Сибири. В горах Забайкалья отмечены виды памирских высокогорий (Artemisia rutifolia), в степях - виды маньчжурс­ких прерий (Lespedeza dahurica), центрально-азиатских пустынь (Tribulus terrestris), красочных североевропейских (Stipa pennata) и Алтае - Тянь-Шанских (Smelovskya calycina) холодных степей. Если названные выше виды растений указывают на былые связи Забай­калья с отдаленными территориями, то комплекс реликтовых и эн­демичных видов (их в Бурятии насчитывается более 50 - Amygdalus pedunculata, Caragana jubata, Atraphaxis pungens, Festuca barguzinensis, Thymus eravinensis и др.) подчеркивает самобытность Байкальского региона, имевшего в своей истории длительные эпо­хи обособленной эволюции.

Поразительное разнообразие растительности определяется и разнообразием ландшафтов. Горно-котловинный рельеф с озер­ными впадинами в низинах, обрамляющими их цепи хребтов и на­горий, долины малых и больших рек с причудливыми сочетаниями остаточных горных массивов и останцов, делает неповторимо жи­вописными ландшафты Забайкалья. Так, например, нигде в Евра­зии нет такого разнообразия лесостепных ландшафтов - березовых, ильмовых, сосновых, лиственничных, тополевых и даже дубовых, с дубом монгольским в Восточном Забайкалье.

Столь интересный в природном отношении регион Южной Сибири издавно привлекал многих исследователей-натуралистов. Известны труды выдающихся географов-энциклопедистов   17-18 веков Гмелина, Палласа, Турчанинова, Радде (Гмелин,1735; Пал-лас,1773; Турчанинов,1842-1856; Радде,1858), в которых даны цен­ные, но разрозненные сведения по характеристике растительного покрова. Более подробно растительность отдельных районов Бу­рятии    освещена  в    работах   исследователей   нашего века: Е.А.Овчинниковой  (1936),  В.Ф.Дягилева (1937), А.В.Куминовой (1938), А.А. Горшковой (1954,1956), С.В.Гудошникова (1952,1957), М.Г. Попова (1953,1957),  Л.И.Малышева  (1957,1963), М.А.Рещикова (1958, 1961), Л.П.Сергиевской (1951), Н.А.Еповой (1958,1960),   Л.Н.Тюлиной   (1948,1954),   А.П.Самойловой   (1961), Г.А.Пешковой (1972,1974) и др. К наиболее крупным, обобщаю­щим работам  по   растительности   региона   относятся   труды М.А.Рещикова (1961) по степям Забайкалья, Г.А.Пешковой (1985) по растительности Байкальской Сибири, карта растительности юга Восточной Сибири (под редакцией А.В.Белова, 1967), а также об­зорная статья по растительности Забайкалья (Дылис, Рещиков, Малышев, 1965).

Авторами сводки в разное время (1960-75 и 1993-96 гг.) были совершены экспедиционные поездки по территории Бурятии. Однако, многое из результатов исследований осталось неопубли­кованным (научные отчеты кафедры ботаники БГПИ, лаб. ИТМ ИЕН БФ СО АН СССР, г.Улан-Удэ и ЦСБС СО РАН, г.Новосибирск), кроме небольших публикаций авторов (Рещиков, Богданова, 1968; Бардонова, Намзалов,1971; Митупов, Бардонова,1995; Намзалов,1996; Намзалов, Холбоева,1996) и ряда пробле­мных сообщений (Намзалов, 1993,1995; Намзалов, Гришкина,1995). Общеи­звестно значение карт растительности для проведения геоботани­ческого и природного районирования как для уточнения границ между крупными территориальными подразделениями (провинциями, округами), так и для выявления наиболее общих ботанико-географических закономерностей растительного покрова (зональности, секторальности, поясности). На высокую информа­тивность карт растительности для установления общегеографичес­ких закономерностей неоднократно указывал В.Б.Сочава (1967,1979).

Понятие "степное Забайкалье" сразу же рассеивается как толь­ко стоит взглянуть на цветной спектрозональный космический снимок Забайкалья. Тут взору открываются ершистые цепи гор и причудливые изгибы долин многочисленных рек, покрытые тай­гой, лугами, болотами, высокогорными тундрами. Степь - самая небольшая по площади и самая интересная по составу и генезису из всех экосистем Забайкалья тянется небольшими островами в виде однотонных желтовато-коричневых пятен вдоль долин крупных рек, которые лишь в обширных котловинах широко "разливаются", напоминая бескрайние равнинные степи.

Из наиболее общих ботанико-географических закономернос­тей, выявляющихся на карте растительности Бурятии, следует вы­делить широтную дифференциацию растительности днищ обшир­ных межгорных депрессий. Как известно, в растительности круп­ных межгорных депрессий находят отражение особенности их зонального положения (Куминова,1983; Намзалов,1994). Анализ зо­нальности в котловинах по сути означает рассмотрение структуры базисного пояса в котловинах; в Бурятии таковым является степ­ной пояс, подтверждающий широтное положение региона Бай­кальской Сибири. Однако, эффект межгорного положения вносит заметные поправки в структуру растительности котловин. Так, на протяжении, от днища впадины к предгорьям, четко сменяются 3 особых типа природных сред, от более аридных на днищах к срав­нительно гумидным - в предгорьях. Кроме этого, выделяется про­межуточная полоса, между отмеченными выше типами, которая по сути и является моделью зонального типа экосистем. Это хорошо было показано Е.И.Рачковской (1994) в растительности котловин Гобийского Алтая.

В горах юга Восточной Сибири примерно на равном удалении друг от друга, с запада на восток располагаются крупные межгор­ные котловины: Тункинская, Гусиноозерская и Баргузинская. И по широте они занимают различные позиции - от самой высокоширо­тной (53 град.) - Баргузинской, до самой южной - Гусиноозерской (51 град.). Абсолютные высоты днища впадин колеблются от 350 до 700 м. Интересно отметить, что ксерофитизация растительного покрова возрастает не только к югу, но и к востоку. Так, для Тункинской котловины характерны луговые степи в сочетании с мел­колиственными и сосновыми травяными лесами, для Баргузинской - мелкодерновинные и крупнодерновинные (ковыльные) степи в комплексе с сухими сосняками, Гусиноозерской - преобладают мелкодерновинные степи (житняковые, тонконоговые) с участием опустыненных степей, пе­ремежающихся в предгорьях сосновыми борами.

Особенно поразителен сухостепной характер растительности Баргузинской котловины, несмотря на более северное ее положе­ние по широте в сравнении с Тункинской. Тут большое значение имеет ослабление влияния атмосферных фронтов как с запада, так и с востока. Влияние Атлантики и Пацифики в Северном Прибай­калье в какой-то мере уравновешивается, одновременно усилива­ются потоки в направлении с юга на северо-восток, обуславливая криоаридность климатического режима. Поэтому, именно в Баргу­зинской долине наблюдается самое глубокое проникновение горно-лесостепных экосистем Центрально-Азиатского типа вглубь Северной Азии. Примечательно, что здесь выпадает осад­ков два раза меньше, чем в Тункинской котловине - всего 200-250 мм в год.

В растительности этих котловин, пожалуй, более рельефно вы­являются секторальные изменения, чем широтные. Хотя последние вполне выражены в структуре растительного покрова Тункинской и Гусиноозерской котловин. Далее, более подробно рассмотрим проявление этих феноменов в растительности межгорных впадин. Так, опустыненные и сухие дерновинно-злаковые степи, в составе которых много центрально-азиатских (южно-сибирско-монгольских) видов, очень редко встречающихся в Тунке, стано­вятся обычными в Гусиноозерской котловине, где они приурочены к шлейфам склонов, бортам высоких террас в долинах. Крупноде-рновинные степи в основном свойственны Тунке и Баргузинской котловине, но в первой они преимущественно представлены тырсовыми (Stipa capillata), а во втором - крыловоковыльными (Stipa krylovii) степями. Луговые степи, хотя и встречаются во всех котло­винах, более характерны для Тункинской котловины и создают здесь ландшафты аналогичные равнинной лесостепи; в составе красочного разнотравья нередко встречаются виды европейских тепей - Potentilla chryzantha, Rosa majalis и др. Тогда как в более сухих южных котловинах луговые степи являются элементом гор­ной экспозиционной лесостепи.

Мелкодерновинные степи характерны во всех котловинах, од­нако, в соответствии с экологическими условиями доминируют ра­зные виды. Севернее роль мятликовых (Роа botryoides), тонконого-вых (Koeleria cristata) степей более значима, чем житняковых (Agropyron cristatum) и змеевковых (Cleistogenes squarrosa). После­дние широко распространены в Гусиноозерской котловине.

Особенности растительности каждой котловины выражаются в составе не только господствующих сообществ, но и относительно редких. Так, например, хамеродосовые (Chamaerhodos altaica) криоксеропетрофитные сообщества весьма обычные в Гусиноозерской котловине по щебнистым вершинам увалов, так же как и заросли курчавки колючей (Atraphaxis pungens) для более северных впадин не характерны. Солонцеватые ломкоколосниковые (Psathyrostachys juncea) сообщества очень редко встречаются в Тунке, однако они довольно обычны в Тамчинской впадине Гусиноозерской котлови­ны.

Не менее информативно сравнение флористического состава степных фитоценозов. Степи вышеуказанных котловин сходны, прежде всего, по составу преобладающих видов. Из доминирую­щих видов, общих для растительности всех трех районов, отметим: Роа botryoides, Koeleria cristata, Cleistogenes squarrosa, Stipa capillata, Festuca lenensis, Carex duriuscula, C. pediformis, Potentilla acaulis, Caragana pygmaea, Bupleurum scorzonerifolium, Schizonepeta multifida, Artemisia frigida и др. (Рещиков,1961; Пешкова, 1972).

Есть растения, известные в Тунке (Festuca pseudovina, Carex supina, Scabiosa ochroleuca, Rosa majalis, Achyrophorus maculatus и др.), но не проникающие в южную Бурятию. Некоторые виды иск­лючительно свойственны для Гусиноозерской котловины (Helictotrichon altaicum, Filifolium sibiricum, Arctogeron gramineum, Ulmus pumila, Rhamnus erythroxylon, Amygdalus peduncuiata, Festuca dahurica, Saussurea salicifolia и т.д.), большинство из них отмечено и в Монголии. Баргузинская котловина по видовому составу несколько обеднена, ввиду более северного положения. Однако и в ее флоре есть самобытные виды - Bromus korotkyi, Thymus eravinensis, Artemisia subviscosa и др.                                                                         

Отмеченные выше факты показывают, что в соответствии с постепенной ксерофитизацией степных фитоценозов в направлении от севера к югу идет изменение флористического состава за счет увеличения числа видов, общих с Монголией (Грубов, 1982).

Вторая ботанико-географическая закономерность, хорошо от­ражающаяся на карте растительности Бурятии, - это различие в типах высотной поясности, связанное с комплексом природных условий отдельных горных массивов.

В природных режимах Байкальской Сибири четко выделяются 3 региона, это - ультраконтинентальный умеренно-увлажненный холодный (хребты Северного Прибайкалья), континентальный гумидный (Саян, Хамар-Дабан) и резкоконтинентальный криоаридный (хребты южной, юго-западной Бурятии: Джидинское нагорье, хр. Малханский). Эти три региона, по сути, представляют собой разные типы природной среды, и в каждой из них складывается своя система поясности на хребтах. В горах более гумидной северо-западной части Бурятии (Саян) развивается тип поясности, где хорошо выражены лесостепной, лесной и высокогорный пояса. Последние дифференцируются на ряд полос 2-го порядка - подпоясов (лесной на подтаежный, таежно-темнохвойный, подгольцово-таежный; высокогорный на альпийский, субальпийский и нивальный).

Совершенно иная система складывается в горах южной Буря­тии (Малханский хр.). Базисный пояс - степной, далее развиваются пояс горной лесостепи, выше - лесной (псевдотаежный лиственнично-лесной). Высокогорья развиты фрагментарно - то в виде подгольцовых зарослей кедрового стланика, то березки низкой. Прав­да, западнее, на Мунко-Сардыкском массиве, прекрасно выражен высокогорный пояс с развитием подпояса высокогорных степей и криофитных кобрезиевников (Малышев, 1984). Это уже тип поясно­сти, характерный для субаридных гор Центральной Азии.

Особая система поясности формируется в горах северного Прибайкалья (Становое нагорье), где лесной пояс имеет сложную структуру: нижняя полоса из лиственничных (Larix gmelinii) лесов, выше сменяются на кедровые, лиственнично-кедровые таежные леса, в высокогорьях развиваются системы гольцовых и подгольцовых поясов.

Если рассмотреть подробнее структуру отдельных поясов рас­тительности региона, то выявляется ряд закономерностей. Высоко­горный пояс хорошо выражен в Прибайкальских хребтах (Саян, Баргузинский, Икатский, Становое нагорье) и начинается с высоты 1800-2000 м. В гумидном секторе, на хребтах Восточный Саян и Хамар-Дабан, хорошо выражена система поясности альпийского типа в условиях более теплых и влажных высокогорий. Субальпий­ские   луга   представлены   сообществами,   где   доминируют   Роа sibirica,    Carex    melanantha,    Geranium    albiflorum,    Pedicularis compacta, Veratrum lobelianum, Saussurea latifolia и др. Альпийские луга отличаются богатством разнотравья, среди которого - Trollius asiaticus,    Dracocephalum    grandiflorum,    Aquilegia    glandulosa, Gentiana  uniflora,   Pedicularis   amoenaAnemone  crinita,   Senecio chrysantha и др. На этих хребтах тундровая растительность занима­ет меньшие площади, чему способствуют резко расчлененные аль­пийские формы рельефа. Они представлены овсяницевыми (Festuca ovina), дриадовыми (Dryas oxyodonta) и лишайниковыми (виды ро­дов Cetraria, Alectoria) тундрами.

В отличие от растительности гумидных высокогорий в горах северного Прибайкалья большее развитие получают гольцовые ландшафты с преобладанием тундровых ценозов. Среди последних велика роль подгольцовых зарослей кустарников из Betula middendorfii, Pinus pumila, Rhododendron aureum и т.д., а также осоково-лишайниковых, дриадовых тундр.

На высокогорьях южной дуги Саян (Мунко-Сардык) и Джидинского нагорья формируются элементы аридных высокогорий - кобрезиевники (Kobresia myosuroides, К. sibirica) и криофитные степи. Последние на южном макросклоне хребтов развивают осо­бый подпояс - сухих остепненных кобрезиевников.

Горная лесная растительность на территории Бурятии разноо­бразна и формирует хорошо выраженный высотный пояс, начиная от 800-1000 м до 1800/1900/ м над ур. моря. На влажных, наветрен­ных покатостях хребтов Саян, Хамар-Дабана развивается пояс темнохвойных лесоз из кедра, ели, пихты, которые снизу контакти­руют с травяным подтаежным поясом из сосны, березы, иногда лиственницы.                           

В более континентальных районах северного Прибайкалья ог­ромные массивы слагают моховые кедровые, лиственничные (Larix gmelinii) леса. Последние чаще развиваются на мерзлотных почвах и содержат хорошо развитый напочвенный покров из синузий кус­тистых лишайников. Ниже господствуют травяные листвен­ничные, березовые леса с участием остепненных лугов. Особого внимания заслуживает лесостепной пояс (700-1200 м), который в классическом виде выражен лишь в предгорьях Хамар-Дабана в Усть-Селенгинской впадине (Кабанск) и в Тункинской котловине. Здесь участки травяных лесов ( лиственничных, сосновых, березо­вых) составляют единый комплекс с луговыми степями на полянах. В целом, для Забайкалья более характерен особый пояс горной эк­спозиционной лесостепи, причем лесной компонент слагают не только хвойные породы (сосна, лиственница) и мелколиственные деревья (тополь, береза), но и широколиственные (ильм низкий). Леса в этом ландшафте четко приурочены к склонам северных экс­позиций, которые без какой-либо особой переходной полосы сме­няются на горные степи на южных покатостях гряд. Подобная ко­мбинация экосистем в горах южной Бурятии прослеживается до высоты 1800 м.

Степи этой орографической лесостепи имеют криоксерофитный облик с участием ряда центрально-азиатских (монгольских) видов:  Chamaerhodos  trifida, Arctogeron  gramineumEritrichium rupestris, Krylovia eremophila. Сюда включаются самобытные ленс-котипчаковые, низкоразнотравные хамеродосовые, тонконоговые, леймусовые,    ковыльные    степи.    Иногда    в    ценозах    горно-лесостепного   ландшафта   отмечаются   эндемики,   это   Artemisia subviscosa (в Баргузинской котловине), Thymus eravinensis (в холо­дной лиственничной лесостепи Витимского  плоскогорья),  Vicia tsydenii (в песчаных степях Южной Бурятии). В целом, горная лесо­степь Забайкалья - это оригинальное природное образование, она еще ждет своих исследователей.

В заключение, рассмотрим некоторые важнейшие аспекты ботанико-географического районирования Бурятии, где находят чет­кое отражение связи растительного покрова региона с раститель­ностью сопредельных территорий. Территория юга Восточной Си­бири, большая часть которой приходится на Бурятию, составляет сложнейший фитогеографический узел на пересечении экосистем северной и центральной Азии. Были попытки обьединения в еди­ную провинцию территории Предбайкалья и Забайкалья, резко отделяя от нее Восточное Забайкалье (Сочава и др., 1963). Аргумен­том такого подхода служили проникновения Алтае-Саянских тае­жных формаций в глубь Селенгинского среднегорья - леса из Larix sibirica С другой стороны, есть схемы, объединяющие Западное и Восточное Забайкалье в единый регион и отчленяющие от них Предбайкалье (Рещиков,1972). Автор такого подхода основывается на анализе структуры горно-лесостепного ландшафта, который в общих чертах (флористически) близок как в Селенгинской, так и в собственно Даурии. Наиболее удачен подход к районированию Восточно-Сибирского сектора Евразиатской степной области в трактовке Е.М.Лавренко и др. (1991). По их мнению две провинции Центрально-азиатской подобласти (Орхоно-Нижнеселенгинская и Нерчинско-Ононская - горнолесостепные) глубоко внедряются на территорию Забайкалья. На наш взгляд, есть серьезные основания для разделения территории на 4 провинции.

1- Джугджурская, объединяющая экосистемы северо­восточной части Прибайкалья. Границы этой таежной северо­азиатской провинции простираются вплоть до южной оконечности Витимского плоскогорья, верхних отрезков Удинского межгорного понижения.

2.  Даурская (до Яблонового хребта), экосистемы которой тя­готеют к дауро-маньчжурскому флоро-ценотическому центру в зо­не активного влияния Пацифики.

3.  Предбайкальская (до Хамар-Дабана), растительность кото­рой несет типичные особенности Алтае-Саянского центра, нахо­дящегося   в   области   действия   влагонесущих   масс   западного (Атлантического) переноса.

4.   Забайкальская, охватывающая обширный коридор между Хамар-Дабаном и Яблоновым хребтами с включением впадин и нагорий юга Бурятии и Орхон-Селенгинского среднегорья в Мон­голии. Природные режимы этой буферной (переходной) провинции унаследованно развиваются с низов палеогена (Базаров,1982) и не­сут  оригинальные  экосистемы  гетерогенного   состава  -  Алтае-Саянско-Даурского  характера  (степные,  лесостепные, таежные). Аридный   и   ультраконтинентальный  перигляциальный  режим (влияние Байкальского ледоема), сохранившийся здесь до совре­менности, значительно продвинул к северу рубежи Центрально-азиатской подобласти степной области Евразии с включением час­ти территорий северного Прибайкалья (Баргузинская котловина) и Селенгинского среднегорья в Бурятии.

Анализ современного состояния экосистем региона свидетель­ствует о широко идущем процессе деградации растительного пок­рова под влиянием антропогенных факторов (чрезмерная вырубка лесов, пастбищная трансформация степей и лугов, неоправданное осущение болот и необоснованная мелиорация долин малых рек и т.д.). Этот процесс может принять необратимый характер, если не принять срочных мер по переориентации экономики Бурятии, нап­равить ее на сохранение целостности и биоразнообразия экосистем Байкальского региона.        

Назад в раздел


Официальный сайт Национальной библиотеки Республики Бурятия



кзд 17 copy.jpg




 









Copyright 2006, Национальная библиотека Республики Бурятия
Информационный портал - Байкал-Lake